Книга Дорогая Жасмин. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Эпилог

— Мадам, столь проницательная женщина, как вы, уже и сама должна обо всем догадаться. Я собираюсь прикончить вас обеих, а потом прирежу отродье Лесли. Жаль только, что не смогу придушить бастарда Стюартов и разбить сердце старого дурака, как он разбил мое. Видите ли, мадам, я оставил надежды когда-либо заполучить вас, но вы одна виновата в том, что я потерял все. Если бы вы не завлекали меня лишь для того, чтобы потом оттолкнуть, я по сей день оставался бы маркизом Хартсфилдом и жил бы припеваючи с богатой женой, а король по-прежнему бы души во мне не чаял. Ты, только ты причина всех моих несчастий, и обещаю, заплатишь за свою измену.

— Нет! — закричала Жасмин. — Вы сами повинны в своих бедах, сэр! Я не скрывала, что влюблена в Джеймса Лесли и обручилась с ним, но вы ничего не желали слушать и твердили, что я стану вашей! Последовали за мной в Шотландию, даже после того как я уже вышла замуж и родила ребенка, и имели наглость похитить меня. Всему виной ваше упрямство и высокомерие. Убирайся, пока еще есть время, иначе я позову слуг, и тебя схватят и отведут к шерифу. За твою голову назначена награда, и многие не прочь ее получить!

Пирс шагнул ближе и остановился прямо перед женщинами.

— На этот раз ничто не помешает мне добиться цели, мадам! Знайте это и страшитесь! Мой предатель-брат на днях овдовел. Не будь он в Лондоне во время моего визита в Хартсфилд-Холл, я бы расправился и с ним. Зато женушка оказалась весьма аппетитной! Сначала я стегал ее кнутом, пока не содрал кожу со спины, хоть она и молила о пощаде. Потом заставил ее, как и тебя, показать, на что она способна, но дурочка совершенно не понимала, зачем ей даны язык и рот. Не то что ты, прелесть моя. Но все-таки я вытерпел до конца, а потом взял ее! Как же она кричала, особенно когда я взломал ее врата Содома: видно, братец берег супругу и никогда не хаживал той дорогой. Я сполна насладился зрелыми прелестями невестки, перерезал ей глотку и оставил умирать в луже крови. Но прежде чем покинуть дом, я удушил ее новорожденного сына. Не позволю отпрыскам этого ублюдка пятнать благородное имя Сен-Дени!

— А где были слуги, пока вы творили все это, сэр? — спросила Скай, не веря собственным ушам.

— На деревенской ярмарке, — пояснил Пирс. — Она отпустила всех, глупое, мягкосердечное создание! Но я трачу слишком много времени. Нужно довершить то, зачем пришел, а потом исчезнуть навсегда. Те драгоценности, что на вас, мадам Скай, позволят мне еще много лет прожить в довольстве и покое.

Сен-Дени улыбнулся и протянул руку, пытаясь сорвать тяжелое золотое ожерелье с сапфировым кулоном с шеи Скай.

У Жасмин закружилась голова, к горлу подкатила тошнота. Неужели Сен-Дени не лжет и действительно способен на подобное? Но тут снова вмешалась Скай.

— Когда-то я уже говорила, сэр, что вы еще слишком зелены, чтобы состязаться со мной! Вам мои игры не по зубам, — спокойно произнесла она, и в этот момент Жасмин заметила молниеносное движение тонкой руки. Узкий клинок, появившийся словно из воздуха, пронзил сердце Сен-Дени. Скай улыбнулась прямо в его широко раскрытые глаза и резко повернула оружие, желая причинить как можно больше мук и увериться в том, что нанесенная рана смертельна. — Я больше не позволю тебе калечить жизнь моей дорогой девочки! — воскликнула она, отступая. Сен-Дени согнулся пополам, как тряпичная кукла, и рухнул на пол. На красивом лице, носившем следы всех пороков, появилось бесконечное изумление. Из уголка рта потекла струйка крови. Сен-Дени со всхлипом втянул в себя воздух в последний раз и застыл. Для него все было кончено.

— Б-бабушка! — охнула Жасмин, вздрогнув. По спине побежали мурашки.

В эту минуту в зал ворвался Рыжий Хью.

— Иисусе! — загремел он. — Почему, миледи, меня никогда с собаками не разыщешь, как только этот мерзавец снова начинает вам досаждать? Кто?..

Не договорив, он опустился на колени рядом с трупом.

— Он мертв, — заверила Скай. — И пробрался сюда, потому что входные двери были открыты, а в передней не осталось слуг. На будущее прикажите, чтобы там всегда кто-нибудь стоял на карауле. — Она без сил опустилась в кресло. — Принесите мне вина, Хью. Я собственными руками уничтожила отродье самого дьявола.

— Лучше виски, мадам, — возразил Хью, наливая в чашу янтарной жидкости. — Вот! Пейте залпом, и я дам вам еще немного.

Скай молча последовала совету. Руки ее слегка тряслись: она совсем ослабела от потрясения. Хью поднес ей виски.

— Немного согреться не помешает. Вы слишком бледны, мадам, но я впервые вижу такую чистую работу. Чтобы женщина одним ударом попала прямо в сердце! Не знал, что вы носите кинжал.

— Старая привычка, — заметила Скай. — Я с самого детства не расстаюсь с клинком. — Она бесстрастно оглядела тело Сен-Дени. — Избавьтесь от него. Рыжий Хью. Отнесите к деревенскому священнику, пусть похоронит мертвеца в неосвященной земле. Он был самим воплощением зла, и может, Господь простит его, а от людей пусть милости не ждет.

Скай с трудом встала.

— Дорогая девочка, помоги мне подняться наверх. С меня довольно волнений. Настанет ли день, когда я обрету покой? Нет. Я знаю ответ и даже слышу, как твой дед смеется над моей глупостью. Для Скай О'Малли не будет отдохновения, пока она не ляжет в могилу.

— Уверена, что хотя бы тогда ты обретешь вожделенный покой? — поддразнила Жасмин, уводя бабушку наверх.

— Кто знает, дорогая герцогиня, — вздохнула Скай, и женщины дружно рассмеялись.

Эпилог

Королевский Молверн

Канун Иванова дня, 1623 год

Старая женщина умирала. Ей, конечно, ничего не говорили, но по какой еще причине все дети собрались в Королевском Молверне вместе с женами, мужьями, детьми и внуками? Даже старший сын, шестидесятисемилетний Юан, проделал долгий путь из Ирландии, чтобы попрощаться с матерью. Кровь Христова! Кажется, только вчера она родила Юана в продуваемой насквозь башне, которую О'Флаерти называли домом! Ее сестра, Эйбхлинн, к счастью, помогала при родах, а десять месяцев спустя появился на свет Мурроу.

Столько лет миновало. Столько восхитительных приключений! Она пережила всех. Мужей. Любовников. Бесс Тюдор. Каким верным другом была королева! И каким неумолимым врагом! Но Скай ни о чем не жалела. Она взяла от жизни все что можно, вырастила детей, основала торговую компанию, обогатившую всю семью. И еще она любила. Ее первая, наивная любовь, Нейл Бурк, отец Дейдры и Патрика. И последняя. Адам де Мариско. Да, она преданно любила всех, и они готовы были отдать за нее жизнь.

Занавеси кровати были отдернуты по требованию умирающей, желавшей смотреть в открытые окна. Виллоу, конечно, настаивала, чтобы балдахин был спущен, а окна — закрыты, но Скай не позволила, и Робин, ее дорогой Робин, решительно выступил против старшей сестры, что придало остальным мужества встать на его сторону. С годами кожа Виллоу совсем пожелтела…

"Я не сказала ей правды об отце, — думала Скай, — но, наверное, не стоило наносить девочке такой удар. Пусть считает, что ее родителем был испанский торговец, а не вероотступник, принявший имя Халид эль-Бея, Великого Повелителя Шлюх Алжира». Бедняжка Виллоу, она всю жизнь так усердно старалась соблюдать приличия, и Скай не хочется обременять свою совесть подобной исповедью перед встречей с Создателем. В конце концов, в неведении нет греха, и Скай хранила тайну шестьдесят три года. Даже милая Дейзи ни о чем не узнала.

Дейзи Келли, верная служанка и преданная подруга, скоропостижно скончалась больше года назад, и с тех пор ничто уже не радовало Скай. Она жила словно по привычке, послушно ложилась в постель вечером и вставала утром. Правда, юная Нора стала большим утешением ее старости, но что она знала о хозяйке? Какие приключения делила? Нет. Все кончено. Все. Ее время давно прошло.

Взгляд Скай устремился к окну. Садилось солнце. Небо медленно расцвечивалось причудливыми полосами золотистых, сиреневых, розовых, алых и оранжевых цветов. Скоро на лугах и в лесах вспыхнут праздничные костры. Иванов день! Как она любила сидеть у огня! Чудесная волшебная ночь!

81
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru