Пользовательский поиск

Книга Любимая. Переводчик Павлычева Марина Л.. Содержание - Пролог

Кол-во голосов: 0

Джил Грегори

Любимая

Посвящается Рейчел, у которой хватает отваги мечтать и танцевать. Моя любовь к тебе вечна.

Пролог

Штат Нью-Мексико,

март 1873 года

Риз Кинкейд был лжецом, трусом и вором, ради наживы готовым на убийство. Он в жизни не заработал ни доллара честным путем. Единственное, в чем он достиг высот, были засады. Вот и сейчас он устроил засаду Коулу Роудону, охотнику, работающему за вознаграждение. За последние недели этот самый Роудон превратил его жизнь в ад. В угольно-черных глазах Кинкейда появился возбужденный блеск. Он торжествующе оглядел угрюмые лица сообщников.

– Роудон не выберется отсюда живым, провалиться мне на этом месте! – с гордостью заявил он.

Четверо его приятелей и рыжеволосая проститутка, Гарнет, радостно захохотали.

Банда пряталась в убогой сырой хижине. Пол был покрыт засохшими плевками и пятнами кофейной гущи. Всюду валялись дохлые мухи. Обстановка включала полдюжины колченогих стульев и изрезанный ножами сосновый стол. Хижина пропахла потом, табаком и винным перегаром, однако даже эта вонь не могла перебить запаха, исходившего от людей. Все в этом отвратительном жилище – и запачканные матрацы, разбросанные по грязному полу, и скопившаяся на столе немытая, облепленная муравьями посуда с присохшими остатками пищи, – производило не менее отталкивающее впечатление, чем ее обитатели. Глаза пяти мужчин и одной женщины злобно поблескивали – они ждали Коула Роудона. Риз Кинкейд едва сдерживал нетерпение. Он желал Роудону попасть в ад.

Вот уже несколько недель Роудон преследовал Кинкейда. Он действовал с присущим ему хладнокровным упорством и сверхъестественной ловкостью – этими качествами он прославился среди бандитов и головорезов Нью-Мексико, Техаса и Аризоны. Даже Кинкейд, отчаянный и коварный, достигший небывалых успехов по части умения ускользать от карающей руки закона, признавал, что только благодаря счастливой случайности ему удавалось так долго держаться на шаг впереди Коула Роудона. Сегодня все изменится. Охотник станет жертвой. Роудон пришел туда, куда нужно Кинкейду, вернее, придет, въедет в каньон на своей раскрашенной кляче. Гарнет позаботилась о том, чтобы он узнал об этой хижине, примостившейся на дне Каменного каньона. Ее подружки из салуна в Блэк-Крике рассказали ему об укромном местечке, расположенном в семидесяти милях от города. Наверняка Роудону не терпится заполучить денежки, которые ждут его в Таксоне. К тому же он так уверен в себе, что не задумываясь отправится в погоню за Кинкейдом.

Кинкейд знал, что Коул Роудон так же бесстрашен, как и решителен. И это пугало больше всего. А также и то, что он ловко обращался с ружьем. Слишком уж ловко. Благодаря чему в свои двадцать восемь лет уже успел превратиться в легенду. Он ни разу не промахнулся. Поэтому одного упоминания о нем было достаточно, чтобы покрыться испариной.

Но сейчас, подумал Кинкейд, грязной огрубевшей ладонью поглаживая сидевшую у него на коленях Гарнет, у него есть преимущество. Коварство и хитрость одержали верх над храбростью и мастерством. Он просто не может не выиграть. Роудон не подозревает, что в каньоне затаились и остальные бандиты, что они под прикрытием ночи прокрались в хижину, предварительно поделив добычу после нападения на почтовую карету из Таксона. У них было достаточно времени, чтобы подготовить Коулу Роудону радушный прием.

«Проклятие, – подумал Кинкейд и сделал большой глоток виски. Его красная физиономия расплылась в довольной улыбке. – Я буду убивать его медленно, один выстрел в час, и буду целиться в разные места. А последнюю пулю, – с ухмылкой решил он, – я пущу ему между глаз».

За окном хижины поднявшееся из-за гор солнце окрасило вершину черного холма в зеленовато-желтые тона. Кинкейд спихнул Гарнет с колен и встал. Пора. Нельзя допустить ни малейшей ошибки, да и сюрпризы ему не нужны. Предстоящая охота из засады распалила его кровь. Лающим голосом отдавая приказания, он велел своим сообщникам занять заранее оговоренные места.

Отодвинув замызганную занавеску, Кинкейд посмотрел на столовую гору, возвышающуюся над каньоном: внушающее благоговейный ужас спокойствие на фоне занимающегося дня. Небо постепенно становилось таким же синим, как горное озеро. Не было видно ни облачка. В ветвях можжевельника весело щебетали птицы.

«Да, – сказал себе Риз Кинкейд, откинув с лица длинные нечесаные каштановые волосы, – отличный день для убийства».

Коул Роудон подкрался ко входу в каньон бесшумно, как настоящий индеец. Он действительно многому научился у Солнечного Орла за то время, что провел у шайенов. И сейчас полученные навыки сослужили ему хорошую службу. Несмотря на высокий рост и мускулистое телосложение, он умел двигаться с легкостью перышка, когда хотел остаться незамеченным. А в настоящий момент он хотел именно этого.

Коул заметил часового с ружьем. Мужчина спрятался в расщелине скалы к северу от входа в каньон. На жестком красивом лице охотника не отразилось никаких эмоций, лишь еле заметная улыбка тронула уголки его губ, взгляд же остался холодным. Свою лошадь, Стрелу, чтобы не мешала ему, он привязал в лесистой долине, вне пределов видимости и слышимости.

Коул медленно взобрался на скалу и, перевалившись через выступ, устремился к часовому. Его движения были преисполнены легкости и грации, он скорее походил на тень, скользящую между скал, чем на человека. На лице отражалась решимость, удивительно живые глаза горели синим огнем.

Коул приблизился к часовому сзади и с быстротой молнии схватил того за горло. У часового не было ни малейшей надежды на победу в единоборстве с сильным невидимым противником. Он рухнул без сознания, и Коул поспешно связал его и двинулся дальше. Как всегда, он был настороже, внимательно прислушивался и наблюдал. Именно благодаря этому качеству, а также мгновенной реакции ему удалось выжить на диких просторах приграничных районов. Только однажды его застали врасплох. Но тогда он был семнадцатилетним юнцом – почти мальчишкой, неопытным и глупым. Он чувствовал себя страшно одиноким, поэтому совершил глупость, поверив другому представителю рода человеческого. Больше он не повторит подобной ошибки. Одного раза хватило, чтобы понять: нельзя доверять ни мужчинам, ни женщинам. Никогда.

Теперь Джесс Берроуз и Лайза Уайт покоятся в могиле. Но преподанный ими урок – урок о том, что жадность может сделать человека предателем, – останется с Коулом навсегда. Он никогда не забудет о том, что красивая женщина способна лгать и изворачиваться и при этом ласково улыбаться; что мужчина, называющий себя другом, способен выстрелить тебе в спину и не моргнув глазом оставить умирать вдали от людей. Однако он должен поблагодарить их. Они пытались убить его, а сделали еще сильнее. Они научили его во всем полагаться на самого себя и избегать близости в отношениях с себе подобными. Они научили его выживать.

Сейчас они мертвы и похоронены, подумал Коул, пристально всматриваясь в голые скалы и огромные валуны. А он все еще жив, и у него нет ни малейшего желания распрощаться с этим миром прежде, чем он отправит в преисподнюю нескольких нехороших ребят.

К тому моменту, когда солнце полностью поднялось из-за горизонта, Коул успел обнаружить и обезвредить еще двух сообщников Кинкейда.

Больше он никого не увидел на отвесных стенах каньона. Это значило, что четвертый бандит, Эд Уикс, поджидает его в хижине с Кинкейдом. Видимо, сторожит у окна. Роудон вернулся к лошади, вскочил в седло и поскакал в каньон. Два против одного – если учесть обстоятельства, то силы равны.

Эд Уикс ухмыльнулся, когда увидел, как сухощавый, загорелый охотник выехал на просеку. Мерфи, Берр и Слейд следуют за ним. Итак, Роудон угодил в капкан. Уикс поднял свой револьвер «ремингтон» и, пристроив его на подоконнике, прицелился. Он всегда предпочитал поступать так, чтобы события зависели от него, а не он от них, но если он сейчас выстрелит, то Кинкейд взбесится. Поэтому придется смириться с тем, что охотник скрылся за валуном.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru