Пользовательский поиск

Книга Грехи людские. Переводчик Новиков К. В.. Содержание - Глава 19

Кол-во голосов: 0

Элизабет торопливо пошла за медсестрой к палате. Риф, казалось, чувствовал себя превосходно.

– А, привет! – сказал он, едва завидев Элизабет у своей койки. – Я тебя люблю, Лиззи!

Слезы заволокли ее глаза.

– Я тоже люблю тебя, – мягко сказала она, пораженная бледностью его лица.

Он через силу усмехнулся.

– Чертовы бандюги! – выразительно прошептал Риф. – Ничего толком не умеют сделать! Собирались убить Тома, а чуть было меня не отправили на тот свет.

Элизабет взяла его за руку.

– Ну, чтобы тебя отправить, одних бандитов недостаточно! – с улыбкой сказала она.

Риф нежно пожал ей руку.

– Очень хорошо, что ты вернулась. Еще неделя, и я ринулся бы в Сингапур, чтобы привезти тебя. С Адамом или без Адама.

Она вспомнила, каким взглядом Адам провожал ее. Он был бледен и явно шокирован – ее страсть к Рифу была для него очевидной.

– Не думай об Адаме, – сдержанно сказала она. – Я больше никогда не оставлю тебя, любовь моя.

Сестра выжидательно стояла в дверях палаты.

– Пять минут истекли, миссис Гарланд, – сказала она. – Все посещения больного – в установленное время.

Элизабет пожала руку Эллиота.

– Мелисса еще ничего не знает. Я сегодня же вечером позвоню ей.

– Хорошо, – устало сказал Риф. – Она будет тебе признательна. Доброй ночи, моя славная Лиззи!

Она нехотя отняла у него свою руку.

– Спокойной ночи, любимый! – Она наклонилась и поцеловала Рифа, понимая, что с этой минуты ее жизнь неразрывно связана с ним. Больше нечего выгадывать и ловчить. Никого другого у нее быть не может.

Дверь за Элизабет закрылась.

– Так вы сообщите миссис Эллиот? – переспросила медсестра, стараясь не выказывать своего любопытства, которое, судя по всему, сжигало ее.

– Да. Если можно, я позвоню прямо от вас.

Сестра кивнула. Она будет слышать разговор и убедится, что супруга больного поставлена в известность о случившемся.

– Конечно. – Она указала Элизабет, куда идти. – Скажете телефонистке, чтобы соединили с городом.

Когда Элизабет вернулась в холл, Элен по-прежнему была там.

– Ну как Риф? – вскочив с кресла, поинтересовалась она. – Тебе разрешили увидеться с ним?

Элизабет кивнула.

– Пять минут. Так странно было видеть его бледного, слабого, на больничной койке.

– Но с ним все будет в порядке? – озабоченно поинтересовалась Элен, не в состоянии представить себе Рифа бледным и слабым.

– Да, непременно, – ответила Элизабет, когда подруги выходили на вечернюю улицу. – В конце недели его обещают выписать.

Голос ее звучал устало, будто Элизабет вдруг лишилась всех жизненных сил.

– Может, заглянем куда-нибудь и пропустим по рюмочке? – предложила Элен, отлично понимая состояние Элизабет. – В «Пенинсулу», например? Или в «Грипс»?

Элизабет покачала головой:

– Нет, Элен, мне надо домой. Я должна поговорить с Адамом.

Они остановились у машины Элизабет. Элен озабоченно посмотрела на подругу. В неверном уличном свете Элизабет казалась изможденной и едва ли не больной.

– Надеюсь, ты сейчас не собираешься рассказать ему о Рифе?

– Что рассказывать? И так все ясно, – устало произнесла Элизабет. – Он уже все знает.

На лице Элен отразился ужас. Элизабет нагнулась и открыла дверцу машины. Она совсем не хотела говорить с подругой об Адаме. Во всяком случае, сейчас не лучшее для этого время. А может, и вообще не следует говорить о нем с Элен.

– Ты так и не сказала мне, что с Ламун? – усаживаясь за руль, спросила Элизабет. – Ей тоже досталось?

– Нет. Во всяком случае, я думаю, что с ней ничего не сделали, – задумчиво произнесла Элен, мысли которой сейчас витали где-то далеко. Она не могла не думать об Адаме. Как воспримет он объяснение с женой? Из всех известных Элен мужчин Адам менее всего заслуживал подобного удара судьбы.

– Где она сейчас? – поинтересовалась Элизабет.

– Ламун? Понятия не имею. – Элен заставила себя не думать об Адаме. – И едва ли кто-нибудь ответит тебе на этот вопрос. Не уверена, что мы еще когда-нибудь увидим Ламун или услышим о ней.

Элизабет повернула ключ зажигания.

– Бедняга Том! – упавшим голосом сказала она. – Ну, доброй тебе ночи, Элен. Завтра непременно позвоню.

Стоя на тротуаре, Элен наблюдала за тем, как отъезжает машина Элизабет.

– Бедный Том! – прошептала Элен со щемящим сердцем. – И бедный Адам! Интересно, что он будет делать?

Элизабет быстро отъехала от больницы и помчалась по залитым неоном улицам Виктории, через городские площади к Гарден-роуд. Затем машина принялась взбираться на Пик. Улицы были почти безлюдны. Чем выше поднимался автомобиль, тем явственнее Элизабет различала бархатистую черноту морской воды в заливе и далекие мерцающие огни Цзюлуна. Призрачное оранжевое свечение поднималось над Пик-роуд. Она осторожно вела машину, помня о том, что слева по ходу движения – пропасть. Время от времени сквозь деревья проступали белые фасады домов. Элизабет раздумывала над тем, что она сказала Мелиссе по телефону.

Когда Элизабет позвонила, голос Мелиссы звучал как-то странно. Но как только она поняла смысл сказанного, он сделался озабоченным.

– Его можно сегодня увидеть? – неуверенно поинтересовалась она, вспоминая, дома ли сейчас шофер и повезет ли он ее в Викторию.

– Пожалуй, сегодня уже слишком поздно, – ответила Элизабет, испытывая некоторую неловкость. – Вы сможете увидеть его завтра.

Последовала долгая пауза, затем Мелисса спросила:

– Ну а вы уже видели его?

– Да, – грустно призналась Элизабет. – Да, мне удалось пробраться к нему.

Опять наступило молчание.

– Извините, но я никогда прежде не слышала вашего имени.

– Меня зовут Элизабет. Элизабет Гарланд.

На том конце трубки послышался неопределенный звук, затем Мелисса уныло сказала:

– Спасибо, что позвонили, Элизабет. Не уверена, что на вашем месте я поступила бы так же.

Она бросила трубку. Элизабет было все равно, что подумает об этом разговоре медсестра, которая внимательно впитывала каждое слово.

Дорога петляла, зажатая с обеих сторон аккуратно подстриженным кустарником и стройными соснами. Конечно, разговор с Мелиссой дался нелегко, но почему-то у Элизабет возникла симпатия к ней. Дома ей предстоит куда более неприятная беседа. Съехав с Пик-роуд, Элизабет направила свой «бьюик» прямо к крыльцу дома. В окнах, как она и предполагала, всюду горел свет. Поставив машину в гараж, Элизабет тяжело вздохнула и поплелась в дом, где ее поджидал Адам.

Глава 19

Жюльенна и Дерри плыли под парусом в лодке, скользившей по спокойной воде недалеко от мыса д'Агуийяр.

– Ума не приложу, как его не арестовали?! – спросил Дерри, и в его голосе послышалось восхищение. Он лежал, растянувшись у рулевого колеса. На Дерри не было ничего, кроме золотого креста на цепочке и белых шорт не первой свежести. – Ведь совсем недавно он с большим трудом отмылся от дела Джако. Как можно было после этого спокойно таскать с собой оружие, попасться с револьвером – и при этом выйти сухим из воды?!

Жюльенна прислонилась к борту, томно опустив руку в зеленовато-голубую воду.

– Риф знал, что тонги сидят в засаде, поджидая Тома. И кроме того, он не использовал револьвер по назначению – просто ударил одного бандита рукоятью. А как иначе можно было предотвратить нападение?

– Да, он не стрелял, – сказал Дерри, которого даже несколько умилила длинная фраза Жюльенны: «не использовал револьвер по назначению». – Из револьвера или стреляют, или не стреляют, так принято говорить, – объяснил он.

Жюльенна безразлично пожала плечами. На ней были светло-вишневые трусики, очень короткие, типично французского дизайна, и бюстгальтер приятного цвета зеленого яблока.

– Ну хорошо, пусть не стрелял. Разве это важно? Ему удалось предотвратить убийство Тома. И за это я ему чрезвычайно признательна, любовь моя!

80
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru