Пользовательский поиск

Книга Поднять Титаник!. Переводчик Новиков К. В.. Содержание - Глава 79

Кол-во голосов: 0

Ласки выглядел так, словно его вот-вот постигнет апоплексический удар.

— Труха… самая обыкновенная труха… — бубнил он. — Обычные камни, какие можно набрать на любой обочине.

Ласки выдохся, замолчал, и тогда в грузовом отсеке «Титаника» воцарилась тяжелая тишина. Питт неотрывно рассматривал разбросанные камни, да и все остальные глаз не могли оторвать от грязноватой гальки. В эти минуты общего онемения сознание людей пыталось каким-то образом переварить невозможную, чудовищную мысль, что все, буквально все предпринятое — все усилия, жертвы, изнурительная работа, астрономические суммы денег, смерть Манка и Вудсона — в конце концов, что вся операция по спасению «Титаника» оказалась практически ненужной. Все они были жертвами фантасмагорического розыгрыша, осуществленного семьдесят шесть лет тому назад.

Первым нарушил тишину Сигрем. В приступе сумасшествия он лучезарно улыбнулся и зашелся в оглушительном хохоте, который еще более усиливали стены отсека. Внезапно он нагнулся, схватил увесистый булыжник с палубы и, размахнувшись, коротко и точно ударил в голову Ласки. На бледно-желтые доски ближайшего ящика брызнула яркая кровь.

Он все еще продолжал истерично хохотать, однако теперь ему требовалась новая жертва. Вцепившись в останки Джошуа Хейза Брюстера, Сигрем принялся колотить о палубу — до тех самых пор, пока голова не отделилась от шеи и не оказалась у Джена Сигрема в руках.

Сигрему почудилось, что мертвые губы Джошуа Хейза Брюстера тронула чуть различимая усмешка. Разум Сигрема окончательно помутился. Словно через время и расстояние Джошуа Хейз Брюстер сумел, как эстафету, передать безумие американскому физику, которому уже никогда не суждено было излечиться.

Глава 79

Шесть дней спустя. Мел Доннер вошел в ресторан отеля, где завтракал адмирал Сэндекер, он подошел и уселся на свободное место напротив.

— Слышали новость?

— Если новые неприятности, — Сэндекер прожевал омлет, проглотил, и лишь затем продолжил: — я бы предпочел, чтобы ты приберег их для себя.

— Устроили настоящую засаду возле дома, подкарауливали, когда я выйду, — он бросил на стол газету с фотографией. — Меня вызывают на заседание комитета Конгресса по расследованию.

Сэндекер подцепил вилкой очередной ломоть омлета, даже не взглянув на газетную страницу.

— Поздравляю.

— Вас ждет все то же самое, адмирал, не расстраивайтесь. И в кабинет заберутся, и бумаги перетрясут…

— Кто стоит за всем этим?

— Какой-то мерзейший сенатор от Вайоминга, хочет на всей этой истории сделать себе имя. — Доннер извлек платок и промокнул потный лоб. — Этот скот настаивает, чтобы для слушания был вызван Джен.

— Ну, это мы еще посмотрим… — угрожающе произнес Сэндекер, отставил тарелку и сам вместе со стулом отодвинулся от стола. — Как там дела у Сигрема?

— Поставили маниакально-депрессивный психоз, такое вот длинное название.

— Ас Ласки что?

— Сотрясение мозга. Наложили двадцать швов. Через неделю должны выписать. Сэндекер покачал головой.

— Не дай Бог, еще когда-нибудь увидеть подобное. — Он глотнул кофе. — Ладно. Ну, а какова же будет наша линия?

— Вчера вечером мне позвонил Президент из Белого дома. Он говорит, что следует рассказать все, как оно есть, без малейшей утайки. Он меньше всего заинтересован в том, чтобы плюс ко всему выпутываться из паутины лжи.

— Что с «Сицилианским проектом»?

— Приказал долго жить в ту самую минуту, когда мы открыли отсек «Титаника», где должен был быть бизаний, — сказал Доннер. — А у нас теперь нет другого выбора, кроме как без утайки выложить всю подноготную с начала до печального конца.

— А зачем стирать грязное белье на людях? Какой и кому от этого толк?!

— Издержки демократии, что вы хотите?! — обреченно сказал Доннер. — Всякое расследование такого рода должно быть гласным, даже если враждебные нам страны могут из расследования узнать какие-нибудь секреты — все равно.

Сэндекер потер ладонями лицо и тяжело вздохнул:

— Судя по всему, придется мне подыскивать новую работу.

— Не обязательно… Президент заверил меня, что будет подготовлено постановление, по которому вся ответственность за неудачу проекта несет он один.

Сэндекер отрицательно покачал головой.

— Не поможет… У меня есть несколько заклятых врагов в Конгрессе. Они спят и видят, когда я уйду из НУМА.

— До этого дело может и не дойти.

— За последние пятнадцать лет, иначе говоря, с тех пор, как сделался адмиралом, я вынужден был всякий раз оглядываться на политиков, замышляя ту или другую свою операцию. Поверь на слово, политика чрезвычайно грязное дело. После того, как всех, имеющих отношение к «Сицилианскому проекту», обольют помоями, мы в лучшем случае сможем рассчитывать на то, чтобы устроиться хоть куда-нибудь. О тепленьких местах и речи быть не может.

— Мне очень жаль, адмирал, что все закончилось таким образом.

— Взаимно. — Сэндекер допил кофе и промокнул салфеткой губы. — Слушай, Доннер, а ты, часом, не знаешь, кто поддерживает сенатора из Вайоминга? И кого он прочит в главные свидетели разбирательства?

— Думаю, все начнется с раскрутки операции по спасению «Титаника». Отсюда легко перейти к расследованию дел Мета Секшн, ну а там уже и Президент подпадает под удар. — Доннер сложил полученную утром повестку на заседание комитета Конгресса, положил ее в карман.

— Вероятнее всего, первым они вызовут Дирка Питта.

Сэндекер резко вскинул голову:

— Питта, говоришь?!

— Ну.

— Интересно, — мягко проговорил Сэндекер. — Очень интересно.

— А в чем, собственно…

Сэндекер аккуратно сложил салфетку, положил ее на стол.

— Ты, пожалуй, не знаешь, Доннер, да и знать не можешь, но, когда парни в белых халатах забирали Сигрема с палубы «Титаника», в тот самый момент Питт куда-то испарился.

Доннер прищурился.

— Но вы, наверное, знаете, где он. Или Джиордино? Или его друзья?

— А ты не думаешь, что мы пытались найти Питта? — Сэндекер вздохнул. — Он исчез. Пропал. Словно сквозь землю провалился.

— Но какой-то знак Питт наверняка должен был оставить.

— Он кое-что сказал, но это не имеет смысла.

— А именно.

— Сказал, что отправляется на поиски Соутби.

— Кто, к черту, такой Соутби?

— Разрази меня гром, если я знаю, — сказал Сэндекер.

— Понятия не имею.

Глава 80

Питт сидел за рулем взятого напрокат «ровер-седана». Он двигался по узкой блестевшей после дождя проселочной дороге. Близко одна к другой растущие березы, казалось, выстроились, чтобы атаковать движущуюся машину. Каждая вторая береза норовила шлепнуть автомобиль по крыше одной из ветвей.

Питт устал, смертельно устал. Он отправился в поездку, не вполне отчетливо себе представляя, что же он рассчитывает найти, если, конечно, вообще найдет хоть что-нибудь. Начал он поиски с того самого места, откуда начинали Джошуа Хейз Брюстер и его шахтеры, с доков Абердина в Шотландии. По их маршруту восьмидесятилетней давности он пересек затем Британские острова практически до самого Саутгемптона, где был построен «Титаник» и откуда корабль начал свой первый и последний в истории вояж.

Оторвав взгляд от ветрового стекла, по внешней стороне которого безостановочно двигались «дворники», Питт посмотрел на голубой дневник, лежавший на соседнем кресле. Страницы были заполнены фактами, цифрами, названиями различных мест, всевозможными подчеркиваниями, газетными вырезками, схемами — то есть всем тем, что удалось добыть за многие дни лихорадочных розысков.

Старые газеты практически ничего Питту не давали. Или, если быть более точным, почти ничего.

«НАЙДЕНЫ ТЕЛА ДВУХ АМЕРИКАНЦЕВ»

В выпуске от 7 апреля 1912 года газеты, выходившей в Глазго, у заголовка была помета, указывавшая, что нужную информацию следует искать, перелистав назад пятнадцать страниц. Конкретные детали были похоронены так же глубоко, как тела колорадов Джона Колдуэлла и Томаса Прайса на местном кладбище.

102
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru