Пользовательский поиск

Книга Не устоять перед соблазном. Переводчик Павлычева Марина Л.. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

– Это научит его не наниматься к таким, как Форестер, – усмехнулся Джаспер, поворачиваясь к приятелю с двумя бокалами в руках. – Через месяц Кэтрин Хакстебл станет моей женой. Было решено, что при сложившихся обстоятельствах объявление предпочтительнее специального разрешения. Бракосочетание состоится в церкви Святого Георгия, естественно. Ты, Кон, будешь моим шафером, если согласишься.

Глава 14

Кэтрин оказалась права. Хотя уже наступил июль и сезон официально закончился, значительная часть бомонда осталась в городе, чтобы присутствовать на церемонии.

Барон Монфор женится. Никто не мог отказать себе в удовольствии стать свидетелем этого события. Кэтрин Хакстебл всегда считали особой благовоспитанной и респектабельной. Поэтому всем трудно было представить ее, бедняжку, женой такого повесы. Хотя, конечно, она сама уготовила себе такую участь, когда позволила ему волочиться за ней, несмотря на то шокирующее трехлетней давности пари. Ей повезло, что он согласился соблюсти приличия. Если бы он бросил ее на произвол судьбы, это было бы вполне в его характере.

После бракосочетания герцог и герцогиня Морленд устраивали торжественный завтрак в Морленд-Хаусе. Сразу после завтрака молодые уезжали в Седерхерст-Парк, где собирались провести короткий медовый месяц перед приездом гостей на празднование восемнадцатилетия мисс Рейберн. Этим гостям завидовал весь высший свет. Ведь у них будет возможность понаблюдать, как развиваются отношения в этом невероятном союзе. Но все это будет потом. А пока Кэтрин готовилась к церемонии.

На ней было новое бледно-голубое муслиновое платье с высокой талией. Юбка с вышитым серебром подолом ниспадала мягкими складками. Такая же вышивка украшала короткие рукава-фонарики и очень скромный вырез.

Новая соломенная шляпка была отделана голубыми васильками и завязывалась широкими голубыми шелковыми лентами.

Цепочка из белого золота с граненым бриллиантовым кулоном, который, по ее мнению, очень напоминал по форме большую слезу, была свадебным подарком жениха.

Наряд дополняли длинные белые перчатки и серебряные туфельки.

Кэтрин знала, что выглядит великолепно. И понимала, что так выглядеть ей необходимо. Сегодняшний день почти не имеет к ней отношения, за исключением одного момента: скоро она станет женой лорда Монфора. Сегодняшний день весь посвящен респектабельности, правилам и условностям света. А она член этого общества, нравится ей это или нет. И ее долг перед семьей – приспособиться к этому обществу.

Близкие – это единственное, что имеет для нее значение. Она любит их. И делает все это главным образом ради них. В течение последнего месяца все они время от времени заводили с ней задушевные беседы и уговаривали разорвать помолвку и остановить подготовку к свадьбе, если она на самом деле не хочет выходить за лорда Монфора. Каждый предлагал свою помощь и поддержку на тот случай, если она примет такое решение.

На пороге появились Маргарет и Ванесса. Восторженно вскрикнув, они принялись убеждать Кэтрин, какая она красавица.

– И мы правильно выбрали цвет, – сказала Мег, подходя к Кэтрин и сильно сжимая ее руки. – Он очень идет тебе и подчеркивает твою красоту. Он подходит и к глазам, и к волосам. Ах, Кейт, ты такая… ты такая уверенная…

Кэтрин улыбнулась.

– Естественно, я уверенная, глупышка, – сказала она, как и говорила много раз прежде. – Месяц назад все эти мерзкие истории приводили меня в замешательство, это правда, и я ужасно злилась, что меня принуждают к чему-то. А еще меня раздражал лорд Монфор, потому что во многих аспектах – хотя не во всех – он оказался главной причиной неприятностей. Но теперь все это в прошлом, и я довольна тем, что получилось. Мне двадцать три, я наконец готова выйти замуж – и выхожу, причем за мужчину, которого выбрала сама. Он мне ужасно нравится, знаешь ли.

Она переигрывала. Слово «ужасно» прозвучало фальшиво. Однако Мег заметно приободрилась.

– Тогда я тоже довольна, – сказала сестра. В ее глазах блестели слезы. – И я действительно верю, что ты, Кейт, ему нравишься. Ой, я так думаю, я так считала еще до того, как начались все неприятности! Я прощу ему все прегрешения против тебя, если он наполнит ваш брак любовью. Ведь именно об этом я и мечтаю.

Ванесса подошла к Кэтрин и обняла ее.

– Знаешь, – проговорила она, – я совсем не любила Эллиота, когда выходила за него, и он наверняка не любил меня. Да и как он мог, если именно я предложила ему, бедняжке, жениться на мне.

Она весело рассмеялась.

Когда Эллиот принял на себя обязанности опекуна Стивена, он как раз подыскивал жену. Будучи натурой отнюдь не романтической, он остановил свой выбор на Мег исключительно из практических соображений. Однако та ждала Криспина Дью, который ушел на войну. Несси знала, что у Мег сильно развито чувство долга перед близкими, и догадывалась, что та скорее ответит «да» только на том основании, что этот брак полностью отвечает интересам семьи. Поэтому в порыве самопожертвования она сделала предложение Эллиоту прежде, чем тот успел попросить руки Мег. И он женился на Ванессе.

– Но сейчас, – продолжала Несси, и ее глаза вдруг засветились, – мы не только любим друг друга, мы влюблены друг в друга. Если есть желание любить, Кейт, любовь сама придет к тебе. Обещаю.

– Но я уже люблю лорда Монфора, – возразила Кэтрин. – И он любит меня.

Она опять переигрывает.

– Конечно. – Улыбка Ванессы свидетельствовала о том, что она понимает это, но что все равно у нее остается надежда. – Конечно, любишь. Ах, я так хочу, чтобы ты была счастлива! Я хочу, чтобы обе мои сестры были счастливы. И Стивен тоже, хотя он еще слишком молод, чтобы о нем нужно было беспокоиться.

Она сморгнула слезы и опять засмеялась.

В этот момент в дверях появился Стивен. В черно-белом наряде он был до умопомрачения красив и выглядел очень взрослым.

– Кейт, – проговорил он, подходя к сестре. – Я бы сказал «моя любимая сестренка», если бы вы все трое не были моими любимыми. Жаль, что я не старший брат, иначе я мог бы заботиться о тебе и оберегать тебя, как ты заботилась обо мне. Жаль, что приходится так скоро отдавать тебя другому мужчине. Но Монти – достойный человек, несмотря ни на что. Я убежден в этом. Он совсем не злой. Иначе я никогда не смог бы с ним подружиться. Он будет хорошо с тобой обращаться.

– Естественно. – Кэтрин рассмешила серьезность Стивена. – И скоро твой друг станет твоим зятем.

– Я решил, что надо зайти к вам, – послышался голос Эллиота, – и напомнить, что сегодня нас всех ждут в церкви Святого Георгия. А то мне вдруг показалось, что вы об этом забыли.

Кэтрин вспомнила, как впервые увидела его на ассамблее в честь Дня святого Валентина в Трокбридже. Тогда она решила – и так же решили все присутствовавшие дамы, – что в жизни не видела более красивого мужчины. Сейчас же, когда он стал мужем Несси и отцом Изабеллы и Сэма, она воспринимала его как очень близкого человека.

Да, Несси повезло с выбором.

– Кэтрин, не пугайся, я не собираюсь произносить трогательные речи или давать мудрые советы, – сказал он. – Все это будет потом. Но должен отметить, что ты выглядишь просто очаровательно.

– Спасибо, Эллиот. – Кэтрин шагнула к нему, и они обнялись.

Неужели у всех невест возникает ощущение, будто они прощаются со всеми, кто им близок и дорог? Разве это естественно?

Кэтрин отстранилась от Эллиота и улыбнулась. Ее глаза остались сухими, однако в горле стоял ком.

– Если этому дню, – проговорила она, – предстоит стать счастливейшим днем моей жизни – а я полна решимости сделать его именно таковым, – пусть он начнется с серьезного события. Быстро всем в церковь.

Спустя минуту она осталась наедине с братом. Комната вдруг показалась ей пустой – все ее вещи уже упаковали и увезли. В душе появилось чувство, что она здесь чужая. И ведь это так. И этот особняк, и эта комната больше никогда не будут ее домом.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru