Книга Когда правит страсть. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Алана была уверена, что Кристоф не остановился бы на пороге, если бы она не упрекнула его в г...

— Я вела спокойную безбедную жизнь, — заверила Алана. — Меня воспитывали как английскую леди. Дали прекрасное образование. У меня были слуги, друзья, любящий дядя, по крайней мере я его считала таковым. У меня было все, кроме матери. Так что из-за подмены со мной не случилось ничего ужасного. И я ни в чем вас не виню.

— Я сама себя виню, — жалобно пробормотала Хельга.

— В таком случае почему вы это сделали?

На этот раз вмешался Кристоф, и, возможно, поэтому Хельга ответила сразу:

— Мне стало страшно в почти опустевшем дворце. Король далеко, и никто не приходил навестить принцессу. О ней совершенно забыли. Всего три года прошло с окончания гражданской войны, когда на дворец напали и убили короля Эрнеста. Не я одна думала, что Брасланы могут попытаться силой захватить трон. Слухи об этом ходили еще до того, как женился король Фредерик.

— Вполне понятно, но дворец не остался без защиты, — заметил Кристоф.

— Вы правы, но почти все стражники были во дворе, а во дворце — почти никого. Два стражника, приставленных к детской, проверяли, всели в порядке, всего дважды за ночь. Им следовало стоять за дверями, но ничего подобного: они едва заглядывали в колыбельку, болтали и шутили друг с другом, стараясь уйти поскорее. Но я не сразу поменяла местами детей. Прошло много недель, прежде чем моя нервозность сменилась страхом. Принцессе тогда было почти три месяца.

— А слуги знали? — спросил Кристоф.

— Какие слуги? — фыркнула Хельга. — Единственная полуслепая старуха, которая приходила убрать и принести мне еду. Раз в месяц заходил врач удостовериться, что принцесса здорова и растет. Но он был человеком надменным и, похоже, оскорбился, когда ему поручили осматривать младенца. От него часто исходил запах вина. Я умоляла одного из самых важных придворных дать нам больше охраны. Но он рассмеялся и сказал, что во дворце нам не грозит опасность. Впрочем, все же разрешил нанять еще одну кормилицу мне в помощь. Но я уже сама взялась за дело и поменяла детей. Боялась подумать, что станется со мной, если что-то случится с принцессой.

— Но почему вы не сказали новой кормилице, что поменяли детей, с тем чтобы и она могла быть настороже? — допытывался Кристоф.

Хельга ответила не сразу.

— Сначала не знала, можно ли ей доверять. И честно говоря, радовалась, что могу проводить больше времени со своим ребенком.

Сердце Аланы растаяло.

— Конечно, я не хотела, чтобы вторая кормилица проделала то же самое. Больше всего я тревожилась за безопасность принцессы и все время приставала к придворному с требованием дать больше стражников. Хотя бы двоих. Согласившись, он мог бы предотвратить мою потерю. Этот... этот убийца никогда бы не прошел мимо стражников у двери и не унес мое дитя. Я даже не помню самого нападения, но после того, как я от удара лишилась чувств, он связал мне руки за спиной. — Она печально покачала головой. — Но король знал, кого винить, когда его вызвали во дворец. И он был вне себя.

— А мне кажется, что виноват он сам, потому что так давно не бывал во дворце, — тихо возразила Алана.

Кристоф недобро поглядел на нее. А Хельга встала на защиту Фредерика:

— Он тут ни при чем. Считал, что оставил наследницу в хороших руках. И его скорбь была так глубока, что он не сознавал, как течет время. Все же детскую нужно было лучше защищать и нанять больше нянек. Поэтому он так разгневался. Прогнал всех стражников и нянек, но было уже слишком поздно... для меня.

— И после этого вы приехали сюда?

Хельга кивнула:

— Меня отпустили со службы из-за моей потери. Наняли новую кормилицу, которая поехала с принцессой туда, где ее укрыли. Но я немного пожила у своих родителей. Они помогли мне справиться с болью. Я приехала сюда после смерти отца и смогла уговорить мать жить со мной. — После минутного молчания Хельга нерешительно коснулась кончиками пальцев руки Аланы. — Ты действительно моя дочь?

Алана улыбнулась, но не успела ничего сказать. Кто-то громко заколотил в дверь. Хельга вздрогнула и вскочила.

— Должно быть, это ко мне, — сказал Кристоф и вышел из комнаты.

Алана попыталась успокоить мать.

— Вчера он выслал вперед своих людей. Они просто хотят убедиться, что мы благополучно прибыли, несмотря на буран. А его люди настоящие ди... — Она немедленно осеклась, боясь, что оскорбит лубинийку, и постаралась поправиться: — Они очень властные.

Но это не успокоило Хельгу — на ее бледных щеках так и не появился румянец. Алана понимала, почему ее мать боится Поппи, но все же надеялась, что та не будет вздрагивать при каждом стуке в дверь. Может, устроить встречу между Хельгой и Поппи? Вряд ли она выйдет приятной, но он сумеет заверить Хельгу, что не желает ей зла.

Кристоф вошел в комнату с лицом мрачнее тучи, взял Алану за руку и повел к двери. Та стала вырываться:

— Не будь так груб! Куда ты меня тащишь?

— Мы должны вернуться в город. Сегодня на рассвете на дворец напали.

41 глава

Алана была уверена, что Кристоф не остановился бы на пороге, если бы она не упрекнула его в грубости. Но он обернулся к Хельге и сказал:

— Король невредим, атаку быстро отбили. Я нужен в городе. Но привезу вашу дочь погостить в другой раз.

Во дворе уже стояли сани, а пятеро людей Кристофа сидели в седлах, готовые скакать следом Кристоф отнес ее к саням, сел сам и, укутав ее ноги одеялом, приказал ехать.

— Так мятежники оказались храбрее, чем ты думал?

— Мятежники тут ни при чем. Внук короля Эрнеста Карстен — ты его помнишь? — жестоко избит.

— Это он напал на дворец?

— Нет, его люди, взбешенные тем, что на их хозяина покушались. Они заподозрили, что приказ исходил от короля, и пробрались прошлой ночью во двор. Их было немного, но имелись и сообщники, готовые перелезть через стену и присоединиться к ним. Поскольку еще не рассвело, они вообразили, будто все двадцать человек смогут пробраться через двор во дворец. Впрочем, их затея провалилась.

— Ты сердишься, потому что тебя там не было?

— Нет. Каждый раз я покидаю дворец, опасаясь, что враги могут напасть. Но в мое отсутствие количество стражи удваивается, и я совершенно уверен, что если кто-то окажется достаточно глуп, чтобы напасть, ничего не выйдет. Так произошло и на этот раз. Нет, я зол потому, что на этот раз всему виной твой опекун. Это он избил наследника Брасланов едва не до смерти.

— Наверняка ты этого не знаешь, — неловко промямлила она.

— Конечно, это он. Никто другой не осмелился бы.

— Но если он это сделал, значит, Карстен ни в чем не виноват. Посчитай Поппи его виновным, просто убил бы.

— Я же говорил: Карстен ничего не мог знать о похищении. Он был тогда совсем ребенок, и хотя стал взрослым, все же очень уверен в себе, прям и откровенен. Не в его правилах иметь дело с наемными убийцами и шпионами. Он скорее наймет людей в помощь мятежникам. — Кристоф невесело улыбнулся. — Или пойдет на штурм замка. Нет, среди старых Брасланов найдутся многие, кто с радостью приказал бы убить принцессу.

— Что же, — попыталась успокоить его Алана, — попытка провалилась. Может, теперь мятежники угомонятся?

— Или создадут настоящую армию, теперь, когда считают, что Фредерик сделал решающий ход.

Она не сказала, что, может, все к лучшему и король наконец предпримет решительные действия. До сих пор из-за его нерешительности страдали люди, и она в том числе.

Но вслух она спросила:

— Почему ты не позволил мне остаться в замке с матерью? Для того чтобы разобраться с последствиями нападения, я не нужна.

— Я не могу и не хочу оставлять тебя сейчас, когда твоя жизнь все еще в опасности. Да и сама ты не слишком хотела там жить.

Алана потупилась, благодарная за то, что он не видит ее лица, полузакрытого одеялом.

Как он догадался? Она сама не до конца поняла, насколько ей не по себе в присутствии матери. Но наверное, погости она дольше, все встало бы на свои места. Теперь же она окончательно сбита с толку.

49
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru