Пользовательский поиск

Книга Просто неотразим. Переводчик Павлычева Марина Л.. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

Боль в груди все не отпускала. Джорджина подошла к заднему крыльцу и села на ступеньку.

Но если она победила, то почему же не ощущает радости победы?

Глава 16

– Прекрасно, – проговорила Мей, поднося ко рту стакан с ликером «Калуа» со сливками и делая глоток.

Она сидела, покачивая ногой, на которой болталась блестящая черная туфля-лодочка. Глядя поверх стакана, Мей проследила за «шевроле» с низкой посадкой, медленно проехавшим мимо, выбрасывая черные клубы выхлопных газов. Помахав рукой перед лицом, чтобы разогнать дым, Мей спросила себя, не сделала ли она ошибку, расположившись на улице. Отсюда, из-за крохотного барного столика, ей были видны все, кто приближался к старому знаменитому джаз-бару. Через открытую дверь на пыльную улицу из бара лились мелодичные звуки саксофона. Сидевшие за столиками пары разговаривали о том, что занимало большую часть жителей Сиэтла: о дожде, кофе и «Майкрософте».

Мей поставила стакан на столик и посмотрела на часы.

– Он не придет, – сказала она самой себе и надела туфлю.

Был вечер пятницы. Сегодня работы не было, поэтому Мей накрасила губы и ресницы просто так. Она даже надела платье. Очаровательное маленькое черное платье с узкими бретельками. И ничего не надела под него. Вечер был прохладный, и она озябла, а ее последний любовник по имени Тед все не появлялся. Вероятно, его задержала жена, подумала Мей и взяла в руки сумочку. Обычно она ходила без сумки, но сегодня ей просто некуда было положить деньги – даже в трусы не засунешь, потому что их нет. Достав двадцатидолларовую купюру, она положила ее на стол. Все, хватит ждать. На нем свет клином не сошелся.

– Ба-а, кого я вижу! И почему такая девушка сидит одна?

Мей подняла голову, собираясь послать наглеца куда подальше, но потом нахмурилась и проговорила:

– Только секунду назад подумала, что хуже уже быть не может. Оказывается, может.

Хью Майнер рассмеялся и обратился к своим спутникам.

– Ребята, вы идите. – Он выдвинул стул и сел напротив Мей. – Я скоро приду.

Мей увидела, как мужчины вошли в бар.

– Я уже ухожу, – сказала она, берясь за сумочку.

– И что, даже не можешь выпить со мной?

– Нет.

– Почему?

«Потому что я замерзла», – подумала она.

– А с какой стати?

– Я угощаю.

Дармовая выпивка никогда не служила для Мей побудительной причиной, но тут к столу подошла рыжеволосая официантка и принялась вытворять нечто невообразимое. Она говорила воркующим голосом, терлась о плечо Хью. Она почти в открытую предлагала себя ему и давала понять, что готова прямо здесь и сейчас заняться с ним оральным сексом. Она была красива, у нее были большие голубые глаза и роскошное тело. Именно на нем она и попросила Хью оставить свой автограф. К его чести, он от этого отказался.

– Вот что я тебе скажу, Мэнди, – обратился Хью к официантке, – если ты принесешь мне бутылку «Беке» и… – он посмотрел на Мей, – что ты будешь пить?

Мей уже не могла позволить себе уйти. Особенно теперь, когда Мэнди принялась сверлить ее ревнивым взглядом. Женщины редко видели в Мей Херон достойную соперницу.

– «Калуа» со сливками.

– Если ты принесешь мне бутылку «Беке» и «Калуа» со сливками, я буду безмерно тебе благодарен, – закончил Хью.

– До какой степени? – Официантка огляделась и, наклонившись, зашептала ему на ухо.

Хью тихо рассмеялся.

– Мэнди, – сказал он, – меня это не интересует, особенно если учесть, что то, о чем ты просишь, является противозаконным в некоторых штатах. Послушай, я пришел сюда с Дмитрием Улановым. Он иностранец и не знает, что его могут арестовать за то, что ты предлагаешь. Попробуй подбить его на эту авантюру.

Когда официантка отошла, Хью откинулся на спинку стула и стал смотреть ей вслед.

– Кажется, ты сказал; что тебя это не интересует, – напомнила ему Мей.

– Да я просто смотрю, в этом нет ничего зазорного, – сказал он и повернулся к Мей. – Но она не так красива, как ты.

Мей была на сто процентов уверена, что он говорит это каждой встречной женщине, поэтому не восприняла его слова как комплимент.

Хью снял с себя кожаную куртку и через стол протянул ее Мей. Без куртки его обтянутые кремовой рубашкой плечи казались просто широченными.

– Неужели мои пупырышки заметны даже издали? – поинтересовалась Мей и с благодарностью взяла куртку.

Она была большой и теплой. И пахла чем-то мускусным, истинно мужским. Хью улыбнулся:

– Да, твои пупырышки очень заметны.

Мей не стала уточнять, какие именно пупырышки. Она так часто слышала колкости насчет своей маленькой груди, что уже привыкла к ним и перестала злиться и расстраиваться.

– Так ты ответишь на мой вопрос?

– Какой?

– Почему такая девушка сидит тут одна?

– Такая, как я?

– Да, – рассмеялся Хью. – Нежная. Очаровательная. Полагаю, мало кто может устоять перед твоей душевностью.

Мей не подхватила заданный им шутливый тон.

– Ты действительно хочешь знать, почему я здесь?

– Но я же спросил.

Она могла бы что-нибудь придумать, но неожиданно для себя решила ошарашить его правдой. Укутавшись в его куртку, Мей положила локти на стол и наклонилась вперед.

– Я встречаюсь с женатым любовником, и мы собирались устроить ночь дикой любви в «Мариотте».

– Без балды?

Ага, ей удалось шокировать его. Мей приготовилась выслушать поток нравоучений – и это из уст человека, который, как она подозревала, является полным банкротом в области нравственности.

– Неужели целую ночь?

Разочарованная его реакцией, Мей откинулась на спинку стула.

– В общем, мы собирались провести бурную ночь, но он не пришел. Наверное, не смог сбежать из дома.

Пришла официантка и принесла напитки. Когда она ставила перед Хью его пиво, то снова прошептала что-то ему на ухо. Он покачал головой, достал из заднего кармана джинсов бумажник и дал ей две пятерки.

Дождавшись, когда официантка отойдет на несколько шагов, Мей спросила:

– А что на этот раз?

Хью отпил пива, прежде чем ответить:

– Хотела узнать, придет ли сегодня Джон.

– А он придет?

– Нет. Да хоть бы и пришел – она все равно не в его вкусе.

– А кто в его вкусе?

Хью улыбнулся:

– Твоя подруга.

Когда он улыбался, его глаза начинали лучиться. Теперь Мей понимала, почему некоторые женщины считают его красивым.

– Джорджина?

– Да. – Хью принялся вращать бутылку между большим и указательным пальцами. – Ему нравятся женщины такой комплекции, как у нее. И всегда нравились. Если бы не она, он бы не вляпался в неприятности. Она здорово попортила ему жизнь.

– Она попортила ему жизнь?! Да Джорджина замечательный человек! Это он превратил ее жизнь в сплошной ад!

– Я об этом ничего не знаю. Я слушаю только то, что говорит Джон, а он не склонен подробно обсуждать со мной свои личные дела. Но я знаю одно: когда ему стало известно о Лекси, он словно помешался. Говорил только о ней. Отказался от поездки в Канкун, которую запланировал давным-давно, и от участия в чемпионате мира. Вместо этого он пригласил Лекси и Джорджину к себе в Орегон.

– Исключительно для того, чтобы усыпить бдительность Джорджины и спокойненько трахнуть ее – как в прямом, так и в переносном смысле.

Хью пожал плечами:

– Вообще-то я не знаю, что произошло в Орегоне. А ты, судя по всему, хорошо об этом осведомлена.

– Мне известно, что он оскорбил…

– Мей! – раздался мужской голос. Мей подняла голову и увидела стоявшего у столика Теда. – Извини, что опоздал. Было не так-то просто выбраться.

Тед был невысоким и худым, и Мей впервые обратила внимание на то, что брюки носит не как все нормальные мужчины, а значительно выше талии. На фоне Хью, который являл собой образец мужской красоты, Тед выглядел занудным «ботаником».

– Привет, Тед, – поздоровалась она и указала на Хью. – Познакомься, это Хью Майнер.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru