Книга Близость. Переводчик Перцева Т.. Содержание - Книга вторая Часы бьют полночь

— Нет, вы его не получите, если я умою руки и отрекусь от вас, от Лео Камински, от "Лазарус интернешнл", — сказал Джордан. — В море есть и другие рыбки. Можно заняться другим делом, возможности есть. Впереди у меня еще целая жизнь.

Она улыбнулась.

— Я думала, что вы хотите творить историю, — сказала она.

Джордана снова поразило ее хладнокровие. Барбара вела игру так же, как ее отец. Она понимала, что он связывает большие надежды с Лео и с его исследованиями. Она дразнила его этим как зайца морковкой.

— Это нельзя будет назвать браком, — сказал он. — Ничто не сможет оправдать его, Барбара.

Почувствовав его упорное сопротивление, Барбара переменила тактику. Холодный взгляд сменился умоляющим.

— Я не прошу любить меня, — сказала она, — я не прошу отдать мне сердце. Этот брак не будет длиться вечно. Я просто… не могу жить одна, особенно сейчас. Уверена, вы можете это понять. Мой отец только что умер… Мне нужна помощь, чтобы осознать, кто я теперь и что случилось. Когда вы пытались ухаживать за мной, вы делали это из деловых соображений. Но все-таки вы что-то чувствовали. Возможно, жалость, но и этого было для меня достаточно. Вы дали мне почувствовать, что я могу быть желанной. Именно теперь я нуждаюсь в этом, Джордан. Мне надо ощущать себя желанной. Почувствовать себя человеком. Я готова помочь вам, если вы поможете мне. Это не продлится долго. Неужели вы не понимаете?

Она помолчала. Ее глаза затуманились.

— Вы говорили, что вы — мой друг, — продолжала она. — Почему? Или вы мне лгали?

Ее слова попали в цель. Он действительно испытывал к ней сочувствие.

В ее предложении была своя логика. Ее отец лишил его того, ради чего Джордан так упорно работал. Теперь Барбара предлагает все это вернуть. И говорит, что брак не продлится вечно. В Джордане пробудилась гордость и любовь к империи, которую он создал из ничего.

Он решил напомнить ей о мучительной правде.

— Я не люблю вас, — сказал он.

— Я знаю. — Она отвела глаза. В эту минуту она выглядела поистине жалкой. Ее детский пафос и мужество тронули сердце Джордана.

— Вы хотите, чтобы я делал вид, что люблю вас? — спросил он.

— О, нет, — сказала она. — Вы не должны притворяться. Просто будьте тем, кто вы есть. Просто помогите мне справиться со случившимся. Будьте тем, кем вы хотели быть. Иначе… Я не знаю, что может случиться.

Внезапно он понял, насколько она действительно доведена до отчаяния. Со смертью отца разрушился весь ее мир. Стыд и отвращение к себе самой захлестнули ее. Барбара нашла средство излечиться от этого. Этим средством был Джордан. Она могла получить его, пожертвовав на это несколько сот миллионов долларов. Для женщины, презиравшей богатство, это была невысокая цена. Ведь, в сущности, она боролась за жизнь.

Еще несколько минут назад Джордан подумывал о том, чтобы уйти из мира бизнеса. Теперь эти мысли были забыты. Он сочувствовал Барбаре, но он также хотел получить обратно то, что ему принадлежало по праву. Женитьба на ней — не слишком высокая цена за возврат того, чему он отдал все свои силы.

Жалость и амбиции двигали им, когда он заговорил:

— Хорошо, я женюсь на вас.

Печаль на ее лице сменилась выражением облегчения. Она подошла к нему и обняла. Слезы текли по щекам.

— О, благодарю, Джордан, благодарю, — зарыдала она, положив голову ему на грудь. — Я знаю, что ничего для тебя не значу. И не жду, что буду что-то значить. Но ты не пожалеешь. Обещаю.

— Нет, ты значишь для меня многое, — сказал он, обнимая ее.

И он говорил правду. Он вспомнил ночь в "Альгамбре", когда он спал, держа ее в объятиях, а затем наблюдал, как она просыпается. Во сне она выглядела маленьком ребенком, но какая печаль, какое одиночество скрывались за закрытыми глазами. Именно ее одиночество тронуло его.

И вот он снова обнимает ее. Целуя щеки, он чувствовал вкус ее слез. Он обнимал осторожно, едва прижимая к себе. В эту минуту он подумал, что есть смысл предложить ей свою нежность, даже жалость, если это поможет ей избавиться от ада прошлого. Но он не решился предложить большего, чем действительно мог ей дать. Он не мог допустить, чтобы она неправильно поняла его.

Джордан чувствовал приятную теплоту ее тела. Он прижал ее сильнее, ласково и нежно поглаживая ее. Барбара положила голову ему на плечо. Он не видел выражения ее глаз, устремленных на стену за его спиной.

Взгляд был полон холодной решимости.

Книга вторая

Часы бьют полночь

Глава 1

Джонсонвилль, Лонг-Айленд. Спустя три с половиной года

Росс Уилер был сластена.

В пятьдесят один год он был слишком полным, о чем его неоднократно предупреждал врач. Но Росс много работал и считал просто невозможным отказать себе в кусочке торта после обеда или в нескольких пирожных.

Росс руководил небольшим рекламным агентством "Уилер эдвертайзинг инкорпорейшн". Его агентство теперь входило с правом голоса в национальную цепь рекламных агентств "Модерн имиджис". Росс продал свое дело национальной цепи два года назад, потому что был уже не в состоянии переносить напряжение, вызванное тем, что приходилось в одиночку тянуть на своих плечах агентство и с тревогой наблюдать, как колеблются его доходы в зависимости от ситуации на рынке рекламы. Ему нужно было принять меры безопасности, особенно важные теперь, когда дочери учатся в колледже.

Уже десять лет, как Росс потерял жену. Рут умерла в результате быстротечной болезни, оставив Росса с двумя малолетними дочерьми.

Девочкам, Дайне и Нэнси, было в то время восемь и десять лет. С тех пор Росс работал сверхурочно, чтобы заработать достаточно денег для обучения девочек в колледже. Он обещал каждой, что ей не придется поступать в государственный университет, и она сможет выбрать любой колледж, какой понравится.

Свое обещание он сдержал. Нэнси была теперь студенткой-второкурсницей музыкальной школы при Рочестерском университете — слава Богу, она получила академическую стипендию, — Дайна только что поступила в университет Индианы. Обе девочки были счастливы, что выбрали именно эти учебные заведения, и не подозревали, насколько близок был их отец к нищете, посылая их учиться. Росс был далеко не богат. Он с трудом сохранял закладную на дом, оплачивая счета дочерей, везде ходил в тех же костюмах и галстуках, которые надевал на работу. На любого рода излишества не оставалось ни доллара. Обе дочери в летние каникулы работали: Дайна — в банке в родном городе, Нэнси — в лагере для девочек около Саутгемптона.

Жизнь была трудной, и Россу приходилось подолгу задерживаться на работе, а потому у него почти не оставалось времени на развлечения. Раз в неделю он играл в теннис со старым другом, живущим по соседству, время от времени он устраивал воскресный обед с родственниками или с одной из девушек, работавших в агентстве. В остальных случаях он проводил свободное время один, измученный работой, заботой о деньгах и одиночеством.

Поэтому было неудивительно, что он позволял себе маленькие гастрономические удовольствия в конце изнурительного дня. Что было такого ужасного в кусочке торта, в шоколадном пирожном с орехами или в нескольких булочках? По крайней мере, он не пил, понимая, что в его положении выпивать в одиночку нехорошо.

Для своих лет Росс был мужчина привлекательный. Правда, ремень пришлось ослабить на две дырки за последние несколько лет. Но в пиджаке и при галстуке он выглядел вполне презентабельно. Волосы его поседели, на макушке была небольшая лысина, светло-карие глаза светились юмором и добротой, румяный цвет лица придавал ему вид энергичного мужчины. По утрам, идя на работу, он выглядел свежим и подтянутым, от него пахло одеколоном, который любила Рут.

Именно благодаря слабости к сладкому Росс встретился с Лесли.

В публичной библиотеке завели обычай каждую субботу по утрам предлагать бесплатно пончики и кофе с целью привлечь больше читателей и таким образом поднять образовательный уровень граждан Джонсонвилля. Пончики предлагали с девяти до одиннадцати и сотрудники библиотеки рассчитывали на то, что те, кто их ест, не осмелятся покинуть библиотеку, не прихватив с собой книгу.

38
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru