Пользовательский поиск

Книга Солнце для мертвых глаз. Переводчик Павлычева Марина Л.. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

Она отказывалась направлять взгляд к тому окну, из которого Джулия может смотреть, улыбаясь и, возможно, махая ей, и намеренно держалась другой стороны широкой улицы. Франсин не хотелось дразнить Джулию, она никогда так не делала, хотя искушение было велико, однако не могла побороть желание идти позади ряда припаркованных грузовиков и автофургонов, которые скрывали ее от глаз мачехи. В конечном итоге она, конечно, будет вынуждена перейти улицу, поэтому Франсин решила дойти до пешеходного перехода в нескольких ярдах от автобусной остановки.

Там кто-то ждал автобус. Впоследствии она так и не вспомнила, кто из них первым узнал другого: она – его или он – ее.

– Привет, – сказал Тедди.

– Ой, привет.

– Вы… – предпринял он первую попытку, замолчал и предпринял новую: – Вы помните меня?

– Вы тот, кто сделал зеркало.

– Да.

Он стоял и смотрел на нее.

Она не помнила, чтобы кто-то когда-то так пристально смотрел на нее. Как будто изучал ее, усваивал, чтобы сохранить для дальнейшего использования.

– А вы живете здесь поблизости? – робко спросила Франсин.

Тедди помотал головой:

– Я приехал, чтобы увидеть вас. Я узнал, где вы работаете, и ждал вас, чтобы увидеть.

– Да? – Франсин ощутила, как к лицу прилила кровь. Ей стало жарко, и она смутилась.

– Та женщина из вашего дома наблюдает за нами через окно, – сказал он. – Она выходила и спрашивала меня, почему я здесь сижу.

– Почему вы здесь сидите?

– Я сказал, чтобы она шла прочь. Можно мне зайти к вам ненадолго?

Должно быть, ужас отразился у нее на лице. Он пристально, без улыбки, смотрел на нее, выражение его лица было жестким и сосредоточенным. Тут подошел автобус. Франсин не знала, понял он это или нет, она же мгновенно сообразила, что автобус закроет их от Джулии. Из автобуса вышел мужчина, потом стала медленно выбираться старушка.

– Если я напишу вам свой номер, – спросил Тедди, – вы позвоните мне?

Прежде чем она поняла, что он делает, тот взял ее за левую руку и отдернул рукав кардигана. Именно тогда Франсин заметила его увечье – мизинец с отсеченной первой фалангой. Тедди принялся писать шариковой ручкой на ее запястье. Она спокойно подставляла ему руку и даже раскрыла ладонь. Он записал номер телефона.

– Я не могу, – сказала Франсин. – Честное слово, не могу.

– Пожалуйста. Я очень хочу этого.

Автобус тронулся с места. Она перебежала дорогу позади него, сумела увернуться от проезжавшего мимо велосипеда. Он, наверное, все еще стоял на остановке, но она не решалась оглянуться. Франсин опустила рукав кардигана так, чтобы тот закрыл не только номер телефона, но и половину кисти. Джулия – ее любимый трюк – открыла парадную дверь до того, как она поднялась на крыльцо.

На мгновение Франсин показалось, что мачеха сейчас схватит ее за руку и втащит в дом. Такое впечатление у нее сложилось, когда девушка увидела позу той и ее поднятую руку. Однако Джулия справилась с собой, отступила в сторону и быстро захлопнула дверь за Франсин.

– С кем ты разговаривала?

Можно было бы легко солгать и сказать, что с незнакомцем, который спросил у нее время или номер автобуса, шедшего до Чизуика.

– С человеком, с которым я познакомилась на выставке.

– То есть, Франсин, он подцепил тебя? Взял и познакомился? Ты это хочешь сказать?

– Нет, Джулия, я не это хочу сказать. Нас представили друг другу.

– Тебе известно, что он уже два дня болтается вокруг, следит за домом? Прикатил на красной спортивной машине. Я выходила, чтобы поговорить с ним, и он вел себя крайне грубо. Твой отец будет в ужасе.

Франсин поднялась наверх в свою комнату. Она выглянула в окно на автобусную остановку, но Тедди там, естественно, уже не было. Практически все ее подруги знали, как поступать в подобных ситуациях, а вот она – нет. И хотя те с готовностью засыпали бы ее советами, в этом Франсин не сомневалась, ей не хотелось спрашивать. Она должна ответить себе самой: нравится ли он ей? Есть ли у нее желание узнать его получше? Тедди молод и привлекателен, он умен, размышляла Франсин, и ей нравится его манера говорить.

Закрыв глаза, Франсин спрятала лицо в ладонях и подумала, что, если он прикоснется к ней, обнимет за плечи, возьмет за руку и прижмется губами к ее губам, она не испытает отвращения. Когда Тедди стал писать номер своего телефона на ее руке, Франсин не возражала против этого. Она даже чувствовала необычный трепет, когда их руки соприкасались. Звонить ли ему? Набрать этот номер и позвонить? Франсин отвернула рукав и задумчиво взглянула на цифры. Смыть его, забыть о нем. Она убеждала себя в этом, когда снизу раздался голос мачехи:

– Франсин!

Так всегда происходило, когда Джулия проявляла резкость и властность. Сначала она запугивала, а через десять минут начинала подлизываться.

– Франсин!

– В чем дело? – Девушка открыла дверь, перегнулась через перила.

– Дорогая, я заварила чай. Я подумала, что мы пораньше выпьем чаю, а потом сходим в кино. Как ты на это смотришь?

Франсин воспользовалась фразой, которую очень не любила и не применяла больше ни к кому, однако наилучшим образом выражала ее чувства.

– Я не против.

Франсин прошла в ванную, помыла руки до запястий, но прежде записала номер. Она записала его в трех разных местах для пущей гарантии.

Глава 18

Способность Тедди концентрироваться, обычно такая надежная, в последнюю неделю сильно подвела его. И виной тому был образ девушки по имени Франсин, которую он смог увидеть с близкого расстояния. Никогда в жизни он не чувствовал ничего подобного. Почему у него не получается выбросить ее из головы? Почему перед ним возникает ее лицо, стоит ему закрыть глаза, и почему он видит ее во всех темноволосых девушках в толпе? Тедди даже не знал, чего хочет от Франсин, кроме того, чтобы она была рядом и он мог постоянно смотреть на нее. Каждый раз, когда звонил телефон, он подскакивал и что-то начинало биться в его грудной клетке.

У него вошло в привычку хватать трубку и затаив дыхание говорить «алло». Именно так и произошло, когда позвонила та женщина. Разочарование оглушило его, будто его ударили под коленки. Тедди сел. Голос был резким, а манера речи – аристократичной. Женщина сказала, что прочитала его объявление и нуждается в его услугах. Ей требуется встроить шкаф и полки в альков. Не мог бы он зайти к ней и взглянуть? Ее зовут Гарриет Оксенхолм, и она живет в доме семь «А» по Оркадия-плейс, СЗ8.

Тедди следовало бы прийти в восторг, но он лишь совершенно равнодушно подумал, что, возможно, этот заказ принесет хоть какие-то деньги. Имя и место могли бы показаться знакомыми, но для него имело значение и волновало только одно имя – Франсин Хилл. Он закрыл глаза и представил себя в тот момент, когда держал ее белую руку и писал свой номер телефона на запястье. Рука Франсин была мягкой, теплой и сухой, а кожа – гладкой, как шелк. Почему она ему не позвонила?

Тедди вспомнил, как сам наполовину забыл ее номер. Он его не записал и вынужден был держать в голове. Однако он стал искать ее отца в телефонном справочнике и нашел номер. Наверное, Франсин смыла запись со своего запястья или та женщина, которая выходила и задавала ему вопросы, заставила смыть его номер. Тедди нетрудно было представить, как кто-либо кого-то к чему-то принуждает.

Вернуться на остановку и еще раз попытать счастья? Идея выглядела унизительно, он этого не сделает, никогда больше не покажется на глаза той женщине. Можно подождать Франсин на остановке возле работы и пригласить сходить с ним куда-нибудь. А как приглашать? Просто сказать: «Пойдем со мной выпьем чего-нибудь»? Или «Давай погуляем»? Вполне вероятно, что она ответит «нет».

И надо ли брать «Эдсел»? Следует ли ему поехать в Сент-Джонс-Вуд на «Эдселе»? Наверное, нет. Это безрассудство, как на это ни смотреть, ехать куда-то на нем. Достаточно крохотной аварии, даже прокола в шине, чтобы положить конец всему. Уж лучше ехать на метро, по Юбилейной линии.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru