Книга Когда правит страсть. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Кристоф с самым деловитым видом вышел, чтобы разделаться с неприятным делом. Но Алана предпоч...

— А я хотел пойти по кровавому следу, — буркнул Кристоф. — Мне следовало бы самому за ними погнаться!

Алана поняла, что снег скоро скроет всякие следы, и оглянулась, ожидая увидеть за санями всю ту же белую пелену, но на мгновение узрела солнце, все еще сиявшее в долине, прежде чем исчезнуть из виду.

— Поезжай вперед, — храбро предложила она, когда он встряхнул одеяло, чтобы накрыть их обоих. — Со мной ничего не случится.

Он чуть прищурился:

— Я дал обещание. И никуда от тебя не уеду.

Музыка для ее ушей... не то чтобы ей так нравилось его общество! И она действительно не хотела остаться одна в метель!

Алана отряхнула снег с плеч, прежде чем натянуть одеяло до самой шеи. К сожалению, лицо скоро стало мокрым от таявшего снега.

— Нос замерзает, — пожаловалась она, снова пожалев, что они не взяли закрытый экипаж.

Кристоф немедленно привлек ее к себе, так, что ее голова легла на его грудь, и поднял повыше одеяло. Алана не возражала. Его пальто еще было холодным у нее под щекой. Но она не сомневалась, что через несколько минут оно согреется.

— Я надеялся, что мы доберемся до замка, прежде чем попадем в очередной горный буран, — пробормотал он. — Это нехорошо. Дорога и без того предательски скользкая, тем более что никакой видимости...

— И никакого ограждения, которое могло бы помешать саням соскользнуть в пропасть, — добавила она.

— Ограждение есть, но повыше. Только оно недостаточно крепкое, так что сильная лошадь может в два счета его проломить, особенно если кучер не видит дороги. Здесь обрывов нет, а вот дальше...

— Значит, возвращаемся?

— Нет.

— Но ты только что сказал...

— Здесь поблизости мой дом. Мы только что свернули на дорогу, которая к нему ведет. Если снегопад через час не кончится, мы можем провести ночь с моей семьей.

Семьей?!

— И что ты им про меня скажешь?

— Скажу, что ты моя любовница, разумеется.

— Черта с два! — взвилась она.

— Прекрасно, я не стану об этом упоминать.

Она попыталась вылезти из-под одеяла, посмотреть, серьезен ли он. Но он слишком крепко прижимал ее к груди. Намеренно, конечно. Но прежде чем она решила, стоит ли начать вырываться, сани остановились у фамильного дома Бекеров.

35 глава

Отбросив одеяло, Алана увидела, что дом огромен. Центральная часть высилась в несколько этажей, и к ней были пристроены крылья. По пути в столицу она видела только три подобных особняка.

Один из них, выстроенный на высоком холме, привлек внимание Поппи. Тогда он объяснил, что было время, когда аристократы хвастались друг перед другом своим богатством и строили дома, большая часть комнат в которых оставалась пустой. Все это могло продолжаться бесконечно, если бы король не положил конец такому расточительству. Многие говорят, что он просто завидовал, поскольку некоторые особняки были больше и роскошнее его дворца.

Алана знала, что в Англии герцогские поместья зачастую так же величественны, но большинство домов в английской провинции выглядят куда скромнее.

— Люди не возражают против такой демонстрации богатства? — спросила она как-то Поппи.

— Как ни странно, нет. Они гордятся размерами дома своего господина. По крайней мере моя семья гордилась. Впрочем, подобная борьба за превосходство может войти в привычку, — рассмеялся тот.

Кристоф вышел из саней и протянул ей руку. Алана думала, что он поможет ей спуститься, но он притянул ее к себе, подхватил, прижал к груди и понес. Благодаря такой галантности ее сапожки не увязнут в снегу и она не поскользнется на заметенных сугробами ступеньках.

Кристоф потопал ногами, стряхивая снег, прежде чем открыть дверь и войти. Но и тогда не поставил Алану на пол. Когда она взглянула на него и хотела спросить, в чем дело, он запечатал ее рот своим. Алана растерялась, потому что, несмотря на то что они сидели в санях под одним одеялом, он и не думал ее целовать. А она еще считала его джентльменом, вынесшим ее из снега.

По какой-то причине ее сопротивление можно было назвать ничтожным. Ей даже не следовало пытаться отстраниться от него: Кристоф лишь сильнее сжал руки и вложил в поцелуй столько страсти, что она невольно отдалась ласкам. Должно быть, сама не понимала, как подействовала на нее их близость в санях. Иначе как это могло случиться снова и почему она капитулировала?

— Если бы не снег, мы подпалили бы сани, — жарко выдохнул он ей в губы. — Когда мы поедем дальше, ты, наверное, смиришься с тем, что нос замерзнет, иначе я оправдаю твое мнение о себе и стану вести себя как настоящий варвар!

Овладеть ей в открытых санях за спиной кучера? Неужели она действительно так его искушает? Если бы поцелуй не согрел ее, подобные слова наверняка воспламенили бы, ведь она совсем не думала, что он шутит!

— Ты наконец решил познакомить нас с женщиной? — спросил низкий мужской голос. — Когда свадьба?

Кристоф, ухмыльнувшись, нагнулся и осторожно поставил Алану на ноги.

— Не смущай даму, — велел он старику, с интересом наблюдавшему за всей сценой. — Я ее провожаю до места. У нас случилась небольшая неприятность на дороге. Если снег в ближайшее время не прекратится, мы проведем ночь здесь.

Почему он так охотно все выкладывает? Смущен, что их застали за поцелуем, пусть даже слуга? Только это не слуга.

Алана присмотрелась к старику. Серебристые, еще не начавшие редеть волосы, часть которых заплетена в косу. Остальные лежат на плечах, предавая ему несколько неряшливый вид. Глаза светло-голубые, лицо изборождено морщинами. Но он был высок и крепок, и плечи почти не сгорблены. И одет странно. Темно-синяя рубашка с длинными рукавами, белый меховой жилет, доходивший до колен, и короткие панталоны. На ногах нет туфель. Только чулки.

— Ты целуешь всех дам, которых сопровождаешь? — осведомился старик.

— Только хорошеньких, — рассмеялся Кристоф. — Леди Алана, это мой дед, Хендрик Бекер.

Господи, неужели ее щеки могут стать еще жарче?

Оказалось, что да, минуту спустя, когда в дверях гостиной появилась женщина средних лет. При виде ее Хендрик немедленно проворковал:

— Элла! Смотри, кто здесь! И я застал его, когда он целовал эту молодую женщину! Тебе следует приказать, чтобы он на ней женился. Тебя он послушает! Если они как можно скорее подарят тебе внука, нашему Уэсли будет с кем играть.

— Тише, Хендрик, — велела Элла, — ты конфузишь девушку. И Уэсли есть с кем играть. С тобой. Его приходится силой вырывать из твоих объятий. Кристоф, поди сюда.

Она протянула ему руки. Тот расплылся в улыбке и обнял ее.

— Представься, матушка, пусть госпожа Алана чувствует себя как дома. Я скоро вернусь.

— Но ты только что вошел! — запротестовала Элла.

Алана лишилась дара речи. Он оставит ее наедине с родными?

Она уже хотела запротестовать, когда Кристоф добавил:

— Недалеко отсюда я оставил трупы нескольких человек. Нужно убедиться, что они мертвы, или, если еще дышат, привезти их сюда для допроса. Алана, я оставляю тебя в хороших руках!

36 глава

Кристоф с самым деловитым видом вышел, чтобы разделаться с неприятным делом. Но Алана предпочла бы пойти с ним. Она ничего не имеет против незнакомых людей, но это его родственники. Неужели такие же варвары, как он сам? Нет, не его мать, разумеется. А остальные. Он рос в этом доме, так где еще мог набраться подобных манер?

Но Элла Бекер единственной теплой улыбкой мгновенно заставила ее освоиться. С виду она ничем не отличалась от англичанок ее возраста, которых Алана встречала в Лондоне. Светло-каштановые волосы уложены в аккуратную прическу, сиреневое дневное платье сшито по последней английской моде. Ростом не выше Аланы мать Кристофа была наделена темно-синими, как у сына, глазами. Но в остальном Алана не заметила никакого сходства.

42
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru