Пользовательский поиск

Книга Вечная любовь (Бессмертие любви). Переводчик Новиков К. В.. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

Бесшумной поступью она прошла между деревьез, ориентируясь на низкий голос Пэкстона и звучавшие сейчас как музыка ответные восклицания кузины. Голоса делались все слышнее. Обходя старую огромную сосну, Алана увидела парочку. И хотя она не могла объяснить себе своих действий, но тотчас же отпрянула, скрывшись за деревом. Пригнув несколько веток, она сквозь хвою могла наблюдать за парочкой.

Причем Алане в голову не пришло, что ее действия — самое настоящее шпионство. Внутренний голос подсказывал, что она должна подсмотреть. Но прошло совсем немного времени, и Алана пожалела о своем поступке.

Хорошо различимая между деревьями, Гвенифер во всей своей красе лежала, откинувшись на ствол старого дуба, и улыбалась Пэкстону. Пэкстон склонился над Гвенифер, улыбаясь ей.

Слов Алана не могла расслышать, да, впрочем, она и не желала слышать их слова. У нее все перевернулось в душе, когда Пэкстон приподнял руку Гвенифер и губами стал ласкать тыльную сторону ее ладони.

Сердце Аланы упало. Она развернулась и поспешила обратно.

Оказавшись на тропинке и пройдя полпути до замка, она лишь тогда вспомнила, почему решила найти Пэкстона и кузину. Впрочем, куда разумнее было бы подождать их возвращения из леса. Однако, желая восстановить мир между уэльсцами и нормандцами как можно скорее, она не хотела ждать.

Собственно, почему ее так задело поведение Гвенифер?

Кузина была всего лишь на два месяца моложе Аланы. И стало быть, вполне могла самостоятельно принимать решения.

И все эти рассуждения о лояльности и предубеждениях, о том, как малейшие мелочи могут быть по-разному восприняты той и другой стороной в замке, — все это начинало действовать ей на нервы. Почему она оказывается так или иначе вовлеченной в любую проблему?!

И потом этот Пэкстон — ловкий мошенник…

Сначала он одаривал ее поцелуями, теперь целует Гвенифер. Неужели в нем нет ни капли порядочности? Или, может, для него это — род увеселения, играть то с одной кузиной, то с другой?!

Алана решила сделать все от нее зависящее, чтобы эта игра Пэкстона прекратилась раньше, чем он сумеет еще хоть раз прикоснуться к ней. Прежде она ненавидела его, потому что он нормандец. Теперь же она я впрямь ненавидела его, ненавидела за то, что он был Пэкстоном де Бомонбм, беспринципным и бессовестным!

Ей все уже порядком надоело. Ей хотелось — да что там хотелось — необходимо было! — убраться отсюда куда подальше, уйти от всех этих раздоров, этой суматошной жизни в замке. О, если бы только это было осуществимо!

Подняв голову, Алана увидела, что находится в двух шагах от калитки. Она потребовала открыть — и немедленно была впущена. Она так стремительно, так резко перешагнула порог, что едва не налетела на отца Джевона, оказавшегося на ее пути.

Удержавшись все-таки на ногах, он сказал:

— Дитя мое, я как раз вас и ищу.

— Зачем?

Алана, не останавливаясь, решительным шагом пошла по двору, так что священнику пришлось приноравливаться к ней.

— Я отчаянно молился, — сообщил священник.

— О какой же заблудшей душе на сей раз?

— О вашей.

Алана даже не потрудилась хоть немного замедлить шаг.

— Вы напрасно потратили время, святой отец, — сказала она. — Было бы куда лучше, если бы вы помолились о душе Пэкстона. Не я, а он нуждается в ваших молитвах.

— Я также помолился и о его душе.

— Думаете, это поможет?

— Я надеюсь. Даже уверен, что поможет. Именно поэтому я и отправился искать вас. Я бы хотел встретиться с вами и с сэром Пэкстоном. Нужно многое обсудить. И сердца ваши, и ваши души нужно наставить на путь истинный, прежде чем провести церемонию.

Алана резко остановилась.

— Церемонию? Какую еще церемонию?

— Ну, я полагаю, что вам, дитя мое, известно содержание эдикта Генриха.

Эдикт! Это была новость для нее, ибо ни о чем подобном Алана не слышала.

— И что это за эдикт? — спросила она, прищурившись.

— В нем говорится, что вы должны выйти замуж за Пэкстона де Бомона.

Глава 10

Она уставилась на священника с таким выражением, словно у отца Джевона вдруг выросли на голове ослиные уши.

— Я должна выйти замуж за Пэкстона де Бомона?! — переспросила она, подумав, что только идиот мог поверить, что она согласится выйти замуж за негодяя.

— Да, дитя мое. Генрих своим указом предопределил ваш брак.

Впрочем, ей следовало бы и самой догадаться. С того мгновения, когда ей сказали, что в числе других прибывших имеется также и священник, она не переставала размышлять о том, зачем рыцарям священник. Какой же дурой нужно быть, чтобы думать, что священник прибыл для того, чтобы спасать заблудшие души. Но даже если и спасать — это была не самая важная причина его появления. Теперь же Алана поняла, что главной его целью было соединить брачными узами ее и Пэкстона — в соответствии с распоряжением Генриха.

Но этому не бывать!

— Скажите, а есть ли у меня право отказаться? — осведомилась она, чувствуя, что эмоции переполняют ее.

— Вы имеете право отказать мужчине, — ответил отец Джевон. — Но поскольку король лично одобрил ваш союз, я советовал бы вам хорошенько подумать, прежде чем решиться нарушить его волю.

Алана испытала чувство облегчения.

— Генрих был королем Гилберта, отец Джевон, а вовсе не моим королем. И потому у него решительно нет никакого права указывать мне.

— О, вы неправы, — послышался голос Пэкстона. И буквально в нескольких футах от священника Алана увидела Пэкстона, рядом с которым стояла Гвенифер. Алана была так увлечена разговором с отцом Джевоном, что не заметила, как они приблизились. Гнев ее вспыхнул с новой силой. Подняв подбородок, она заявила:

— Думаю, что права.

Пэкстои сделал несколько шагов и остановился в каких-нибудь считанных дюймах от Аланы.

— В тот день, когда вы вышли замуж за Гилберта, вы сделались подданной Генриха, Алана. Это почти дословно то, что сказал наш король. Он также добавил, что в случае, если вы не подчинитесь, вам придется горько пожалеть о своем поступке. Всем известен характер Генриха. На вашем месте я бы дважды подумал, прежде чем решился пойти ему наперекор.

— Я не выйду за вас замуж! — сказала Алана.

— Посмотрим.

Обернувшись, он посмотрел на Гвенифер. Та сильно побледнела. Сердце Аланы заныло: и ее, и Гвенифер он все это время дурачил как хотел.

— Вам, должно быть, нужны объяснения, — сказал он Гвенифер, — но для них еще настанет время, а сейчас я хотел бы поговорить с Аланой наедине. И потому прошу вас пойти в залу и там дожидаться меня.

Гвенифер кивнула и, не выдав своих чувств, сделала, как просил Пэкстон.

И как это кузине всегда удается сохранять такое спокойствие? Алана была искренне удивлена, потому что собственной выдержкой она похвастаться уж никак не могла. Она должна уйти подальше от Пэкстона, пока злоба не разорвала ее изнутри. В противном случае обоим мужчинам не поздоровится! Она хотела было уйти, но Пэкстои схватил ее за руку. Как только за Гвенифер захлопнулась дверь, он обратился к священнику:

— Мне казалось, отец Джевон, мы с вами договорились, что вы будете помалкивать до тех пор, пока я не дам знать о нашей с Аланой свадьбе.

— Но я был уверен, что вы уже приняли решение. Но темерь-то я понимаю, что вы еще раздумываете. Что ж, тогда я, пожалуй, отправлюсь в часовню, помолюсь Господу.

— Превосходная идея, святой отец, — ядовито заметил Пэкстон. — Идите и помолитесь за себя, пока есть такая возможность.

— Так я и сделаю, сын мой, так и сделаю. Алана слушала обмен ренликами, чувствуя все большее раздражение. Когда священнослужитель двинулся к часовне, Алана взглянула прямо в глаза Пэкстону и жестко произнесла:

— Держите руки от меня подальше, вы, нормандец!

— И не подумаю, — ответил он, беря Алану под руку и направляясь вместе с ней к боковой калитке.

— Что вы делаете? Куда мы идем?!

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru