Книга Близость. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Глава 4

В глазах Фиби Грейс он увидел ужас.

Он поднес пузырек к ее окровавленному лицу.

— Не бойся, милая, — усмехнулся он, — тебе нисколько не будет больно.

Одним быстрым движением он плеснул кислоту ей в лицо. Вопль девушки потряс воздух.

Мужчины набросили ей на лицо подушку и держали, пока она не задохнулась. Сделали они это просто для того, чтобы не слышать ее крики.

Глава 4

С той осени Джессика Хайтауэр стала появляться в обществе новой компаньонки.

Джил Флеминг восстанавливала силы после растяжения голени в доме Джессики Хайтауэр на Парк-авеню. Пока она поправлялась, ее вещи перевезли из маленькой квартиры в деловом районе города. В особняке ей приготовили комнату рядом со спальней Джессики.

Джил перевели из производственного отдела на новую должность: исполнительный помощник при президенте. Она стала ближайшим помощником и советником Джессики, а также ее ушами и глазами в корпорации.

К зиме сотрудники "Хайтауэр индастрис" научились бояться и уважать Джил. Джил продемонстрировала незаурядные умственные способности и проницательность в умении держать палец на пульсе происходящего в различных подразделениях корпорации. Где бы она ни появлялась, казалось, ей сопутствуют ум и жестокое властолюбие Джессики.

Джил стала заметной фигурой в "Хайтауэр", наделенной ореолом власти. Но ирония заключалась в том, что она проходила по коридорам штаб-квартиры огромной корпорации почти незамеченной, одетой в скромное, непримечательное платье без всяких украшений. Она была весьма странной фигурой, мягкой и женственной, со спокойными манерами, дружески настроенная ко всем. Но чем проще и незаметнее была она в своем поведении, тем больше люди боялись ее, потому что знали — она пользуется благосклонным вниманием и доверием Джессики Хайтауэр не только в том, что касается работы, но и в щекотливых вопросах.

Таковы были профессиональные отношения Джил Флеминг с ее новым хозяином. Их личные отношения были гораздо сложнее.

Они были очень близки. Они вместе завтракали дома, иногда все еще одетые в ночные сорочки или пижамы. Когда было возможно, встречались за неформальным ленчем на работе. Они обязательно обедали вместе, часто сами готовя еду и не позволяя повару Джессики делать за них эту работу.

В конце рабочего дня они иногда встречались в бассейне, расположенном в цокольном этаже "Хайтауэр", и плавали. В выходные дни они вместе катались на лошадях. Джил, начинающая наездница к моменту встречи с Джессикой, быстро стала первоклассной.

Со временем Джил приобрела некоторые качества, свойственные Джессике, например, инстинктивное недоверие к тем, кто стоит ниже по положению, а также острое видение перспектив на рынке. Было похоже, что Джил переняла некоторые основные черты характера Джессики, стала ее вторым "я".

Приблизительно в десять часов вечера обе женщины выходили из своих спален, прихватив бумаги для вечерней работы, и уединялись в рабочем кабинете Джессики. Джил включала тихую музыку или телевизор и массировала спину Джессики. Прикосновение мягких пальцев к спине и плечам давало Джессике ощущение физической расслабленности, которую она не испытывала много лет.

Голень Джил совсем зажила, но Джессика, узнав Джил получше, поняла, что та страдает хронической анемией, иногда вызывающей у нее слабость и требующей лечения. Джил, однако, при необходимости была полна энергии, и явно не симулировала болезнь. Видимо, причиной тому была ее хрупкость, нежность, о которой непрестанно думала Джессика.

Иногда болезнь вызывала у Джил ужасные головные боли. Никакое лекарство не помогало. Но Джил мужественно переносила их и посмеивалась над собой, когда ей приходилось лечь в постель, чтобы, как она говорила "переспать боль". В этих случаях Джессика массировала ей виски по сорок минут или больше. Она чувствовала, что Джил страдает больше, чем хочет показать. Джессика испытывала чудесное чувство быть необходимой ее подруге, чтобы избавить от боли.

Джессику переполняла тихая гордость оттого, что с Джил она как бы восполняет свое безрадостное детство, утишает свои эмоциональные и физические страдания. Она, как и Джил, несла бремя одиночества, потому что всегда была одинока в своей прославленной семье. Мать держалась отдаленно, братья были старше ее и никогда не питали к ней теплых чувств. Даже ее отец, восхищавшийся ею, в действительности не любил ее. Он больше дорожил ее способностями, чем самой Джессикой.

Джессика чувствовала непреодолимую потребность по-матерински охранять Джил, заботиться, лелеять. Это началось, когда она помогла Джил на верховой дорожке, и продолжалось до сих пор, когда Джил, образно говоря, была под ее покровительством.

Со временем Джил, откровенная и доверчивая по-прежнему, стала держаться как бы в тени, а Джессика чаще говорила о себе. В этих разговорах Джессика все больше и больше откровенничала о своих личных переживаниях. Ей хотелось разделить их с Джил. А Джил была прекрасным слушателем, тактичным и полным симпатии.

Скоро их роли поменялись. Джессика, по-матерински заботливая, стала благодарным реципиентом понимания Джил, а Джил, нуждавшаяся в защите, стала наперсницей Джессики, ее защитницей и опекуншей.

Физическая близость женщин обрела почти духовную потребность. Их близость росла с каждым днем. Они, казалось, хорошо подходили друг другу как подруги и компаньонки. Нежность Джил, ее уступчивый, мягкий характер контрастировали с крутой, независимой личностью Джессики. Под влиянием Джил Джессика стала мягче, научилась проявлять женскую уязвимость. Джессика отрастила волосы. Впервые в своей одинокой жизни она почувствовала себя женщиной.

Их близость стала такой полной, что, когда наступало время ложиться спать, чтобы отдохнуть перед очередным трудным рабочем днем, Джессика успокаивалась, убаюканная близостью двух душ, двух сердец, связанных невидимыми нитями.

Она стояла в темноте гостиной, смотря на Джил, испытывая одновременно боль одиночества и облегчение, а за окном гудел и грохотал город. Затем Джил подходила ближе, руки женщин встречались, и они шли к своим спальням.

В один из таких спокойных вечеров Джил рассказала Джессике свою печальную историю.

Она работала в корпорации "Континенталь продактс" в Детройте. Джессике об этом было уже известно.

— Почему ты решила уйти оттуда? — осторожно спросила Джессика.

Было видно, что Джил смущена.

— Ты действительно хочешь знать? — спросила она. — Это неприятная история.

— Конечно, мне хочется узнать, — улыбнулась Джессика. — Между нами не должно быть секретов, не так ли?

Джил с неохотой рассказала Джессике свою историю.

Ее пригласил на свидание сотрудник "Континентал продактс" по имени Харли Шрейдер. Свое приглашение он объяснил тем, что хочет обсудить с ней кое-что важное, касающееся работы. Несмотря на свои подозрения, она пошла с ним, тем более, он обещал содействовать ее продвижению по службе, если она позволит ему посвятить ее в некоторые важные проблемы корпорации. Джил была честолюбива, работа, которой она тогда занималась, ей надоела, поэтому она решила воспользоваться благоприятной возможностью ее поменять.

Шрейдер напоил ее и решил воспользоваться ее неопытностью в самой грубой и жестокой форме. К сожалению, Джил из-за своего слабого здоровья потеряла сознание прямо на диване в его гостиной. На следующее утро она проснулась и к своему несчастью убедилась, что была изнасилована. Она покинула квартиру Шрейдера, не попрощавшись, и поспешила домой. Обезумев от горя, она встала под горячий душ и как можно тщательнее смыла следы прошлой ночи. Она пыталась забыть то, что произошло. Шрейдер, похотливо глядя на нее, снова пригласил ее, но она отказалась.

Неделю она ходила на работу в компанию, как будто ничего не произошло. Затем, к своему ужасу, она узнала, что Шрейдер, желая похвастаться своей победой, рассказал все другим сотрудникам, заявив при этом, что Джил по своей воле стала его жертвой. В это время она встречалась с хорошим молодым человеком, работавшим в той же компании, но он бросил ее, когда услышал похвальбу Шрейдера.

44
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru