Книга Леди, будьте паинькой. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 13

Не в силах больше выносить его бездействие, Эмма уронила руки и стиснула его ягодицы, такие же твердые, как и все его тело, столь отличавшееся от ее собственного, мягкого и податливого.

Их поцелуй явно вышел из-под контроля, становясь все неукротимее. Она упивалась им. Раньше Эмма не подозревала, что способна испытывать такие безумные ощущения. Но все равно хотела большего и поэтому протиснула ладонь между их бедрами, чтобы развязать пояс халата. Кенни, не отрываясь от Эммы, толкнул ее на кровать. Но вместо того чтобы пойти дальше, продолжал поцелуй. Эмма горела. Пылала. Вибрировала. Она мурлыкала. Стонала. Умоляла.

— Кенни… пожалуйста…

Он припал к чувствительному местечку чуть пониже уха и пощекотал губами. Эмму охватил озноб. Кажется, онасейчас просто растает и растечется по всему покрывалу, прежде чем он…

НИЖЕ!

Ну отчего он не поспешит? Очевидно, нуждается в том, чтобы его расшевелили.

Поэтому Эмма собралась с силами и потянулась к молнии его слаксов. Он немедленно перекатился на нее и накрыл губами пульсирующую жилку у нее на шее.

Ее груди! Почему он не ласкает ее груди?!

Она попыталась молить его, но поняла, что слишком для этого слаба.

Кенни отыскал невероятно нежное местечко у нее на ключице, и Эммаснова охнула. Он передвинулся ниже. Наконец-то!

Но облегчение длилось недолго. Его большой палец скользнул под обшлаг халата и пощекотал запястье. Запястье! Нет, это кого хочешь с ума сведет! И это человек с репутацией прославленного любовника! Похоже, он представления не имеет о более интимных частях женского тела.

Кожа на руке покрылась мурашками, и крохотные электрические разряды били в солнечное сплетение. Но вместо того чтобы воспользоваться ее очевидным возбуждением, Кенни продолжал медлить! Да и как ему преодолеть природную лень? И как повести его в нужном направлении?

Придется забыть о стыдливости и высказать все, что у нее на уме.

Глава 13

— Кенни…

Смятение чувств мешало Эмме говорить, но она постаралась сосредоточиться, поскольку считала откровенность партнеров жизненно важной, и он должен понять, что у нее свои потребности.

— Мой халат, — выдавила она. — Сними его. Стащи с…

Тут кончик его языка обнаружил еще одну жилку, трепещущую на шее, и она потеряла дар речи. Прошло целое столетие, прежде чем Эмма вновь сумела собраться с мыслями.

— Коснись моей… меня… — простонала она. — Разденься и коснись моих…

Кенни отстранился и нахмурился. Губы у него распухли так же сильно, как ее собственные, а посеребренные страстью глаза напоминали ей засахаренные фиалки.

— Что-то не так?

Эмма погладила его по щеке, отдышалась и улыбнулась, давая понять, что она не критикует, а просто дает столь необходимые указания:

— Не можем ли мы немного продвинуться дальше?

— Немного… продвинуться… дальше?

Каждое слово вылетало из его рта, подобно пистолетной пуле.

— Угу.

— Ты хочешь… поторопиться?

— Если не возражаешь.

— Спешишь куда-то или что?

— Или что.

— Только не говори, что у тебя составлен план.

— Конечно, нет! Какой там план? Просто я… я… считала, что ты будешь доволен, узнав… как… как сумел завести меня… поэтому и уверена, что мы можем перейти… э-э… к следующей части. Лучшей.

Кенни насмешливо поднял бровь.

— А чем эта часть тебя не устраивает?

Поняв, что невольно оскорбила Кенни, Эмма немедленно попыталась умаслить его.

— Еще бы не устраивала! Восхитительно! Честно говоря, Кенни, ты изумительно целуешься, но немного тянешь и…

Лицо Кенни быстро мрачнело, а лицо становилось зловещим.

— Мне никогда еще не было так хорошо, — пробормотала она еле слышно. — Правда. Но нужно идти дальше. Разве не так?

Кенни отодвинулся и лег на спину.

— Так я и думал, — буркнул он. — Этого следовало ожидать. Не знаю, почему я даже не удивлен.

К ужасу Эммы, он встал и ткнул пальцем прямо ей в лицо.

— А теперь выслушай меня, Эмма. И не ожидай, что я стану повторять. Раз и навсегда заруби себе на носу, что, пока мы оба не испустим дух от изнеможения, здесь главный я. Понятно?

— Но…

— И знаешь почему? Потому что в таких делах ты ничего не понимаешь.

— Я никогда и не утверждала, что понимаю, — вызывающе бросила она, задохнувшись от обиды.

— В таком случае почему считаешь возможным командовать? — с преувеличенным терпением осведомился он.

— Я просто думала…

— Слишком много думаешь! — процедил Кенни, опершись ладонью о кроватный столбик. — Ну так вот, мы собираемся попрактиковаться в небольшом сексуальном извращении, вполне в твоем духе. Только на этот раз все наоборот: я буду твоим господином, а ты — моей покорной рабой. На случай, если я выражался недостаточно внятно, поясняю: не смей отдавать приказы. Ни единого. Поняла? Можешь стонать, я ничего не имею против. Даже петь. Но никаких команд. И только когда все будет кончено, разрешу тебе говорить. Ты сможешь произнести два слова: «Большое спасибо».

Ей, наверное, стоило полезть на стенку от злости. Она в самом деле была вне себя, но смешливость и чувство юмора взяли верх. Он так великолепно самоуверен! И к тому же прав. Иногда она в самом деле перегибает палку.

Но Кенни еще не завершил свои наставления.

— Итак, тебе все понятно или следует поискать ту веревку, которую ты вчера купила в аптеке?

Только затем, чтобы его подразнить, Эмма небрежно махнула рукой в угол комнаты, куда сложила свои приобретения.

Кенни прищурился. Но Эмма чинно поджала губки.

— Я и сама подумывала как-то использовать вчерашние покупки, хотя увлажнитель мне наверняка не понадобится.

— Чертовски верно.

И как только она почувствовала некоторую гордость за собственную стойкость перед лицом столь неожиданной атаки, он снова пробил линию ее обороны, очевидно разгадав ее блеф и направившись в угол, где валялся пакет. Эмма взвилась, как ошпаренная:

— Кенни! Я пошутила насчет веревки!

— Ну да…

— Только не связывай меня! Я не вынесу этого!

— Позже. Когда приобретешь больше опыта.

Он обернулся, и она заметила у него в руке две упаковки презервативов. Судя по физиономии и вызывающей ухмылке, он явно подначивал ее запротестовать или хотя бы засыпать его вопросами. Но Эмма молчала. Не дождавшись этого, Кенни подошел к кровати и демонстративно швырнул презервативы на тумбочку.

Эмма задохнулась.

Глаза Кенни зловеще блеснули.

— Хочешь что-то сказать?

Эмма покачала головой. И хотя теоретически не терпела мужского превосходства ни в каком виде, в этом Случае ситуация оказалась странно возбуждающей.

— Прекрасно.

— Он сбросил туфли и обвел ее с головы до ног взглядом, который Эмма могла охарактеризовать только как обжигающий.

— Итак, на чем мы остановились? Ты так здорово меня расстроила.. совсем забыл, что делал.

Он сел на край кровати и принялся играть с подолом ее халата, очевидно, обдумывая дальнейшую стратегию. Его пальцы прошлись по ее щиколотке и медленно заскользили вверх, пока не замерли на колене.

Эмма затаила дыхание и поняла, насколько он прав.

Кенни неспешно обвел пальцем мягкую кожу под ее коленкой, перешел к другой, выписывая сначала восьмерку, а потом запятые.

О Бо…

Эмма позволила себе раздвинуть ноги, излучая безмолвное приглашение, ободряя, давая большее пространство для фантазии.

Кенни резко отстранился и вздохнул:

— Нет, все не так. Зная, как ты любишь порядок, я, пожалуй, начну все сначала.

Эмма отчаянно взвыла, не в силах сдержаться.

Уголки его губ удовлетворенно дернулись.

И потом он начал все сначала… Ленивые, сводящие с ума поцелуи, медленная ласка языка, легчайшие прикосновения ко всем местам, где колотился пульс. Его грудь вздымалась, а рубашка под ее ладонями повлажнела, но Кенни так и не разделся. Его жаркое дыхание шевелило ей волосы. Эмма чувствовала его напряжение, державшийся на волоске самоконтроль и невольно задавалась вопросом, когда Кенни сорвется. Надеялась…

43
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru