Книга Леди, будьте паинькой. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 6

При виде Эммы он вздрогнул и замер.

— Что, во имя всего святого, вы с собой сотворили?!

— Кто такой антихрист?

— Это вас не касается. И вообще, сейчас мы говорим не об этом, а о весьма прискорбной метаморфозе. Как получилось, что я оставил в вестибюле Мэри Поппинс, а нашел Мадонну?

Он брезгливо оглядел новый наряд Эммы, приобретенный в недорогом бутике торгового центра: облегающее черное платье без рукавов, короткое по самое некуда, с молнией на спине. Она была застегнута не до конца, спина оказалась оголена до такой степени, что в Лондоне наверняка пронюхают об этом.

— В самом деле? Вы действительно считаете, что я похожа на Мадонну?

— Совершенно ничего общего, — прорычал Кенни так тихо, что никто, кроме нее, не услышал. — Скорее уж на Мэри Поппинс с нимфоманиакальным уклоном. Еще утром в вашем костюме не было ничего вызывающего, и, я требую, чтобы вы немедленно переоделись.

— Господи, Кенни, вы говорите совсем как разгневанный папаша!

Физиономия Кенни стала поистине зловещей.

— И вы в восторге от этого, не так ли? Готовы бродить по городу в тряпочке, не оставляющей простора воображению?

— А мне идет, верно? Совсем неплохо.

Возможно, она в самом деле зашла слишком далеко! Если даже такой распутник, как Кенни Тревелер, считает, что она перегнула палку, наверное, следует действовать тоньше.

Эмма покорно подтянула язычок молнии до самого верха.

— Ну вот.

Кенни продолжал критически озирать ее.

— На вас тонна косметики.

— Я всегда крашусь.

— Но не до такой же степени!

— Наложено со вкусом, ничего чрезмерного, и не пытайтесь уверить меня в обратном.

— Дело не в этом.

— Тогда в чем же?

Он открыл было рот, но тут же беспомощно Качнул головой.

— Понятия не имею. Но точно знаю, что между случившимся прошлой ночью и вашей навязчивой идеей насчет татуировки, а теперь еще и этим… есть нечто общее… отчего мне не по себе. Одно дело — наслаждаться свободой на каникулах, и другое — сорваться с цепи. Может, все-таки честно объясните, что творится у вас в мозгах?

— Я в полном порядке.

Кенни поспешно потянул ее в сторону и, не повышая голоса, попросил:

— Послушайте, Эмма, будем откровенны: у вас нестерпимый зуд в определенном месте. Это вполне понятно, но нельзя же позволять чесать себя первому встречному? Расхаживать в таком виде — все равно что выставить себя на аукцион и повесить табличку «продается».

— Чепуха. Ведь вы будете со мной весь вечер, не так ли? Значит, я в полной безопасности.

Она решительно направилась к дверям.

— Я совершенно о другом, — процедил он. — Немедленно переоденьтесь, и я отвезу вас ужинать в шикарный мексиканский ресторан.

— Боитесь, что испортите репутацию, показавшись на людях с женщиной вполне определенного типа?

— Речь идет не обо мне, а о вас.

— По-моему, я достаточно ясно дала понять, что не меняю решений.

Она дружелюбно улыбнулась и зашагала к автостоянке, прикрепляя на ходу серебряные клипсы в виде маленьких тройных колец. Кенни поспешил догнать ее.

— Я отказываюсь отвечать за последствия. Когда в следующий раз позвоните Франческе, постарайтесь объяснить ей, что я сделал все возможное, пытаясь вбить вам в голову толику здравого смысла.

Она подождала, пока Кенни выведет машину из запрещенного для стоянки уголка.

— Кто такой антихрист?

— Человек, чье имя я не желаю произносить, — коротко бросил Кенни и постарался поскорее сменить тему: — Как прошел ваш визит в Историческое общество?

— Получила новые подтверждения того, что леди Сара была поразительным наблюдателем. Ее описание праздника на железной дороге вполне соответствует другим источникам, но она приводит куда больше подробностей.

Он стал оживленно расспрашивать Эмму о методике ее исследований, и она сама не заметила, как прощебетала всю дорогу до ресторана. И лишь когда машина остановилась, смущенно пробормотала:

— Извините. Иногда я слишком увлекаюсь.

— Не имею ничего против, — отозвался Кенни, подводя ее ко входу в ресторан. — Мне нравится история, и я люблю, когда люди увлечены своей работой. Слишком много несчастных недотеп всю жизнь занимаются тем, что в душе ненавидят. — Он вежливо придержал для нее дверь. — Готов побиться об заклад, что вы были хорошей учительницей, прежде чем эти торговцы живым товаром взялись за вас и превратили в Леди Директрису, живого монстра, внушающего страх и ужас несчастным детишкам.

— Я с удовольствием вхожу в класс, — улыбнулась Эмма, — но должность директрисы имеет свои преимущества.

— Ну да, груды мехов и бриллиантовые браслеты.

— «Святая Гертруда» — чудесное старинное местечко. Правда, она требует модернизации. Обожаю выпутываться из любых положений.

— Она?

— Это трудно объяснить. Видите ли, школа для меня — живой организм, что-то вроде милой старой бабушки. Это нечто особенное.

Кенни бросил на Эмму любопытный взгляд, но тут подошла хостесс[5], поздоровалась с Кенни и повела их к столику.

Глава 6

Ресторан размещался в довольно дряхлом старом доме со скрипучими полами и небольшими кабинетами, выкрашенными в цвета глины. Жадно принюхиваясь к аппетитным запахам пряностей и жареного мяса, они проследовали в одно из помещений в самой глубине дома. Некоторые посетители здоровались с Кенни, другие вставали, чтобы получше разглядеть знаменитость. Эмма, уже бывшая свидетелем сцены в торговом центре, лишний раз убедилась, что судьба свела ее с очень важной персоной, и ей отчего-то стало не по себе. Какое ужасное преступление он сотворил, если вынужден уступить шантажу Франчески?!

Хостесс остановилась в дальнем углу, у столика, покрытого темно-зеленой скатертью в оранжево-красную полоску. Грубо оштукатуренные коричневые стены были украшены мексиканскими рекламными плакатами начала века.

Появился официант с корзинкой чипсов и бутылочками острого соуса. Кенни немедленно отослал его за более острой версией и заказал себе «Дос экис»[6], а ей — самую большую «Маргариту»[7].

— Просто большой вполне достаточно.

— Самую большую, — повторил Кенни официанту. Тот кивнул и испарился, очевидно, спеша угодить знатному посетителю.

— Почему вы все время вмешиваетесь? Я не собираюсь много пить.

— Вы все время забываете об этих проклятых иглах. Через пару часов вам придется подвергнуться крайне неприятной процедуре, раз уж гнете свою линию, и если верить тому, что я слышал, это чертовски больно. Я серьезно рекомендую вам влить в себя как можно больше спиртного. Сойдет вместо наркоза.

Эмма определенно боялась пресловутых орудий пытки, поэтому решила последовать его совету. Она попробовала было изучать меню, но тут же отложила в сторону. Все равно он закажет за нее.

Эмма оказалась права. Вскоре появился официант с коктейлями, и Кенни принялся перечислять блюда так долго и подробно, что она окончательно потеряла нить беседы и положилась на судьбу. Когда официант отошел, она снова повторила вопрос, от которого настойчиво уклонялся Кенни:

— Ну скажете, наконец, кто такой антихрист?

— Вы опять за свое?

— Мужчина или женщина?

Кенни вздохнул:

— Мужчина.

— Вы давно его знаете?

— Вечность.

— Он каким-то образом связан с вашей личной или деловой жизнью?

— Можно сказать, и то и другое.

Эмма решила было расспросить Кенни о внешности неизвестного, но передумала.

— Так вы назовете его имя или нет?

Кенни поколебался, но все же пожал плечами:

— Муж вашей лучшей подруги.

— Далли?!

Кенни досадливо поморщился:

— Не смейте произносить это имя! Я не вынесу.

— Даже я знаю, что он знаменитый игрок в гольф…

вернуться

5

Женщина-метрдотель, встречающая и размещающая посетителей в ресторане или гостинице

вернуться

6

Острый томатный соус.

вернуться

7

Коктейли с текилой.

18
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru