Книга Дорогая Жасмин. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 11

— Да, — сказала королева. — Его сыновья сейчас уже были бы взрослыми. Какое несчастье! Убийц так и не поймали. Король грустно качнул головой.

— Бог все видит, Анни, и его наказание будет гораздо суровее земного. Он не потерпит, чтобы негодяям все это сошло с рук.

Супруги немного помолчали, вспоминая милую женщину Изабеллу Гордон, первую жену Джемми, и их сыновей. Наконец королева поднялась и, нагнувшись, нежно поцеловала мужа в лоб.

— Спокойной ночи, дорогой, — промолвила она. — Пусть Господь пошлет тебе крепкий сон.

Присев перед ним, она попятилась к двери.

— Сир желает почивать, — сказала она постельничему. — Приглядите, чтобы его не беспокоили, разве что в самом крайнем случае.

— Извольте, ваше величество, — промолвил молодой дворянин, открывая дверь королевских покоев. — Спокойной ночи, мадам.

— Спокойной ночи, — ответила она, не оглядываясь.

— Молодой Вилльерз ждет ваше величество, — прошептала леди Гамильтон, одна из фрейлин королевы. — Я провела его в кабинет.

— Прекрасно, Джейн. Поговорю с ним, а потом лягу. Я очень устала.

Королева пересекла салон и очутилась в маленьком, отделанном панелями кабинете, где перед камином сидел Джордж Вилльерз. Завидев королеву, он поспешно вскочил и поклонился.

— Итак, Стини, — произнесла Анна, сдержанно улыбаясь, — недолго осталось ждать, пока Сен-Дени отправится восвояси. Однако не стоит заговаривать об этом с королем. Пусть сначала отошлет маркиза. Сам знаешь, как непостоянен его величество!

— Буду нем как рыба, — заверил Джордж Вилльерз, сердце которого радостно забилось в предвкушении близкой победы. Уж он не разочарует короля, как Пирс Сен-Дени или Роберт Карр.

— Если станешь как следует вести себя, — продолжала королева, — и твоя преданность его величеству окажется безграничной, то, думаю, уже к Рождеству ты получишь титул виконта, Стини. Представляешь, как обрадуются граф Ратленд с дочерью?

— Недалек тот час, когда я буду куда знатнее Ратленда, — поклялся Джордж Вилльерз, сверкая темными глазами. Прекрасное лицо было непривычно сосредоточенным.

— Какой ты все-таки противный мальчишка, Стини, хоть и смахиваешь на ангела! Что ж, веди свою игру так искусно и впредь, — засмеялась королева Анна, — и ты поднимешься столь высоко, что окажешь огромную честь Ратленду, породнившись с ним.

— Нет, мадам, я все равно женился бы на Кейт, даже не имей она приданого, — покачал головой Джордж.

— Да, но как удачно, дорогой Стини, что она к тому же владеет огромным состоянием, — понимающе хмыкнула королева.

— Ваше величество, как всегда, правы, — усмехнулся Вилльерз.

И оба расхохотались.

Глава 11

— Она отказала мне! Прилюдно! Во всеуслышание! Глумилась! Сделала всеобщим посмешищем, Кипп! Эта сука должна быть наказана за наглость, и, клянусь Богом, я позабочусь об этом!

Маркиз Хартсфилд сорвал камзол, швырнул его на пол и жадно припал к большому серебряному кубку с вином.

— Ты знал, что шансов получить ее руку почти нет, — напомнил Кипп Сен-Дени. — Да, конечно, ты надеялся завоевать ее, но черт возьми, Пирс, следовало бы сообразить, что она слишком упряма и ни за что не передумает. Ты ведь не дурак, братец. Ну а что сказал король?

— Пообещал найти мне богатую молоденькую девушку, вернее, это посулила королева. Еще одна стерва, Кипп. Снюхалась с Джорджем Вилльерзом, и оба так и ждут моего падения!

— Жена с хорошим приданым, выбранная самим повелителем, не столь уж ничтожный дар, — попытался утешить брата Кипп. — Подумай, как весело мы позабавимся с ней!

Пирс осушил кубок и знаком велел Киппу налить еще.

— Развлекаться со знатной и, без сомнения, набожной девственницей? Какой ужас! Всего одна ночь, и она ни на что не будет годна. Сломлена и покорена. Что тут интересного? Жасмин Линдли — дело другое. Ее не так-то легко объездить. Страстная натура и к тому же весьма опытная любовница. Ни одна девственница не сравнится с такой!

— Но ты же не можешь отказаться от невесты, предложенной его величеством! — предупредил брат. — Она по крайней мере родит тебе наследника, а женщины для постельных утех всегда найдутся.

— Я попросил короля отдать мне сына Жасмин, — промолвил маркиз Хартсфилд. — Сказал, что если он хочет сделать меня счастливым, пусть назначит опекуном мальчишки.

— Да ты спятил! — воскликнул Кипп, потрясенный дерзостью брата.

— Нет! Заполучив это отродье, я приобрету власть над Жасмин, даже если она не выйдет за меня. Ее слабое место — дети, Кипп, и она пойдет на все, лишь бы их защитить, даже став женой Гленкирка. Я сделаю сучку своей любовницей, заставлю потакать своим желаниям на глазах у всего двора, разрушу брак, к которому она так стремится! И, как опекун королевского внука, пусть и незаконного, получу определенное влияние на Якова Стюарта!

Голубые глаза возбужденно сверкнули в предвкушении сладостного момента.

— Король никогда не отдаст тебе герцога Ланди, — отрезал Кипп. — Выброси это из головы, Пирс, иначе тебя ждет очередное унижение.

— Граф Бартрам тоже просил мальчишку на воспитание, — вспомнил тот.

— И повелитель отказал ему? — осведомился Кипп, наполняя в очередной раз кубок брата.

— Он еще не принял решения, — задумчиво протянул маркиз. — Наверное, стоит поторопить его и одновременно уничтожить Лесли из Гленкирка.

— Но как? — наконец заинтересовался Кипп. Если можно выйти сухими из воды да попутно еще и приобрести кое-что, то почему бы нет?

— Вдруг Бартрама предательски убьют, а подозрение падет на Джеймса Лесли и его молодую жену.

— Значит, хочешь последовать примеру Сомерсета? Но в таком случае нужно все тщательно продумать.

— Да, конечно, но надеюсь, тебе пришлась по душе моя мысль? Это осуществимо, Кипп, как ты считаешь? Мы могли бы одним ударом избавиться от обоих возможных опекунов герцога Ланди!

— Но это еще не означает, что король отдаст тебе мальчишку, — возразил практичный Кипп.

— А кому еще, брат? Кому?

— Бабушке леди Линдли, старой графине Ланди. Она глава всего семейства. Один из ее сыновей — граф Линмут, второй — лорд Бурк из Клерфилдза. Ее зять, граф Брок-Кэрн — кузен самого короля. Его величество выполнит любую просьбу старой клячи, потому что искренне к ней расположен. Он может отослать ребенка к ней или к кому-нибудь из ее детей.

— Недолго ей коптить небо! Ведьме чуть не сто лет, а что касается детей, король и без того уверен в их любви и преданности и поэтому не считает себя обязанным что-то для них делать! Зато он понимает, что должен чем-то возместить мне публичное унижение и горькое разочарование.

— Боюсь, Пирс, ты слишком мнишь о себе и переоцениваешь чувства короля. Вилльерз, твой злейший враг, пытается завоевать его сердце добротой и сговорчивостью. Ты же ведешь себя как избалованное дитя всякий раз, когда не удается настоять на своем. До сих пор король глядел сквозь пальцы на твои выходки, но сколько так будет продолжаться? Он не так уж глуп, как считают многие. Когда Бартрам отговорил его подарить тебе имение, принадлежащее короне, что ты сделал? Сетовал и куксился, пока не вынудил его величество предложить поистине драгоценный дар — постараться завоевать леди Линдли, и все лишь затем, чтобы заткнуть тебе рот. Ему не следовало делать этого, но он не знал, чем еще тебя утешить, поэтому дал вам с Вилльерзом шанс возвыситься. Соперник оказался умнее тебя и отказался под предлогом, что увлекся другой, и не упустил случая тотчас признаться в несчастной страсти к очень богатой и знатной леди Кэтрин Маннерз. У тебя же. Пирс, не хватило сообразительности последовать его примеру. Теперь, потерпев неудачу, ты снова дуешься и ворчишь. Повелитель, вне всякого сомнения, скоро устанет потакать твоим капризам и предпочтет куда более покладистого Вилльерза.

— Вилльерз — ничтожество, которое король поднял из грязи! — гневно прорычал маркиз.

40
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru