Пользовательский поиск

Книга Требуется обручальное кольцо. Переводчик Павлычева Марина Л.. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

Возможно, она испытала бы высшее наслаждение, если бы он поцеловал ее!

Однажды мама сказала ей: «Надеюсь, наступит день, и ты встретишь человека, которого полюбишь всей душой и который ответит тебе взаимностью. – Улыбнувшись дочери, она добавила: – Именно так мы с папой относимся друг к другу».

«Поэтому ты и убежала с ним, мама?»

«Конечно. Я поняла, что никогда не полюблю другого мужчину, что мое счастье – а ведь любой человек стремится к счастью – в том, чтобы быть с ним».

«Как романтично, мама! Может, мне встретится такой же мужчина, как папа, и я буду счастлива до конца дней».

«Именно об этом я и молю Господа, доченька».

Но виконт, сказала себе Айна, ни в коей мере не похож на ее отца. Да, он тоже красив, но в нем нет той доброты, которой был наделен ее отец.

«К тому же у него странная манера задавать вопросы», – подумала Айна.

У нее сложилось впечатление, будто он не поверил, что она приехала из Глостершира, так же, как не поверил тому, что тетя Розамунда действительно является ее родственницей.

Наверное, у него необычные знакомые, заключила она.

Вспомнив, как виконт умолял ее встретиться с ним наедине, Айна пыталась убедить себя, что это невозможно, но испытывала непреодолимое желание быть с ним рядом. Ей захотелось, чтобы он еще раз попросил разрешения поцеловать ее.

«И я, естественно, отвечу ему „да“, – приняла она решение, на мгновение представив, как хорошо ей будет в его объятиях. Он привлечет ее к себе и никуда не отпустит, даже если она будет сопротивляться. И все ее существо отзовется на его прикосновение сладким трепетом…

«Надо вести себя так, как положено девушке благородного происхождения, – в следующий момент одернула она себя. – Именно этого и ждет от меня мама».

Айна пребывала в твердой уверенности, что мужчина и женщина не должны целоваться до тех пор, пока их не соединит истинное чувство или помолвка.

«Если бы он действительно любил меня, – размышляла девушка, – то его поцелуй стал бы для меня самой желанной наградой на свете. – Внезапно она застыла. – Но если он видит во мне очаровательного ребенка или, что еще хуже, легкомысленную женщину, то это… ужасно!»

Внезапно ей в голову пришла страшная мысль: а вдруг виконт решил, что она, как и ее тетка в былые времена, тоже является девушкой из «Гейэти»? Ведь актрисы обычно ужинали наедине со своими кавалерами и целовали мужчин-актеров на глазах у всех зрителей. Может, поэтому ее отец осуждал актрис? И поэтому ее мать позволяла себе упоминать имя сестры, только когда они с Айной оставались наедине?

Девушка вспомнила, как однажды спросила у матери: «Почему тебя никогда не навещают твои родственники, мама? Должно быть, дедушка очень сильно рассердился, когда ты сбежала из дома, а остальные члены семьи вынуждены были делать то, что требовал он? – Она пристально посмотрела на мать. – Но твоя сестра Розамунда тоже сбежала, так что у вас с ней много общего, и вы могли бы общаться».

«Твой папа не одобряет тех, кто выступает на сцене», – после некоторого колебания ответила мама.

«Почему?» – удивилась Айна.

Мама объяснила, что считается неприличным выставлять себя напоказ ради того, чтобы угодить публике, заплатившей за билеты. И тем более это неприемлемо для «знатных господ», как выражаются слуги.

«Значит, благородной даме нельзя выступать на сцене, так как люди платят за то, чтобы взглянуть на нее?»

«Вот именно!» – подтвердила мама.

«Но ведь от этого твоя сестра не стала хуже, мама, она ведь не превратилась в тех, о ком папа рассказывает в своих проповедях и кого он осуждает за то, что они не ходят в церковь?»

«С моей сестрой несколько иная ситуация, – ответила мама. – Как бы то ни было, дорогая, ты не должна упоминать театр „Гейэти“ в присутствии папы, потому что он очень расстроится. – Она улыбнулась. – Маловероятно, что ты когда-либо познакомишься с какой-нибудь актрисой или войдешь в их среду, поэтому не стоит обсуждать эту тему».

В те далекие дни мама действительно была твердо уверена в том, что говорила.

«И вот теперь, – подумала Айна, – мужчины будут пытаться целовать меня лишь потому, что когда-то тетя Розамунда позволяла целовать себя у всех на виду!»

Поэтому и виконт захотел поцеловать ее!

«Я должна пресечь любые его попытки, – твердо сказала себе Айна. – Если мы с ним окажемся наедине, я должна вести себя так, как положено девушке из достойной семьи… как учил меня папа».

В то же время она чувствовала, что ей нелегко будет противостоять непреодолимой силе, влекущей ее к виконту. И вряд ли ей удастся остановить его.

Однако охвативший Айну страх не подавил в ней желания увидеть виконта, побеседовать с ним, еще раз услышать, как он своим глубоким, низким голосом говорит ей комплименты.

– Господи, – прошептала она, – я счастлива, что оказалась здесь. Но прошу Тебя, помоги мне быть такой, какой хотел видеть меня папа, помоги мне преодолеть все трудности и не разочаровать его. – Ее глаза медленно закрылись, и она уже сквозь сон произнесла: – Аминь.

Глава 5

Айна проснулась рано и, спрыгнув с кровати, подбежала к окну.

С моря тянулся туман, который пронизывали золотистые лучи утреннего солнца.

В комнату вошла Эми с подносом.

– Вам некуда торопиться, позавтракайте спокойно. Пусть мисс Рози поспит. Она не привыкла ложиться после двенадцати.

– Неужели она и в самом деле легла так поздно? – засмеялась девушка.

– Да! – ответила Эми тоном, исключающим дальнейшие расспросы.

Позавтракав круассанами, кофе и фруктами, Айна надела купленное на Бонд-стрит очаровательное платье для утренних приемов и убрала волосы, почти точно повторив прическу, которую вчера сделал ей парикмахер, присланный администрацией отеля.

Посмотрев на себя в зеркало, она осталась довольна своим видом.

«Надеюсь, виконту тоже понравится», – подумала она и опять подошла к окну.

Туман исчез, и теперь перед ней простиралась лазурная гладь Средиземного моря.

Вдруг раздался стук. Айна подбежала к двери и, открыв ее, увидела на пороге посыльного с огромной корзиной орхидей.

– Для вас, мадемуазель, – объявил он по-французски.

– Должно быть, это ошибка! – воскликнула девушка и неожиданно заметила среди цветов конверт со своим именем.

Она мгновенно догадалась, чья рука вывела эти ровные и четкие буквы, и ее сердечко учащенно забилось.

– Большое спасибо, – сказала она посыльному, – но боюсь, мне нечем отблагодарить вас.

– Пусть вас это не беспокоит, мадемуазель, – с улыбкой ответил юноша, взгляд которого свидетельствовал о том, что он восхищен Айной. – Джентльмен обо всем позаботился.

Айна попросила поставить корзину на столик у окна и с благоговейным восторгом взглянула на цветы. Разве она могла представить себе, что когда-нибудь ей преподнесут такой дорогой подарок, как корзина орхидей!

Наконец она распечатала конверт и прочитала:

«Спасибо Вам за Вашу красоту. Очень хочу Вас видеть и жду внизу. Пожалуйста, не разочаруйте меня.

К.».

Дважды прочитав текст, Айна вновь залюбовалась цветами.

«Как же они прекрасны! – сказала она себе. – Это счастье – получить в подарок такую красоту!»

Вдруг девушка вспомнила, что виконт ждет ее внизу. Не зная, как поступить, она открыла дверь в гостиную и обратилась к Эми, раскладывавшей на столе письменные принадлежности Рози.

– Тетя Розамунда проснулась?

– Нет еще, – ответила Эми. – Даже не думайте будить ее!

– Я… я не знаю, что мне делать, – после некоторого колебания проговорила Айна.

– С чем? – поинтересовалась Эми.

– Виконт Колт прислал мне корзину изумительных орхидей и написал, что ждет меня в вестибюле отеля. Могу ли я, по-твоему, спуститься вниз и поблагодарить его?

– С вашей стороны было бы невежливо не сделать этого! – заявила Эми.

– А что, ты считаешь, сказала бы на это тетя Розамунда?

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru