Пользовательский поиск

Книга Солнце для мертвых глаз. Переводчик Павлычева Марина Л.. Содержание - Глава 32

Кол-во голосов: 0

– Я слышала твой разговор с Ноэль и решила, что она зайдет к тебе.

– Франсин, если ты намерена выполнить свое обещание, – сказала мачеха, – и все убрать, я бы попросила тебя поторопиться. Или ты намерена оставить уборку мне?

– Нет, я все сделаю, – сказала Франсин.

Она вымыла сковородку и салатник, убрала в посудомойку тарелки, бокалы и столовые приборы, засыпала порошок, закрыла дверцу и включила машину. Затем спросила у Джулии, не хочет ли та кофе. Джулия ответила:

– С меня на сегодня кофе хватит.

Она села в кресло и развернула воскресную газету. Там была скандальная статья о художнике по имени Саймон Элфетон, который оказался гомосексуалистом, и фотография, на которой он обнимал за плечи молодого человека. Оба улыбались. До чего же легкая жизнь у некоторых, подумала Джулия. Как только Франсин поднялась наверх, чтобы переодеться, она выбежала из дома. Джонатан Николсон был уже на месте, сидел на автобусной остановке с молодой женщиной. Он привел с собой женщину, чтобы выглядеть пореспектабельнее. Нет предела его хитрости и изобретательности. На нем были высокие кожаные ботинки и бейсболка.

Джулия уставилась на него, но тот отказывался смотреть в ее сторону. Она, естественно, не сомневалась, что тот видит ее. Скоро он узнает, кто тут главный. Он весь день и весь вечер просидит на этой продуваемой всеми ветрами остановке и заработает за свои труды простуду, надеялась она.

Джулия вернулась в дом и закрыла входную дверь. У лестницы она остановилась и прислушалась. Различив звук льющейся воды в ванной падчерицы, мачеха поднялась наверх и всего на мгновение, на несколько секунд, замерла у двери Франсин, чтобы собраться с духом, прежде чем повернуть в замке ключ.

Глава 32

Запирание замка прошло незаметно для Франсин. Завернутая в чистую банную простыню, она стояла в ванной и на довольно большой громкости слушала CD к.д. ланг [46]. Музыка наверняка мешает Джулии, подумала она, прошла через комнату и убавила громкость.

Девушка услышала, как та спускается вниз. Ее поступь стала очень тяжелой. Франсин вернулась в ванную, включила в розетку фен, переключила регулятор на полную мощность и принялась сушить волосы. Затем надела белое платье, потому что оно нравилось Тедди. Придется надеть поверх него пальто, вернее, кожаную куртку, потому что на улице всего десять градусов, хотя для ноября погода довольно теплая. Распустить волосы или заплести косу? В конечном итоге она отказалась и от того, и от другого, собрала волосы в пучок и заколола его длинными, как у гейши, серебряными шпильками.

Тедди ждет ее к трем. Он заберет ее ярдах в двухстах от дома, как и в прошлый раз. Франсин надела туфли с высокими каблуками, потому что те нравились Тедди, сделала вывод, что их можно носить только в том случае, если не надо долго ходить, и надела вместо них удобные сапоги. Затем повернула ручку двери. Дверь не открылась.

Наверное, заело. Она поворачивала ручку вправо, потом влево. Толкала дверь и тянула ее на себя, но та не открывалась. Франсин на мгновение растерялась. В доме нет ключей, кроме одного, который запирает гардеробную внизу. Никто не запирает двери, они все уважают личную жизнь друг друга – во всяком случае, она так думала. Пусть нет ключа, зато есть замочная скважина. Почему-то раньше она этого не замечала, все десять лет, что прожила в этом доме. Замочная скважина без ключа? Франсин вытащила из пучка серебряную шпильку и сунула ее в скважину. Ключа не было. Если встать на колени и заглянуть в скважину, то можно увидеть противоположную сторону коридора, лестничную площадку и свет, падающий из окна на лестничной площадке.

Франсин уже поняла, что произошло, и это ее ошарашило. Никто никогда не запирал ее, и сейчас она чувствовала себя оскорбленной. Не пытаясь заговорить, не открыв даже рта, она думала о том, что шок, как и много лет назад, лишил ее дара речи. От страха она даже не решалась проверить это, но все же пересилила себя и проверила. Франсин заговорила, хотя не настолько громко, чтобы быть услышанной за пределами комнаты:

– Джулия, Джулия…

Обнаружив у себя способность говорить, она испытала огромное облегчение. Франсин спросила себя, а не стоит ли начать кричать, потребовать, чтобы ее выпустили, «пожалуйста, Джулия, выпусти меня, пожалуйста, Джулия…». Но присущее ей чувство собственного достоинства удержало ее от этого. И от того, чтобы колотить в дверь. Она села на кровать, сняла куртку. Хорошо еще, что можно позвонить Тедди. За всю жизнь она не получала подарка лучше, чем мобильник, преподнесенный Джулией. В других обстоятельствах Франсин увидела бы в этом иронию и улыбнулась бы.

Мобильник должен был лежать на прикроватной тумбочке, но его там не было. Его забрала Джулия, тут нет никаких сомнений. Франсин вспомнила, как перед обедом столкнулась с ней на пороге своей спальни и та сказала, что меняла полотенца в ее ванной. Вероятно, именно тогда она и забрала мобильник, чтобы лишить свою пленницу возможности кому-нибудь позвонить. Франсин на мгновение охватило отчаяние. Однако она встала, подошла к окну и открыла его.

В книгах люди вылезают в окна и спускаются вниз по обвившему дом плющу, побеги которого, по счастливой случайности, расположены очень удобно со стратегической точки зрения, или по связанным простыням. Но никто не рассказывает, к чему в комнате можно привязать эти простыни или что делать, когда имеется только одна простыня. Кроме того, до земли было далеко, Франсин не могла определить, насколько далеко, но видела, что достаточно, чтобы переломать кости при падении.

В саду соседка сажала луковицы цветов. Франсин знала ее как приятную, но не очень общительную женщину. Естественно, та не входила в круг подруг Джулии, и Франсин сомневалась, что она когда-либо бывала у них в доме. Может, позвать ее? Но что она ей скажет? «Моя мачеха заперла меня в спальне и забрала мобильный телефон. Пожалуйста…»

Пожалуйста что? Позвоните в полицию? Никто не будет звонить в полицию только из-за того, что кого-то заперли в спальне. А «моя мачеха» сразу вызывает ассоциацию со сказками братьев Гримм. И вообще, вся идея звать на помощь унизительна и нелепа. Пока Франсин размышляла над этим, стоя у открытого окна, женщина сняла перчатки, подняла с земли опустевшую плетеную корзинку, в которой прежде лежали луковицы, и прошла в свой дом.

Франсин закрыла окно. Начался дождь, сначала он ласково шелестел, а потом обрушился ливнем. Из-за дождя стало пасмурно, и дневного света поубавилось. Она включила прикроватную лампу. Интересно, а что делать с едой и питьем? И как долго Джулия намерена держать ее здесь? Весь день? Всю ночь?

* * *

Так как Тедди не хотел, чтобы Франсин увидела эти слова на крышке багажника «Эдсела» – вернее, не хотел, чтобы она опять увидела их, – то в воскресенье утром нашел магазинчик, где ему продали аэрозольный баллончик с бледно-желтой краской под названием «Лимонный рассвет». На обратном пути он остановился у банкомата на Вест-Энд-лейн и снял еще двести фунтов с банковского счета Гарриет Оксенхолм. Винный магазин по соседству был открыт. Тедди купил австралийское «Шардонне» для Франсин и коробку шоколадных конфет с ликером, так как решил, что она, вероятно, ожидает от него подарка.

Загоняя «Эдсел» на территорию конюшен, он увидел на тротуаре ту самую женщину, которая помахала ему из машины в ночь, когда умерла Гарриет. Она выгуливала на поводке свою маленькую собачку. Он сразу узнал ее. И она, кажется, тоже узнала его.

– Здравствуйте, – сказала женщина, а потом добавила, и он услышал в этом нечто зловещее: – Мы снова встретились.

– Верно.

Что еще он мог сказать?

– Как Гарриет, в порядке?

Он безошибочно различил враждебные нотки в ее голосе. К чему она клонит? Что ей известно? Его пронзил страх.

– Замечательно, – твердо произнес Тедди.

– Передайте ей привет от Милдред.

вернуться

46

Кэтрин Дон Ланг, канадская поп– и кантри-певица, намеренно пишет свои инициалы маленькими буквами.

69
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru