Пользовательский поиск

Книга Вечная любовь (Бессмертие любви). Переводчик Новиков К. В.. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Пэкстон хотел было выразить свое неодобрение, но передумал.

— Советовал бы вам лежать спокойно, — сказал он. — Если постараетесь лежать тихо, голова не будет болеть. Вы помните, как булыжник угодил вам в голову?

— Помню, — выговорила она, чувствуя, как в пересохшем горле застрял комок. Приподняв руку, она взглянула на свою ладонь.

Боже правый, кровь!

— Да, но это царапины, ничего серьезного.

— Вам хорошо так говорить, тем более что это не в вашу голову швырнули камнем и не у вас голова раскалывается как черт знает что.

— Камень швыряли именно в меня, — сказал он, сожалея сейчас лишь о том, что в нее, а не в него попал булыжник.

— Да. Не так уж и трудно сообразить, на кого была обращена истинная ненависть толпы.

— Вы меня просто поражаете, — сказал он, нахмурив брови. — Если вы понимали, как возбуждена толпа, зачем сунулись в самое пекло?

— Я бы не сунулась, если бы могла предположить, что кто-то швырнет в меня камнем, — резко парировала она. Ее глаза сверкнули. — Непонятно только, почему вы тут, возле меня, изображаете этакую заботливую нянюшку, — шли бы к Гвенифер. — Алана слабо толкнула его в грудь, пытаясь заставить Пэкстона встать с ее постели. — После всего, что случилось, она наверняка нуждается в вашей защите.

Он ухватил ее руку, продолжавшую отталкивать его.

— С ней сэр Грэхам. Ну, а кроме того, сейчас меня куда больше беспокоит ваше самочувствие, чем ее.

— Я чувствую себя превосходно. Здоровой и вполне крепкой, — отчетливо проговорила она, выдергивая руку из его ладони. — А теперь убирайтесь из моей спальни, я хочу немного отдохнуть.

— Я смогу уйти не раньше, чем Мэдок принесет сюда необходимые лекарства. Только тогда я уйду. — Он выдержал паузу. — Знаете, Алана, может, уже пора вам привыкать к тому, что я буду всегда находиться поблизости. И в один прекрасный день эта комната сделается нашей общей спальней. Именно на этом ложе мы сделаемся мужем и женой.

Глаза ее округлились. Наконец она смогла выговорить:

— Вы наверняка лишились рассудка! После того, что произошло, неужели вы думаете, что мои соплеменники позволят нам пожениться?! Хорошенько подумайте своей головой, нормандец! А если вы попытаетесь принудить меня, то знайте, что сегодняшние события — это лишь малая часть того, что уэльсцы приподнесут вам и всем вашим людям. Больше между нами никакого мира быть не может.

— Не может, если вы и впредь будете вести себя так, словно ненавидите меня. Но если покажете, что любите меня, убедите в этом своих людей, объясните им, что я всегда буду справедлив и честен с ними, тогда — я в этом не сомневаюсь — они смирятся с такой ситуацией.

— Ох, сомневаюсь! Пэкстон пожал плечами.

— А если нет, я всех их выгоню в леса.

— Тогда с ними уйду и я.

— Нет, вы никуда не уйдете, вы останетесь здесь. — Он посмотрел на матрас, провел по нему рукой. Ладонь Пэкстона остановилась неподалеку от ее бедра. — Только представьте, Алана. Совсем не в таком отдаленном будущем тут, на этом месте, будут зачаты наши с вами дети. — Он взглянул на Алану, которая лежала отвернувшись. — Что вам не нравится?

— Если вам нужны наследники, тогда вы выбрали не вполне подходящую женщину. У меня не может быть детей.

Последние слова она проговорила со смешанным чувством отчаяния и облегчения. Облегчение было объяснимо, ибо Алана надеялась, что после услышанного Пэкстон прекратит свои притязания. Отчаяние также можно было объяснить, потому что Алана отчаянно хотела иметь детей, но только не от Пэкстона.

— Почему вы думаете, что вы не можете иметь детей? — поинтересовался он.

Она резко повернула к нему голову, настолько резко, что боль молнией пронзила ее, заставив Алану прикрыть глаза.

— Почему я так думаю? Да потому, что Гилберт и я… после стольких раз, что мы с ним… Разве вы видели, чтобы кто-нибудь из здешних ребятишек называл меня мамой? Не видели. Потому что у меня не может быть детей, — решительным голосом повторила она.

Пэкстон улыбнулся.

— Если у вас и нет еще ребятишек, то в этом не ваша, а Гилберта вина.

— Вы-то откуда знаете?!

— Да вот уж знаю… По крайней мере, не исключаю такой возможности.

— Поясните.

Он чуть наклонил голову и внимательно посмотрел на Алану.

— Разумеется, Гилберт вам ничего такого не рассказывал, но много лет назад, будучи оруженосцами, мы с ним принимали участие в рыцарском турнире. И вот когда мы с ним пошли друг на друга, я случайно ранил Гилберт в пах. После этого он почти две недели не мог встать. Выяснилось, что ноги у него не отнялись, позвоночник не поврежден. Но ранение имело катастрофические последствия. Думаю, Гилберт готов был тогда умереть, и хотя он выздоровел и встал в строй, после этого случая у Гилберта уже не могло быть наследников.

— Он никогда мне ничего подобного не рассказывал! — Она закусила нижнюю губу. — Но даже если это и так, вы все равно не можете знать наверняка. Может, детей у меня все равно быть не может.

— Ну, это мы еще посмотрим. Брови сошлись у нее на переносице.

— Не пойму, и что это вам неймется взять именно меня в жены. Уверена, что вы меня не любите, мы из совершенно разных миров, и, стало быть, ничего общего у нас с вами нет. Так что результатом окажется лишь несчастье, общее на двоих. И вот поэтому-то я и недоумеваю: зачем вам все это?

Глядя на Алану, Пэкстон не стал отвечать тотчас же. Значит, Гвенифер все же проболталась о том, что услышала! Может, именно поэтому Алана и позволяла Гвенифер встречаться с ним? Надеясь таким образом получить ответы на интересующие ее вопросы?

У него было желание расхохотаться в полный голос. Надо же, бедняжка Гвенифер оказалась между ним и Аланой! Но Пэкстон благоразумно сдержался.

— Знаете, порой люди женятся, имея меньше об щсго, чем мы с вами, Алана. По крайней мере, у нас есть то, чего недостает многим семейным парам.

— А именно?

— Взаимное желание. Оно окажется для нас своего рода магическим эликсиром. — Он поднялся с постели, услышав чьи-то шаги в галерее. — Отдохните. Позднее я загляну, узнаю, как вы здесь…

— Но я не выйду за вас, — сказала она, когда он уже подходил к двери спальни. — Слово даю, что не выйду.

В дверях Пэкстон остановился и повернулся к Алане.

— Выйдете, Алана. И как только поправитесь настолько, что сможете передвигаться, я советую вам начать приготовления к свадьбе.

Она открыла рот, желая возразить Пзкстону, однако он жестом заставил ее замолчать.

— Имейте в виду, миледи, — заявил он, — будет ли к тому времени все готово или же будете притворяться, что еще не выздоровели, в любом случае через неделю мы поженимся. И только попытайтесь мне перечить, — вашим родственникам за рекой тогда сильно не поздоровится. Это уж я обещаю!

Глава 12

На следующий день около полудня Алана пришла в часовню, надеясь застать отца Джевона. Она вовсе не удивилась, увидев его коленопреклоненным перед алтарем. Сцепив руки и опустив голову, священник молился.

Алана решилась прервать его. Были вопросы, которые мучили ее, а молитва могла продлиться до самого вечера.

— Я хочу поговорить с вами, — сказала она довольно бесцеремонно.

Священник на ее слова никак не отреагировал. Он даже не взглянул в сторону Аланы.

Время шло, и тишина стала действовать ей на нервы. Алану так и подмывало тряхнуть его за плечо. Она уже решила, что священник не услышал ее слов. Но как раз в этот момент отец Джевон осенил себя крестом и поднялся с колен.

— Полагаю, хотите поговорить о своем замужестве? — высказал он предположение.

— Значит, и вы в курсе дела? — вопросом на вопрос ответила Алана.

Отец Джевон согласно кивнул.

— Сегодня поутру сэр Пэкстон пришел сюда и сообщил, что я могу готовиться к венчанию. Признаюсь, мне было приятно услышать это. Несмотря на обращения ко Всевышнему, все прежние мои мольбы не возымели действия. А теперь, когда мне надлежит соединить брачными узами сэра Пэкстона и вас, я вновь чувствую окрыленность и надежду.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru