Пользовательский поиск

Книга Любимая. Переводчик Павлычева Марина Л.. Содержание - Глава 24

Кол-во голосов: 0

И никто им не нужен.

Жаркие поцелуи. Нежные слова.

В небе плыли облака, похожие на снежные сугробы, а внизу призрачными тенями высились горы. Воздух был напоен запахом сосны. Коул и Джулиана лежали на мягком травяном ковре и говорили на языке любви, продолжая бесконечную поэму, древнюю, как сама Земля.

Наступило утро, окрасив землю в золотистые и бледно-лиловые тона и застав влюбленных спящими в обнимку.

Почему-то мир выглядел по-другому.

Они проснулись, сели и уставились друг на друга. Джулиана отдала бы все, чтобы не наступал рассвет, чтобы прожить эту ночь заново. Она вспомнила свои вчерашние слова и закусила губу.

– Итак, – тихо, будто обращаясь к самой себе, произнесла она, – все кончено.

Коул сжал ее руку в своих.

– Что кончено?

– Наша ночь.

– Похоже на то. – Он посмотрел в светлеющее небо.

– Да, все кончено.

Он слишком поздно сообразил, какой смысл был заключен в ее словах. Джулиана уже вскочила на ноги. Ее щеки покрывал румянец, более яркий, чем занимающаяся заря.

– Я… я пойду…

Ее трясло. Она поставила себя в сложное положение. Нет, унизила. Что она наделала? Бросилась ему на шею, заверив, что последствия не имеют для нее значения. Она дала слово, что оставит его в покое и больше не будет докучать ему – не именно такими словами, но именно с таким подтекстом. Только одна ночь, сказала она. Ну разве можно быть большей дурой? Ведь ей же хотелось остаться с ним навсегда. Однако в ясном свете утра казалось маловероятным, что он желает того же.

Обнаженный, Коул был еще более красив, чем в одежде. Джулиана в восхищении рассматривала его мускулистую, поросшую темными волосками грудь. Нет! Она потянулась за сорочкой. Пора идти. Пора сохранить то, что осталось от ее гордости и достоинства.

Хотя сохранять почти нечего.

Коул боролся с желанием заключить ее в объятия и никуда от себя не отпускать. Господи, как же она прекрасна! И нежна. Эта нежность, искренняя, бесконечная, идет от самого сердца. Как же ему хочется попросить ее остаться с ним навсегда…

Но нужно все обдумать. Он не должен давать обещания, которые не сможет выполнить. А если он погибнет, то тем более не выполнит никаких обещаний. Его жизнь полна опасностей, и смерть ходит за ним по пятам.

«Приди ко мне и стань моей любовью». Солнце выбралось из-за гор, и слова из стихотворения, почти забытого, промелькнули в его сознании. Много лет назад мама вслух читала его Кейтлин. Эта строчка прочно засела в его мозгу, так как, очевидно, он никогда не задумывался о том, что они могут относиться к нему. «Приди ко мне и стань моей любовью».

Коулу до безумия захотелось сказать их Джулиане, молить ее остаться с ним.

Он должен разобраться с Маккреем, а потом – с Джоном Брином. Если он выживет, то тогда, вполне вероятно…

Джулиана заслуживает того, чтобы ее любили. Защищали. Чтобы ей поклонялись. Если он будет знать, что ему под силу обеспечить ей достойную жизнь, тут же сделает ей предложение. Но Коул сомневался, что у него когда-нибудь появится такая возможность. Тихое и спокойное семейное счастье суждено другим, а не ему.

Коул поздно сообразил, что Джулиана почти бегом удаляется от оврага. Каждый ее шаг разрывал ему сердце. Ему ничего бы не стоило догнать ее, но он только смотрел ей вслед. Если он останется в живых после того, что ждет его впереди, тогда у них есть шанс – при условии, что она не откажется от него. И он будет в силах сделать ее счастливой.

Однако прежде надо покончить с Маккреем.

У него есть план, и надо рассказать о нем Уэйду Монтгомери.

Коул сосредоточился на предстоящей ему опасной задаче и заставил себя не думать о Джулиане. Это оказалось непросто. Ведь, в конце концов, эта женщина – воровка.

Она украла у него сердце.

Глава 24

Когда Уэйд изложил свой план, в хижине на Жезловой горе воцарилась тишина.

– Вопросы? – спросил он, обводя взглядом присутствующих.

– У меня есть вопрос, – встала Джулиана. – Почему я не могу пойти с вами?

Уэйд вздохнул и собрался ответить, но его опередил Томми:

– Потому что, сестричка, мы не позволим тебе рисковать своей очаровательной шейкой. Вот и все.

– Значит, я должна бездельничать тут весь день, пока вы будете рисковать жизнью?

– Да. – Томми весело улыбнулся, но Джулиана не ответила на его улыбку.

– Ты и Скунс будете следить за Джози. Чтобы знать, что с ней все в порядке. Кроме того, – Уэйд подошел к Джулиане и положил руки ей на плечи, – если случится какая-то неприятность, тебе, Скунсу и Джилу придется заботиться о Джози и Кельвине. Вы все как можно быстрее отправитесь в Нью-Мексико. Скунс и Джил знают кратчайший путь.

Слова Уэйда усилили тревогу Джулианы, однако она решила не отступать.

– Я никуда не поеду без тебя и Томми, – заявила она.

– Конечно же, нет. – Уэйд погладил ее по щеке. – Поэтому жди здесь. Будь хорошей девочкой, и сегодня вечером, когда все закончится, мы устроим шумный праздник.

Скунс театрально вздохнул.

– Мне выпал единственный шанс побыть наедине с красавицей, а она согласна, чтоб ее пристрелили, – лишь бы не оставаться со мной.

Все, кроме Джулианы, расхохотались.

Скунс устремил на нее такой молящий взгляд, что она не удержалась и улыбнулась.

– Ладно, кто-то же должен защищать Джози и Кельвина. И следить, чтобы у тебя не сгорели бисквиты.

– Ты готов? – обратился Уэйд к Джилу Киди. – Кажется, тебе выпало самое опасное задание.

– Глупости! Я немного пошепчусь с этими шалопаями и вернусь назад целым и невредимым. – Он беззаботно рассмеялся.

– Будь осторожен. Янси, собери все, что тебе понадобится.

Уэйд занялся своим мешком, проверяя запас продуктов и снаряжение. В открытое окно залетела пчела. Покружив по комнате, она вылетела наружу, под палящее солнце.

Когда Томми и Серое Перо вышли из хижины, Джулиана сообразила, что Коул таинственным образом исчез. Когда же он успел? Он был здесь, когда Уэйд начал объяснять план. Она и не заметила, как он ускользнул.

– Где Коул? – Собственный голос оглушил ее.

Джулиана поспешила выглянуть в окно. Стрелы тоже не было.

– Он решил выехать пораньше, – спокойно ответил Уэйд. – Не беспокойся, мы встретимся с ним.

Он даже не попрощался. Сердце Джулианы болезненно сжалось. А что, если он не вернется?

Что, если никто из них не вернется? Она с возрастающей тревогой следила за тем, как братья готовятся к решительной атаке. Они не знают, какое количество врагов – один или десяток – будет противостоять им. Джулиана содрогнулась. Она не может лишиться их. И Коула.

Мужчины оседлали коней и поскакали прочь. Джулиана долго смотрела им вслед.

Когда она вернулась в хижину, Скунс убирал тарелки после завтрака. Внезапно ее охватил панический страх. Не исключена возможность, с ужасом осознала Джулиана, что она лишится их прежде, чем сумерки накроют Жезловую гору.

Лайн Маккрей беспокойно ходил взад-вперед по застланной ковром гостиной, когда Нож взбежал на крыльцо и стремительно распахнул входную дверь.

– В городе появился слух, что Джозеф Уэллс продает ранчо Коулу Роудону. Сегодня, – возбужденно объявил он.

– Что?

Маккрей с трудом сдержал поток грязных ругательств. Неужели неприятности не закончились? Нельзя допустить, чтобы «Огненная гора» ускользнула от него. Это лучший участок земли на всей территории. Он собирался построить там ранчо, такое, какое могло бы соперничать с легендарными «Двумя дубами» Джона Брина. Не говоря уже о железной дороге, которая должна пройти по краю участка. Это сулит ему большие доходы, все уже улажено. Ярость Маккрея обратилась на этого глупца, Джозефа Уэллса. У него и так дел по горло – завтра нужно обеспечить безопасную доставку этого чертова жалованья, а тут еще Уэллс. Придется вправить ему мозги. Без сомнения, банда братьев Монтгомери планирует захватить деньги, но у него нет ни малейшего представления о том, где и когда. Зато он хорошо знает, что нельзя допустить, чтобы они снова скрылись с добычей. Если это случится, он превратится в посмешище. Кроме того, без этих денег ему не покрыть издержки за месяц.

63
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru