Пользовательский поиск

Книга Любимая. Переводчик Павлычева Марина Л.. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

– Правда. Если скажешь нам.

Нож. При упоминании этого имени Джулиану охватил смертельный ужас. Она провела языком по сухим разбитым губам. Горло все еще саднило после цепких и сильных пальцев Ножа.

– Воды, пожалуйста, – прошептала она.

– Не-ет. Сначала скажи нам, детка, где они прячутся?

– Дайте воды…

– Выпустите меня! – в отчаянии закричал Люциус Дейн, вцепившись в решетчатую дверь камеры. – Я заставлю ее заговорить!

В ответ на его мольбу послышалась яростная брань. По лицам своих мучителей Джулиана видела, что они разозлены до крайности, что их бесит и Люциус Дейн с его нытьем, и ее отказ отвечать на вопросы.

Притчард со всей силы ударил Джулиану по лицу и, наклонившись, вперил в нее злобный взгляд:

– Тогда расскажи о Роудоне… Он собирается выкупить «Огненную гору»?

– Роудон… – с трудом шевеля окровавленными губами, произнесла Джулиана. В глазах Притчарда вспыхнул огонь нетерпения. – Никогда не слышала о таком…

Клайд выбил из-под нее стул, и она упала на пол. Из ее горла вырвался звук, только отдаленно напоминавший крик. Он занес ногу, чтобы пнуть ее. Но удара так и не последовало. Помещение огласилось выстрелами, следовавшими один за другим. Джулиана лежала, обхватив голову руками, готовая к тому, что следующая пуля отнимет жизнь у нее.

Кто-то наклонился над ней, и она замерла от страха. Нож! Он вернулся! Сейчас он пырнет ее ножом…

– Надеюсь, ангел мой, ты не против того, что я пристрелил их. Просто я не смог придумать ничего другого, – раздался хриплый голос.

Джулиана не веря своим ушам открыла глаза и увидела лицо Коула Роудона. В нем было столько ярости, что она ахнула.

Сознание снова окутал серый туман. Ее подняли на руки. Ощутив влагу на лице и шее, она сообразила, что это дождь.

– Держись, милая, нам надо выбраться отсюда.

Его голос. Его руки. И холодный, ледяной дождь. Как в ту ночь, когда Коул Роудон настиг ее на дороге.

– Коул…

– Знаю, что холодно, милая, но нам нельзя останавливаться.

Джулиана едва ли отдавала себе отчет в том, где находится и что с ней происходит. Она не чувствовала бешеной скачки и резких порывов ветра, не понимала, что мощный конь уносит их в ночь.

Единственное, что она сознавала, – это то, что Коул снова с ней, держит ее в своих объятиях. Сон это или реальность – какая разница… главное, он здесь и она в безопасности… в безопасности…

– Коул, – вновь прошептала она, но это короткое слово растворилось в вое ветра.

Верхом на Стреле они неслись с головокружительной скоростью, все дальше углубляясь в горы, а вокруг них молнии яркими вспышками пронзали небо. Джулиана потеряла сознание.

Глава 17

Солнечный свет проникал сквозь веки, настойчиво призывая проснуться. Что-то шершавое и очень знакомое коснулось щеки Джулианы. Она заворочалась и ощутила под собой мягкость перины. С явной неохотой, к которой примешивалась тревога, она открыла глаза и обнаружила, что лежит в кровати, на пуховой перине, покрытая одеялом. И что на ней ничего нет. Никакой одежды.

Только бинты, стягивавшие грудь.

Джулиана резко села и тут же с громким стоном повалилась навзничь, почувствовав сильную боль. Спустя минуту она предприняла новую попытку, но на этот раз двигалась медленно и осторожно.

Джулиана осмотрелась. Она находилась в небольшой, скромной комнате. Рядом с грубо сложенным камином у северной стены стояли старая плита, три плетеных стула, скамья и неказистого вида стол. Небольшой буфет почему-то был открыт, и она увидела на полке стопку тарелок и несколько кружек. Ни штор, ни ковров, ни украшений – ничего, кроме метлы в углу, древнего железного чайника на плите, ящика для дров да щепы для растопки.

Где она? Как попала сюда? Джулиана силилась вспомнить, что же произошло. Единственное, что сохранилось в ее памяти, – это как ее били в тюрьме Платтсвилла…

Она попыталась встать с кровати, но в этот момент дверь открылась и в комнату вошел Коул Роудон.

– Эй, что это ты затеяла?! – воскликнул он.

Джулиана закачалась, и Коул, подскочив к ней, бережно поднял ее на руки и уложил на кровать.

– Глядя на тебя, можно подумать, что Нож со своими парнями напрочь выбили тебе мозги… – Он сердито посмотрел на нее из-под полей шляпы.

– Где моя одежда?! – воскликнула Джулиана, поспешно натянув одеяло до самого подбородка.

Ну почему она так часто оказывается почти голой в присутствии этого человека? И что он здесь делает?

– Твоей одежды больше нет, – ответил он. – На ней было столько крови, что я решил от нее избавиться. Надевай рубашку и брюки, если не хочешь все время ходить завернутой в одеяло.

– Кто… раздел меня?

– Один охотник. Отличный парень. Ездит на пегой лошадке, которая неравнодушна к светловолосым женщинам. Может, знаешь его?

– Как ты посмел раздеть меня! Ты… ты…

– Ну, разве это не в духе женщины? – задумчиво произнес Коул. Джулиана вновь попыталась встать, но он не позволил ей. – Привозишь ее в такой райский уголок, а она думает только о том, что ей надеть.

Джулиана ошеломленно уставилась на него. Только сейчас она рассмотрела его лицо и пришла в ужас при виде огромных синяков на скулах и подбородке. Но страшнее всего выглядела рана на щеке, с неровными краями, открытая. Наверняка останется шрам.

– Что с тобой случилось? – пролепетала Джулиана, охваченная тревогой.

Коул лишь пожал плечами и грустно рассмеялся.

– Меня заарканила та же шайка, что и тебя, – ответил он. Выражение его лица смягчилось. – Я прошу у тебя прощения за это. – Он ласково дотронулся до ее щеки, но даже это легкое прикосновение причинило Джулиане боль, и она поморщилась. – И за это… и за это… – Коул указал на синяки на руках. – И за это. – Он пальцем обвел темные пятна на шее.

Джулиана видела, что Роудон искренне раскаивается. В лучах солнца ее зеленые глаза блестели, как изумруды, четко выделяясь на бледном, израненном лице. Коул вспомнил тот момент, когда на него набросился Фред и осколком стекла распорол щеку. В ту минуту он думал только о Джулиане: кто же спасет ее после его гибели? А затем произошло чудо. Путы лопнули – видимо, отчаяние прибавило ему сил, и он разорвал надрезанные веревки. Он обрел свободу, чтобы нанести Фреду смертельный удар и вызволить Джулиану из тюрьмы. Плохо, что там не оказалось Ножа. Зато он прикончил остальных. Дейн трясся как кролик, и Коул не стал убивать этого презренного типа, пусть себе гниет за решеткой.

Он привез Джулиану сюда, обмыл и вытер полотенцем, холодея при виде ее ран и синяков. Это все его вина. Он никогда бы не поверил, что может так мучиться из-за чьих-то страданий. Эта девушка действовала на него, как никто другой на свете. Вот и сейчас ему хотелось обнять ее, облегчить ей боль. Мысль, что она обнажена, только усилила это стремление.

«Спокойнее, парень, – приказал он себе. – Приди в себя, не волнуйся и дай даме перевести дух».

Но ему пришлось бороться с настойчивым желанием поступить вопреки собственным увещеваниям.

Что касается Джулианы, то она не могла отвести глаз от раны на его лице. Неожиданно ей захотелось прижать Коула к груди, погладить по голове, утешить его, как маленького мальчика. Напрасно она обвиняла Коула в том, что он покинул ее. Он тоже страдал, причем гораздо сильнее, чем она.

– Это сделал Нож? – в смятении прошептала Джулиана.

– Один из его наемников. Это долгая история. – Коул покачал головой. – Что ты помнишь?

Джулиана попыталась выудить из памяти события, которые сейчас казались очень далекими. Ее передернуло, когда она вспомнила бесконечные вопросы и побои, которым подверглась.

– Это ты вытащил меня оттуда, да? – тихо спросила она. Владевшая ею паника начала ослабевать. – Я думала, это сон…

– Ничего себе сон. – У Коула на скулах заиграли желваки. – Мне пришлось пристрелить их, ангел мой… – донесся до Джулианы его тихий голос.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru