Пользовательский поиск

Книга Любимая. Переводчик Павлычева Марина Л.. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

Глава 13

Шериф Люциус Дейн сплюнул жеваный табак в открытое окно своей конторы и хохотнул, когда мокрый комок прилип к юбке миссис Уингс, старой докторши, которая в тот момент проходила мимо.

– Тысяча извинений, мэм, – жизнерадостно пропел Люциус и в ответ на сердитый взгляд женщины растянул свой щербатый рот в улыбке.

Он закрыл окно и рассмеялся. Старая карга выглядит свирепой, как койот, весело подумал он. Однако она не осмелилась и рта раскрыть.

Люциус увидел, как со стороны Боун-Крика в город въехали два всадника, и его улыбка померкла, как дневной свет перед наступлением ночи. Откинув с лица похожие на солому волосы, он приблизился к окну, чтобы получше рассмотреть их. Но с такого расстояния он смог определить только то, что это мужчина и женщина и что их лошади устали. Нет, так дело не пойдет. Как шериф Платтсвилла, он обязан охранять город от нарушителей спокойствия и тех, кто мешает мистеру Маккрею. Естественно, у него нет желания иметь дело с настоящими преступниками или вооруженными бандитами. Ему больше по душе утихомиривать лавочников, владельцев ранчо и торговцев, которым не нравилось то, что происходит в Платтсвилле. А если Маккрею понадобится разобраться с профессиональными убийцами, пусть призовет на помощь Джексона и его дружков.

Судя по виду этой парочки, поморщившись, подумал Люциус, у Джексона работы будет по горло. Определенно, это не банкир со своей женушкой, возвращающийся с воскресного собрания.

Может, чертыхнувшись, спросил себя он, они просто проезжают мимо? Но у него почему-то возникло такое чувство, что их появление ничего хорошего ему не сулит.

Мужчина был высок и силен, на волевом лице застыло суровое выражение. Это не нарушитель закона, заключил Люциус, он слишком спокоен и самоуверен и не шарит вокруг взглядом, что так характерно для большинства разыскиваемых преступников. Охотник, по всей видимости, причем хороший, решил шериф. Его спутница, несмотря на усталость и пыльное платье, показалась Дейну самой красивой женщиной на свете. При виде облака золотистых волос и стройной фигурки его рот наполнился слюной.

Когда Люциус сообразил, что они направляются прямо в центр города, у него взмокли ладони. Если бы женщина была одна, он бы только порадовался, а вот иметь дело с этим угрюмым типом ему совсем не хотелось, особенно когда не ясно, друг он или враг и что привело его в Платтсвилл.

Неожиданно из салуна появились ребята Джексона, и Люциус облегченно вздохнул. Они выстроились поперек улицы и внимательно изучали незнакомцев. В следующую минуту из «Длинной руки» вышел сам Джексон.

Люциус Дейн прижался лбом к грязному стеклу и стал ждать продолжения.

* * *

Джулиана поежилась, когда они въехали в пределы Платтсвилла. Небо было желто-серым. Близилась гроза, собирался дождь, но не это вызывало в ней беспокойство. А также не усталость после долгого путешествия верхом всего с одним привалом. Причиной ее смятения было это место, Платтсвилл, и его обитатели. Город, с заколоченными окнами, пустыми улицами и жуткой тишиной, был пронизан страхом и тоской. По пути ей встретилось несколько прохожих, и у всех на угрюмых лицах читалось беспокойство. Они спешили куда-то, при этом они шли опустив голову и не глядя друг на друга. На тенистой полянке напротив редакции газеты не играли дети, на террасах не лаяли собаки, нигде не было видно ни одного веселого, улыбающегося лица.

Из салуна вышли загорелые мужчины и уставились на нее и Роудона. Внешность их была устрашающая.

Куда это Коул ее привез?

Джулиана похолодела. Неужели он оставит ее в этом городе?

Въехав в Платтсвилл, Коул сразу ощутил атмосферу страха, царящую здесь, и направил Стрелу в центр города, к конторе шерифа. Он не понимал, что именно насторожило его, но чувствовал: скоро все станет ясно.

При виде вывалившейся из салуна компании в его глазах появился недобрый блеск. Да что случилось с Риверсом, недоумевал он, если по городу шатается такая шваль? Он сразу понял, что они собой представляют, хотя видел их впервые. Наемные громилы, товар второго сорта. Им плевать, кого убивать и за что. В этот момент из салуна появился Нож, и Коул весь подобрался. Джексона он хорошо знал.

Коул продолжал ехать вперед, внимательно следя за Джексоном, крупным мужчиной с черными как смоль волосами, имевшим обыкновение вырезать «Х» на лбу тех, кого он убил.

Коул остановил лошадь у полицейского участка и спешился.

– Давно не виделись, Роудон. – Джексон положил огромную ручищу на коновязь.

Из его кобуры торчал «кольт», а за голенищем правого сапога, насколько было известно Коулу, он прятал острый как бритва охотничий нож. Джексон умел выхватывать его с быстротой молнии.

– Эй, Роудон, – усмехнулся он, – ты догнал ребят Хардина?

– Кто-то зарезал их у Блю-Крика прежде, чем я добрался до них. Знаешь, кто это мог быть?

– Нет. И это досадно. Они померли, не сказав, где спрятаны деньги из банка, верно? – Джексон испытующе смотрел на Коула из-под косматых бровей. Если бы не оспины и шрамы на лице, он был бы довольно красивым мужчиной. – Все деньги исчезли без следа.

– На них была твоя метка.

– Моя метка? – Джексон хлопнул себя по ляжкам. – Нет, не может быть! Кто-то хочет подставить меня!

Стоявшие за ним мужчины разразились громким хохотом. Один из них сплюнул, и плевок впитался в пыль всего в футе от сапога Коула.

– Один маленький совет, – проговорил Коул, помогая Джулиане спешиться. Он знал, что с Джексоном нет смысла ходить вокруг да около. – Еще раз встанешь у меня на пути, и я прикончу тебя.

Воцарилась гробовая тишина. Джексона охватило бешенство, и его лицо перекосилось. Джулиана с замирающим сердцем ждала, что он сейчас бросится на Коула. Но Джексон, очевидно, знал, что в честном поединке ему не одолеть знаменитого охотника. Поэтому он подавил бушевавшую в нем ярость, бросил на Коула испепеляющий взгляд и хрипло произнес:

– Возможно, это я прикончу тебя, Роудон.

– Нет, пока не научишься стрелять, у тебя ничего не получится.

Коул взял Джулиану за руку и направился к участку, но Джексон преградил ему дорогу.

– Кто твоя приятельница, Роудон? Ты не хочешь представить меня?

Он поднял руку, вероятно, намереваясь взять ее за плечо или прикоснуться к волосам, но Коул остановил его грозным взглядом.

– Не трогай ее, Джексон, – спокойно предупредил он. – Даже пальцем не прикасайся. Иначе я продырявлю тебя, отделаю так, что гробовщику нечего будет класть в гроб.

– Эй, – возмущенно воскликнул один из приспешников Джексона и, оскалившись, как волк, выступил вперед, – ты не имеешь права так с ним разговаривать! Нож, и ты снесешь это? Что он о себе думает?

У Джулианы громко стучало в ушах, но она все же расслышала чей-то ответ:

– Это Коул Роудон, ты, безмозглый тупица. Заткнись.

Коул двинулся вперед, и громилы расступились. Никто не прикоснулся к Джулиане, никто не произнес ни слова, хотя она и чувствовала на себе враждебные взгляды. Никто не посмел даже шевельнуться, потому что все боялись Коула. Одного его имени было достаточно, чтобы нагнать на них страху. Джулиана радовалась, особенно проходя мимо человека по имени Джексон, что Коул рядом, высокий, сильный.

Коул держал ее за руку, когда они поднимались на террасу, где стояла качалка и плевательница, и когда оказались в конторе. В этом помещении с низким потолком царил сумрак, так как свет не мог пробиться через грязные окна, однако никто не потрудился зажечь керосиновую лампу. Джулиана едва не закашлялась от едкого сигарного дыма, смешанного с запахом пота.

Люциус Дейн притворился, будто не слышал словесной перепалки на улице, и не обратил внимания на скрип открывшейся двери. Он поднял голову только тогда, когда парочка вошла в комнату. В качестве приветствия он использовал торжественный взгляд профессионального законника – он долгие часы отрабатывал его перед зеркалом после того, как пять лет назад наконец-то победил на местных выборах. Он не впервые покупал голоса избирателей, и вполне вероятно, что эти выборы будут не последними, однако из избирательной кампании он вынес один очень важный урок: нужно соответствовать своей роли. Конечно, звезда шерифа и «кольт» 45-го калибра помогали наводить порядок, но сильнее всего на сомневающихся, слабовольных горожан, проявивших нежелательный интерес к его прошлому в тот момент, когда он еще не был готов ответить на их вопросы, действовал холодный пристальный взгляд.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru