Пользовательский поиск

Книга Бриллиант. Переводчик Новиков К. В.. Страница 44

Кол-во голосов: 0

В ответ она лишь молча кивнула, взяла сумку с вещами и открыла дверцу со своей стороны.

— Помнишь, наверное, я обещал устроить все так, чтобы ни одна сволочь не могла больше залезть к тебе в дом?

Даймонд улыбнулась и кивнула. Ей было даже интересно: что же такое необычное Дули придумал, почему напускает такую таинственность.

— Не могу, понимаешь ли, позволить себе, чтобы моя лучшая певица все время испытывала страх и плохо спала по ночам.

— Я у вас пока единственная певица, — заметила Даймонд.

— Да, конечно… Но все равно никогда не помешает чуть-чуть подумать о будущем.

Дули и Даймонд поднялись по широким ступеням подъезда, затем по узкой лестнице и оказались на третьем этаже. Взгляду Даймонд сразу предстали четыре новеньких замка, вделанных в дверь и блестевших полированной латунью. Они чем-то напоминали игрушки на рождественской елке.

— Вот, смотри, — и Дули вытащил кольцо с аккуратно пронумерованными ключами, которые вложил ей в руку. — Когда будешь уходить, можешь закрыть один замок, можешь несколько или даже все. Только не забудь, какие именно закрыла. Потому что иначе придется выламывать дверь.

— А сколько замков сейчас закрыто? — спросила она.

— Ни одного, — с улыбкой ответил Дули. — Вор с ума бы сошел, правда? Всякий раз, когда он поворачивал бы отмычку в том или другом замке, он только закрывал бы их. Лихо я придумал, а?

— Вы замечательно все придумали, Дули. Вы прекрасный друг, женщина может только мечтать о таком. — И Даймонд, обняв его, звонко чмокнула в щеку.

Дули вспыхнул, торопливо открыл дверь и в волнении буквально втолкнул Даймонд в квартиру. Ему не терпелось, увидеть ее реакцию на остальные сюрпризы.

— Ох, Дули!..

Не считая взволнованного дыхания Даймонд, в квартире воцарилась тишина.

Квартира, как и раньше, состояла из тех же двух комнат. Но теперь на каждом окне висели тяжелые шторы. От многочисленных стирок они несколько потускнели, однако и теперь еще сохраняли приятный клюквенный цвет. Шторы надежно защищали комнату от зимних сквозняков.

На полу лежал толстый ковер, сменивший невзрачный тонкий половичок, которым был раньше покрыт пол. Восточный рисунок на ковре придавал жилищу какой-то неуловимо экзотический вид.

Квартира была идеально убрана, не осталось ни малейшего напоминания о пребывании вора. А повернувшись в сторону кухни, Даймонд в восторге всплеснула руками. Слезы сами собой навернулись ей на глаза. Она хотела что-то сказать, но смогла только опять выдавить из себя:

— Ох, Дули…

Новехонькая микроволновая печь красовалась на кухонной тумбочке. Толстая фаянсовая чашка стояла рядом с упаковкой чая, перевязанной красной лентой.

— Вдруг у тебя случится насморк или простуда какая… — неловко пояснил Дули. — Простужаться певице никак нельзя.

Даймонд в полном восторге упала в его объятия.

— Совершенно справедливо, — прошептала она. — В нашей профессии простуда — самое последнее дело.

И она отчаянно обхватила руками шею Дули, отчего тот почувствовал себя просто на седьмом небе. Их отношения мгновенно стали такими теплыми, какими они нечасто становятся даже через много лет общения между людьми. Дули в тот момент еще не понял, что Даймонд наградила его редчайшим даром, который не достался даже Джессу. Она наградила его своим доверием.

Томми все давил на педаль газа своей «трансам», удовлетворенно улыбаясь тому, как тихо без сбоев урчит двигатель. Он поудобнее устроился в кресле, подтянул брюки на коленях и, подняв солнечные очки на лоб, принялся отыскивать место, где можно было бы поставить машину. Кому-то очки в зимнем Нэшвилле показались бы пижонством, но Томми так привык ездить в них в любое время года, что иначе уже не мог.

— Такое чувство, что все женщины этого города собрались тут, — пробурчал он, обращаясь сам к себе.

Лихорадка предрождествеиских покупок была в самом разгаре. В магазинах толпился народ, покупатели подолгу выбирали подарки, создавая очереди к прилавкам ив кассу. Томми терпеть не мог стоять в очередях, но очень хорошо понимал, что, если в самое ближайшее время он не сумеет вернуть себе расположение Джесса, ему придется стоять в очереди за пособием по безработице.

Наконец Томми отыскал место для своей машины и прошел через стоянку в магазин. Едва он вошел, в нос ему ударил запах человеческих испарений, поп-корна, каких-то пахучих пирожных, горячего какао и приятный свежий аромат кедра и ели.

Томми вдохнул эту смесь запахов и вдруг улыбнулся: все его существо наполнилось удивительно приятным ощущением полноты жизни. В этот момент Томми решительно никому не желал зла. И как раз в это мгновение он услышал се смех.

Томми обернулся, и увидел, что в неширокие двери магазина течет непрерывный поток покупателей. Но смех Томми узнал сразу: ошибки быть не могло. Правда, он, не очень хорошо представлял себе, что именно будет делать, когда они встретятся лицом к лицу. Томми никак не ожидал, что Даймонд окажется здесь, и тем более не ожидал услышать ее смех. Он был уверен, что она давным-давно уехала из Нэшвилла, что судьба окончательно развела их, и вот пожалуйста!

Пока никакой высокой блондинки, входившей в магазин или выходившей из него, не было видно. Томми дрожащей рукой вытер влажный лоб и присел на скамейку у входа, чтобы немного успокоиться.

— Все это — сплошное воображение, — сказал он сам себе.

Ко входу подкатил городской автобус. Ожидавшие на остановке расступились, позволяя тем, кто намеревался выйти, освободить салон. Томми поднялся со своего места, сунул руки в карманы, чтобы скрыть их дрожь, и огляделся по сторонам: никто не заметил его волнения.

Томми повернулся к прилавкам, уже немного успокоившись и надеясь, что к нему вернется праздничное настроение, но тут краем глаза заметил знакомый женский профиль. Руки его сами собой выскочили из карманов и повисли плетьми вдоль тела, рот растерянно приоткрылся. Даймонд прошла через дверь и направилась в сторону автобусной остановки. Через мгновение Томми потерял ее из виду: Даймонд исчезла в салоне автобуса.

Это, без сомнения, была она. Высокая, с густой копной светлых волос, вольно ниспадающих на спину. И хотя он не успел разглядеть ее походку, и даже лицо, Томми был уверен — это она или в крайнем случае ее призрак.

Дверь автобуса закрылась. Только тут Томми Томас сообразил, что, если он действительно хочет «найти» Даймонд Хьюстон, ему нужно пошевеливаться. Он ринулся из магазина, отчаянно работая локтями, пробивая себе путь на улицу, к автобусной остановке. Но когда Томми выбежал из магазина, автобус уже отъехал. Ему осталось только стоять посреди улицы, бессильно ругаясь себе под нос.

Ничто в тот день не могло испортить Даймонд настроения. Она получила от Дули все деньги, причитавшиеся ей за неделю работы, и решила всю эту сумму потратить на рождественские покупки. Сегодня у нее был совершенно особенный день, и выглядеть ей хотелось тоже по-особенному. По кварталу прошел слух о том, что какие-то люди «из бизнеса» намерены посетить бар Дули, чтобы послушать песни в ее исполнении. Если судьба и правда давала ей шанс, надо было постараться быть на высоте.

Свой наряд она сначала увидела в витрине магазина: в таком любая выглядела бы потрясающе. А уж для Даймонд он был как будто специально создан. Это были свободные брюки и длинная, белая, с длинным рукавом, плотно облегающая тело блузка с глубоким вырезом. Гениальный дизайнер выбрал для блузки атласную ткань, уверенный, что это именно то, что нужно. Широкий пояс золотистого оттенка был единственным украшением; пряжка на поясе была величиной с ладонь Даймонд, и по контрасту с ней талия девушки казалась еще тоньше, чем была на самом деле.

Даймонд достаточно было беглого взгляда на свое отражение в зеркале, чтобы принять окончательное решение. Да, она купит именно этот костюм. Если ее талант, подчеркнутый таким великолепным нарядом, останется незамеченным, Даймонд может вообще забыть о музыкальном поприще.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru