Пользовательский поиск

Книга Не устоять перед соблазном. Переводчик Павлычева Марина Л.. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

– Я кое-что поняла насчет тебя, – призналась Кэтрин. – До настоящего момента я об этом даже не подозревала, и для меня это стало сюрпризом. Ты ведь не любишь себя, правда? Ты даже не нравишься самому себе.

Господь всемогущий! Джаспер непроизвольно сжал подлокотники кресла и ошеломленно уставился на Кэтрин.

– Что за чушь ты несешь? – К нему тут же вернулось былое раздражение.

– И я не ожидала услышать из твоих уст слово «невозможно», – продолжала Кэтрин. – Нормальная семейная жизнь невозможна? Любовь невозможна – с обеих сторон? Я думала, Джаспер, для тебя вопрос чести выиграть пари.

– Как мило с твоей стороны – напоминать мне о единственном пари, что я проиграл! – саркастически заметил он.

– Ты его не проиграл, – возразила Кэтрин. – Ты выбрал более смелый и достойный выход – сам же ты интерпретировал его как унижение, естественно. Но я говорю не об этом пари.

Джаспер тихо рассмеялся.

– О том, которое я заключил на балу у леди Парметер? – спросил он. – О том пари, да? О пари с одним спорщиком, без призового фонда и штрафа в случае проигрыша, без установленных сроков?

– Все это не останавливало тебя до того, как мы оказались вовлечены в скандал, – напомнила Кэтрин. – Ты был полон решимости заставить меня полюбить тебя. Именно поэтому ты и преследовал меня так настойчиво после вальса. И у тебя есть второй спорщик – я. И призовой фонд есть – я. И штраф в случае проигрыша тоже есть – потеря меня. И сроки тоже определены – отъезд гостей с загородной вечеринки.

От изумления Джаспер лишился дара речи. Однако слова Кэтрин не усилили его раздражение, напротив, они улучшили настроение. Для нее эта ситуация отнюдь не трагедия.

– Я заключаю с тобой пари, – заявила она. – Я утверждаю, что тебе это не под силу. Тебе никогда не удастся убедить меня полюбить тебя. Это действительно невозможно. И если ты попытаешься, то только потеряешь время. Однако ты человек, для которого все возможно, особенно то, что кажется недостижимым. Так вот, я для тебя недостижима. Заставь меня полюбить тебя. Соблазнительно. Но есть одна проблема.

– Мне нечего предложить в ответ, – сказал Джаспер. – Ничего такого, чтобы могло бы иметь для тебя ценность. Я не романтик, Кэтрин, и если бы я стал притворяться таковым, то выглядел бы полным идиотом.

– Вот именно над этим, – твердо проговорила Кэтрин, – тебе и придется потрудиться.

Они долго пристально смотрели друг на друга. Пламя свечей начало мигать – они почти догорели.

Губы Джаспера против его воли растянулись в улыбке. Ему никогда не удастся убедить ее полюбить его? И он зря потеряет время, если предпримет попытку, да?

– И еще кое-что, – сказала Кэтрин. – Если мы действительно заключим пари, то поднимем ставки.

Джаспер вопросительно изогнул бровь.

– Никаких ласк, – заявила Кэтрин. – Никакого секса.

– Никогда? – уточнил Джаспер.

– До окончания пари, – ответила Кэтрин. – А потом посмотрим.

Целый месяц воздержания? И отсутствие возможности распробовать на вкус молодую жену? М-да, ставки поднялись до небес.

Однако он продолжал улыбаться. Невозможно, говорите?

Невыполнимое пари.

Джаспер встал, подошел к кровати и протянул Кэтрин правую руку.

– Договорились, – сказал он.

Она подала ему руку, и они скрепили договор рукопожатием.

– Надеюсь, диван в гостиной удобный не только на вид, – усмехнулся Джаспер.

– Возьми подушку, – посоветовала Кэтрин.

Он последовал ее совету и вышел из спальни. Когда он закрывал за собой дверь, пламя свечей несколько раз мигнуло и погасло.

Оказалось, что диван очень узкий и короткий. Однако Джаспер все же устроился на нем: ноги он закинул на один подлокотник, голову положил на другой.

Только он все равно не смог бы заснуть в такой позе, даже если бы в его голове не происходила тяжелейшая умственная работа – обдумывание главным образом одной мысли.

Ему предстоит, черт побери, предложить ей что-нибудь в обмен на ее любовь, которую он, естественно, завоюет. И он очень опасается, что для этой цели подойдет только одно. Проклятие, он собирается влюбиться в нее! И при этом он может твердо заявлять себе, что это невозможно, что никакое испытание и желание выйти из него победителем не заставит его пойти на это.

Это невозможно. Вот досада!

А сейчас он влюбится.

Господи, ну как ему могло прийти в голову, что диван удобный?

«…моя душа и сердце».

Джаспер поморщился.

Чтоб всем провалиться! Подушка что, набита кирпичами?

Он собирается влюбиться в нее.

Пари с самим собой.

Невозможно?

Естественно.

Но осуществимо?

Естественно.

И вдруг его осенило. Он соскочил с дивана, лег на пол, предварительно стащив вниз подушку, прикрылся сюртуком и приказал себе спать.

Глава 16

– И еще кое-что, – сказала Кэтрин так, будто продолжала прерванный разговор, хотя на самом деле они полдня путешествовали в полнейшем молчании.

Джаспер сидел, скрестив руки на груди и закрыв глаза, – было ясно, что он не спит, но вид у него был сонный. Кэтрин подозревала, что он наблюдает за ней, хотя как это возможно с закрытыми глазами, она не представляла.

За весь день он ничего не сделал для того, чтобы выиграть свое пари. Проснувшись утром, она приготовилась отбиваться от явных и вульгарных попыток соблазнить ее. Однако вместо этого Джаспер все утро проговорил о погоде, а потом заявил, что раз ему не удается вызвать у нее хотя бы улыбку, то он немного поспит, так как вчера спал плохо. После этих слов он сложил руки на груди и закрыл глаза.

Хотя Джаспер и не спал, он был расслабленный и сонный и в таком виде казался Кэтрин еще привлекательнее. Он занимал практически половину кареты. Ей приходилось плотно сжимать колени, чтобы не касаться его ноги, когда карета начинала раскачиваться на рессорах, а это случалось почти ежеминутно.

Кэтрин игнорировала его. Однако она не получала от этого никакого удовлетворения, пока он притворялся спящим. Ей очень хотелось, чтобы он проснулся и понял, что его игнорируют. Естественно, она сдерживалась, чтобы не рассмеяться в ответ на его самые нелепые замечания по поводу погоды. А заговорила она для того, чтобы разбудить его.

Джаспер открыл глаза.

– И еще кое-что, – повторила Кэтрин.

– Еще? – проговорил он. – Еще кое-что вдобавок к тому кое-чему, о котором ты упомянула несколько мгновений назад? Получается два «кое-что», верно?

Кэтрин окинула его укоризненным взглядом.

– Шарлотта в восторге от того, что мы поженились, – сказала она. – И, думаю, не только потому, что теперь есть кому вывести ее в свет в следующем году и не надо бояться, что ее отправят к тетке. Она искренне любит тебя и желает тебе счастья. Она думает, что со мной ты будешь счастлив. Шарлотта думает, что мы любим друг друга.

В глазах Джаспера появилась веселая искорка. Кэтрин крайне смущало его умение улыбаться, не двигая ни единой мышцей лица. Его глаза, вдруг подумала она, станут причиной ее падения.

– Это одно «кое-что», – подытожил Джаспер. – Есть еще одно?

– Да, есть, – ответила Кэтрин. – Я выросла в сплоченной семье. Мы все сильно любим друг друга. Мы делимся своей радостью друг с другом, вместе скорбим. Для моих сестер и брата очень важно, чтобы я была счастлива в семейной жизни, они хотят увидеть, что мы любим друг друга. Однако в настоящий момент их переполняют сомнения. Они опасаются, что мы не любим и никогда не полюбим друг друга.

– Это два «кое-что», – сказал Джаспер. Его голос звучал так, будто он действительно проснулся. – Причем интересные. Они для меня еще больший стимул выиграть пари, а для тебя – повод капитулировать и не мешать мне выигрывать.

– Ты плохо расслышал меня, – заявила Кэтрин. – Я сказала, что для наших близких важно, чтобы мы любили друг друга – мы оба, а не я тебя, а ты – никого при прежнем образе жизни.

– Значит, Кэтрин, ты хочешь превратить наше пари в двойное? – спросил Джаспер улыбаясь. – Ты хочешь заставить меня полюбить тебя? Ради спортивного интереса я могу дать тебе шанс выиграть.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru