Книга Дорогая Жасмин. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 16

— Но что, если наемники, не найдя нас, станут жечь и убивать? — встревожилась Жасмин.

— Сомнительно, дорогая Жасмин, — покачал головой граф Гленкирк. — Он получил право арестовать нас, но и только. Если же он попробует опустошить наши земли или позволит своим людям их разграбить, его ждут большие неприятности. Кроме того, маркиз не собирается мародерствовать. Ему нужны мы. Но он получит весьма огорчительные сюрпризы: украденные лошади; глотки, перерезанные под покровом ночи; ни крошки еды. Маркиз и его шайка окажутся в отчаянном положении.

— Я отправлюсь на юг с Велвет и ее семьей, когда они соберутся совершить ежегодное паломничество, — добавила Скай. — Юные Линдли проведут лето в доме отца, и всем это покажется вполне естественным.

— Передай моему брату Чарли, что я прошу его поехать вместе с детьми в Гэдби. Он сумеет их защитить, — сказала Жасмин, и Скай окинула ее негодующим взглядом.

— Неужели?

— Бабушка, прости меня, — воскликнула Жасмин. — Я должна была знать, что ты не сможешь отстоять ребятишек.

— Я играла в эти игры задолго до твоего рождения, дорогая девочка. И прошу тебя запомнить только одно: ни при каких обстоятельствах не поддавайся страху. Сен-Дени пустился на опасную авантюру, пытаясь получить власть и богатство. Маркиз обречен на неудачу хотя бы потому, что король отречется от него, когда фаворита обличат как бесчестного и коварного обманщика. С детьми все будет хорошо. Гленкиркское аббатство находится в такой дикой и уединенной местности, что никто туда не догадается заглянуть. Генри, Индия и Фортейн будут со мной. Даже если маркиз узнает, где они, что он посмеет сделать? У него нет прав на твоих детей. И чтобы отвлечь негодяя, поиграйте с ним в кошки-мышки, но так, чтобы не казалось, будто вы прячетесь от него. Вы объявитесь то в одном, то в другом месте и исчезнете к тому времени, как он туда доберется. В конце концов это даже забавно, дорогая девочка. Судя по всему, маркиз Хартсфилд не отличается терпением и не любит проигрывать. А когда человек рассержен, он начинает делать ошибки и забывает об осторожности. Вы, однако, сумеете его перехитрить и должны заботиться лишь о собственной безопасности и друг о друге. И вот еще что: не верьте никаким слухам. Их станет распускать сам Сен-Дени, пытаясь устрашить вас, и рано или поздно заявит, что захватил ваших детей. Не волнуйся, дорогая. Если, конечно, не дай Бог, не получишь подтверждения от меня. Не слушай никого, кто будет клясться, что твои дети попали в беду. Ты все поняла?

— Да, бабушка, — кивнула Жасмин.

— Вот и хорошо, — удовлетворенно пробормотала Скай, в голове которой уже теснились сотни замысловатых планов и сложнейших интриг. Кровь в жилах кипела, совсем как в былые деньки!

— Мне знаком этот взгляд, — шепнула Дейзи Hope. — Вижу, время пришло! Я рядом с ней почти всю жизнь и даю слово, этот взгляд не предвещает ничего хорошего!

— Но мы возвращаемся в Англию, — возразила Нора.

— Ха! До этого еще далеко, девушка, и кто знает, что она успеет выкинуть!

— Что это вы там бормочете? — прикрикнула Скай.

— Просто объясняю Hope, что вы, кажется, опять взялись за старое!

— Может быть, — хмыкнула Скай О'Малли де Мариско с девически озорной улыбкой.

Глава 16

С толстых зубчатых стен замка Гленкирк Адали наблюдал, как Пирс Сен-Дени, маркиз Хартсфилд, его брат Кипп и человек двадцать наемников медленно спускаются по крутой дороге. Кроме Сен-Дени и его брата, остальные были плохо вооружены и восседали на жалких клячах. Отребье из эдинбургских трущоб! Их купили, пообещав море виски и несколько монет, а следовательно, может переманить всякий, кто посулит немного больше. Но так или иначе, с Сен-Дени шутить опасно.

Как только по бревнам подвесного мостика звонко зацокали копыта, Адали поспешил во двор встречать незваных гостей.

От блестящих голубых глаз Пирса не укрылась ни одна мелочь. Замок стар, но крепок, а люди на стенах явно начеку и кажутся бывалыми вояками. Очевидно, сам граф Лесли довольно богат. Пирс на мгновение представил себе, что распоряжается двумя состояниями… нет, тремя, ведь Рован Линдли тоже немало оставил! А если кто-то из детей по трагической случайности отправится к Создателю, не дожив до совершеннолетия, разве его денежки не перейдут к опекуну? Кроме того, что бы Пирс ни сотворил, король, конечно, его простит — ведь вопреки козням королевы и этой спесивой гадины Вилльерза Сен-Дени все еще не потерял благоволения его величества. Джеймс Стюарт любил его и, несмотря на явное безразличие и холодность в последнее время, все-таки найдет в своем сердце уголок для Пирса. Его простят, что бы там ни твердил Кипп.

Как ни печально, но маркиз исподволь стал сомневаться в преданности брата. У Киппа появилась весьма неприятная привычка оспаривать правоту Пирса и к тому же настаивать на своем, стараясь отговорить от любого шага. Он брезгливо поморщился при виде людей, нанятых Пирсом в Эдинбурге, утверждая, что эта шваль бросится врассыпную при малейшем признаке опасности. Кипп даже уговаривал брата не давать им денег вперед, несмотря на объяснения последнего, что иначе тот никогда бы не собрал свой маленький отряд.

— Честные люди поверили бы на слово, — заявил Кипп.

— Мне честные ни к чему. Порядочные люди обычно совестливы, а такого мне не надо. Этот сброд станет повиноваться мне хотя бы потому, чтобы получить остальное серебро.

— Им проще перерезать тебе глотку, — сухо заметил Кипп. — Ты выбросил денежки на ветер. Пирс. Нам следовало бы остаться в Эдинбурге и потребовать именем короля, чтобы граф Гленкирк явился к тебе. Если бы он ослушался, тогда шотландские власти послали бы своих людей с приказом поймать и привести преступника. В таком случае ты был бы господином положения, но вместо этого без опаски являешься на земли Лесли с шайкой весьма сомнительных личностей и считаешь, что сумеешь его захватить? Стоило бы тебе показать подпись его величества, и никто из властей не посмел бы возразить.

— Я не хотел рисковать, Кипп, — пояснил маркиз. — Вдруг кто-нибудь знает руку короля?

Кипп Сен-Дени потрясение уставился на брата.

— Ты сказал, что сам король подписал приказ и пропущены только имена изменников! Значит, ты солгал.

— Я просил старого дурака, но у него так и не нашлось времени, — оправдывался Пирс. — Я достаточно хорошо изучил его почерк, поэтому и подписал за него, немного размазав буквы. А потом оттиснул поверх печать, которую ухитрился стащить. — Пирс звонко расхохотался. — Думаешь, он рассердится на меня, Кипп? Этот осел всегда готов расстелиться передо мной, стоит мне немного надуться. Ему нравится воспитывать меня мудрыми наставлениями.

Кипп отшатнулся, как от удара. Брат подделал имя повелителя на документе, позволяющем расправиться с невинными людьми! Да это измена! Неужели Пирс не понимает? Нет. Конечно, нет. Он, как всегда, хочет получить свое любой ценой. И, как всегда, избежит наказания за свои грехи. Но не сейчас. Боже, помоги ему, брат зашел слишком далеко, и выхода нет.

— Когда выяснится, что подпись фальшивая, тебя обвинят в измене, а если ты успеешь к тому времени прикончить чету Лесли, то еще и в убийстве.

— Д кто это докажет? — усмехнулся Пирс.

— Насильственная смерть графа и графини Гленкирк не останется незамеченной. Господи, Пирс, ведь Джеймс Лесли — родственник короля! Весь его клан явится в Уайтхолл искать отмщения! Ты проиграл, брат. Все кончено! Жасмин Линдли выбрала в мужья Джеймса Лесли и родила от него ребенка! Что тут поделаешь? Давай вернемся в Англию, пока еще не поздно! Никто не узнает о фальшивке. Мы скажем, что это просто слухи, и сожжем проклятый пергамент, пока кто-нибудь не украл его и не показал королю. Если ты попытаешься помириться с королевой, она смягчится и найдет тебе жену. Да, Анна — женщина тщеславная и недалекая, но добродушная. Ты сохранишь расположение короля! Не рискуй всем, стараясь отплатить за вымышленное оскорбление. Не стоит, Пирс! Ты погубишь себя! Опомнись, брат, умоляю!

61
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru