Пользовательский поиск

Книга Когда правит страсть. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Пальто повара превратило поездку на праздник в чувственную пытку. Мягкий мех, которым оно был...

Кол-во голосов: 0

Но ее все равно нашли. Боже, мне следовало вырезать весь их род, всех Брасланов в Европе!

— Ты это говоришь, только когда скорбь твоя особенно глубока! В этой огромной семье есть немало хороших матерей и отцов, невинных детей и слабых стариков. Да, некоторые из них могут быть достаточно жестоки и бессовестны и желают нам зла. Вполне возможно, что это Карстен, находящийся под влиянием нетерпеливых и злонамеренных молодых людей. Но мы ничего не знаем наверняка, хотя настало время все прояснить. Позволь Кристофу применить более жесткие меры. Пожалуйста, Фредерик, с этим кошмаром надо покончить!

22 глава

Алана нехотя открыла глаза и тут же зажмурилась, ослепленная ярким, лившимся в камеру светом. Она еще не хочет просыпаться. И откуда, черт возьми, взялось это сияние.

Она открыла глаза пошире, но тут же загородилась ладонью. Это не сон! Свет проникал в камеру из окон в тюремной стене, потому что занавеска над дверью была отодвинута.

— Доброе утро, леди Фармер!

Алана повернула голову и ахнула, увидев стоявшего рядом с кроватью Бориса. Тот широко улыбался. Поспешно подтянув одеяло до самой шеи, она хмуро осведомилась:

— Что вы здесь делаете?

— Принес вам чудесный завтрак.

Он поставил блюдо у изножья кровати.

— Я принес бы и столик, знай только, что ваш сломан.

Она покраснела. Перевернутый столик без одной ножки лежал на полу. А она ничего не собиралась объяснять. И не отдаст свою дубинку!

— Но я не выспалась! Который час?

— Еще очень рано. Капитан попросил меня найти для вас одежду. — Он ткнул носком сапога в стоявший на полу мешок и поднял столик.

— Насколько я поняла, моя одежда еще не выстирана.

— Пока нет. И капитан скоро придет, так что вам лучше побыстрее одеться. И не забудьте поесть, — крикнул он на ходу, унося столик.

Алана заметила, что Борис оставил дверь открытой. Забыл запереть? Или Кристоф наконец понял, что она никуда не пойдет, пока не увидится с отцом?

Сообщение Бориса о скором появлении капитана встревожило ее настолько, что она вскочила и опрокинула на постель мешок с одеждой. Мало того что все было сшито из домотканой материи, так еще и покрой более чем рискованный! Кто в этом веке носит подобные блузы с таким вырезом, что соски едва прикрыты?! И нечего накинуть на плечи, кроме длинного прямоугольного шарфа, который, по всей видимости, был чем-то вроде кушака? Но пришлось надеть его на шею.

Она не доела и половины завтрака, когда в дверях появился Кристоф. Алана немедленно встала. На нем было длинное пальто, а не шинель. Из-под пальто виднелись шерстяная рубашка и шаровары, вправленные в сапоги до колен, с широкими меховыми отворотами. Почему он так странно одет сегодня?

— Красочный наряд, — заметил он, оглядев ее.

Она увидела, что он едва пытается сдержать улыбку, но пришлось мысленно согласиться. Наряд действительно красочный: ярко-желтая юбка, белая блуза и темно-красный шарф.

— Не пойдет! — объявил он.

Слава Богу!

Но радость ее длилась недолго. Подступив ближе, он стащил с шеи кушак, несколько раз обмотал талию и завязал узлом.

— Ты должна выглядеть как уроженка Лубинии. Не как пародия. И так куда лучше. Но тебе нужно пальто. Позаимствуем у Франца, он такой же коротышка, как ты. Пойдем.

Но Алана не сдвинулась с места.

— Куда вы меня ведете?

— Я должен побывать на празднике высоко в горах. Это официальное поручение. И совсем некстати, поскольку я должен следить еще и за тобой. Поэтому придется взять тебя с собой.

— Я должна идти в этой одежде?

— Разумеется. Я представлю тебя как горничную, но любой мужчина при взгляде на тебя поймет, что я не позволю ускользнуть такому лакомому кусочку и что моя постель...

— Только попробуйте представить меня как свою любовницу! — прошипела она.

— Это всего на один день, Алана. Нам нельзя выделяться и выглядеть аристократами, ввергающими в конфуз простолюдинов. Пусть думают, что мы пришли повеселиться, как все остальные.

Ей вдруг так захотелось поразвлечься, но только не с этим человеком! Тем не менее она перестала жаловаться и последовала за Кристофом. По крайней мере ей дадут пальто, которое прикроет ее возмутительное облачение!

Теперь Алана поняла, почему на Кристофе грубая рабочая одежда.

— Итак, сегодня вы предстали в обличье настоящего варвара, не так ли? — не удержалась она.

— Если ты так считаешь... — многозначительно хмыкнул он и тут же отвесил ей такой шлепок, что Алана ахнула. О Боже, хорошо если это всего лишь наказание за язвительность, а не пример того, как он собирается вести себя сегодня!

Ночью выпало много снега. Ступив во двор, она снова зажмурилась, ослепленная переливами солнца на белых сугробах. Стражник подвел Кристофу коня. Он поднял Алану в седло и сам уселся позади. Алана все еще защищала глаза от яркого блеска и поэтому не заметила мальчика, стоявшего рядом с продавцом мясных пирогов и не сводившего с нее глаз. Не видела, как он поспешно выбежал со двора, как только конь Кристофа вылетел из ворот.

23 глава

Пальто повара превратило поездку на праздник в чувственную пытку. Мягкий мех, которым оно было подбито, самым странным образом действовал на обнаженную кожу. При каждом даже слабом толчке он терся о ее грудь. Соски постепенно каменели, а рука Кристофера, обнимавшая ее за талию, сжималась все туже. Он словно знал, что с ней делается, и хотел еще усилить ощущения. Но откуда ему знать? Он просто боится, что она упадет с лошади. Поэтому и прижимает ее к груди.

К тому времени как они прибыли на место, Алана задыхалась от охватившего ее жара. Им пришлось обогнуть гору, чтобы попасть на высокогорный луг. Дорога была расчищена от снега, поскольку здесь уже успели проехать множество повозок, экипажей и коней, но по обеим сторонам высились сугробы.

Праздник устраивался на лугу, рядом с маленькой деревушкой. Гигантская палатка в центре ярмарочной площади была битком набита народом: торговцами, продававшими еду и напитки, покупателями всех возрастов, сидевшими за длинными столами. Все дружно пили, ели, смеялись и даже пели. Проказливые ребятишки собрались перед импровизированной сценой, где давали кукольное представление. В палатке было так жарко, что Алана начала опасаться: а вдруг придется сбросить пальто? Но Кристоф купил им по кружке пива и повел Алану прогуляться по площадке.

Куда ни падал взгляд, всюду проводились игры и соревнования. Здесь были установлены мишени для лучников и стрельб из пистолетов и винтовок, делались ставки на метателей подков и тому подобных предметов, на небольших помостах состязались борцы. Устраивались турниры и на ловкость: соревнующиеся должны были преодолевать препятствия с кружками пива на головах, а также бег по снегу, и при этом каждый бегун нес на спине человека! Последнее особенно веселило зрителей. Большинство игр вообще предназначалось, чтобы доставлять удовольствие не столько участникам, сколько зрителям.

Кристоф не отнимал руки от талии Аланы. Помня о роли, которую неохотно согласилась сыграть, она не пыталась отстраниться от него, несмотря на странное напряжение, испытываемое от его близости. Пьянили ее и чувственные ощущения от поездки, которые не выветрились до сих пор. И не выветрятся, пока она не избавится от меха, до сих пор щекотавшего кожу. Но снять пальто невозможно, потому что все немедленно уставятся в огромный вырез блузы! Но все же она слишком остро сознавала присутствие и близость этого человека.

Она отпила пива в надежде успокоить расстроенные нервы. Кристоф, склонив к ней голову, прошептал:

— Тебе совершенно необязательно это пить. Всего лишь очередная уловка, чтобы не слишком выделяться из толпы.

— Здесь в обычае пить с утра?

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru