Пользовательский поиск

Книга Бриллиант. Переводчик Новиков К. В.. Страница 35

Кол-во голосов: 0

Сердце Джесса замерло в груди, когда Хенли протянул ему листок. Джесс прочитал записку один раз, потом перечитал, все еще надеясь, что это, возможно, шутка, веселый розыгрыш.

— Странно, что всякий раз, кроме последней ночи, когда я звонил сюда, она оказывалась на месте. Я и не думал даже…

Джесс быстро пошел к лестнице, перемахивая через несколько ступенек, сразу взлетел на верхний этаж и распахнул дверь ее комнаты. Он застыл в дверях, тупо уставившись на груду одежды, которую Даймонд оставила на постели. Все ее наряды оказались здесь: и зеленое платье с блестками, и красное коротенькое платьице, в котором Даймонд была на церемонии награждения. На кровати также лежали все подарки, которые в разное время Джесс дарил Даймонд. Ничего, совсем ничего не взяла она с собой.

В душе Джесса образовалась чудовищная черная пустота. Затем все его существо внезапно наполнил гнев. Гнев, смешанный с такой душевной болью, что Джессу стало трудно дышать. Он вышел в коридор, шарахнул дверью о стену, и вслепую пошел из одной комнаты в другую, бесцельно распахивая двери.

Последней на его пути оказалась музыкальная комната. Гитара, которую так часто брала Даймонд, лежала сейчас на диване. Джесс подошел и взял инструмент за гриф. Он почувствовал, как внутри у него все задрожало. Не замечая слез, которые: ручьем текли у него по щекам, Джесс перехватил гитару и со всего размаха ударил ею по столу. Он колотил инструментом по столешнице до тех пор, пока не лопнули струны и куски дерева не полетели в разные стороны. Вскоре от гитары остались одни осколки, напоминавшие разбитое сердце Джесса.

Стоя в холле, Хенли старался даже не дышать. Ему не хотелось, чтобы Джесс знал: его резкие сдавленные рыдания слышны по всему этажу.

Хенли ждал и прислушивался… Когда звуки в музыкальной комнате наконец стихли, он тихонько открыл дверь и застыл на пороге, не скрывая крайнего изумления. Вся комната была разгромлена, а самого Джесса и след простыл. Французские двери, выходившие в сад, были распахнуты настежь. Хенли поспешил в сад, но было уже поздно: Джесса там не было. Не было возле дома и его машины.

Хенли стало страшно. Он оглянулся на окна дома и попытался представить себе душевное состояние Джесса. Сесть в такую минуту за руль было все равно, что играть в русскую рулетку, одновременно ведя машину.

Хенли мгновенно бросился к телефону, поглубже вдохнул и постарался успокоиться, чтобы не сделать какой-нибудь ошибки.

Через несколько гудков Томми поднял трубку. Как только Хенли начал говорить, Томми побледнел. Едва ли не впервые с тех пор, как он начал принимать меры по нейтрализации Даймонд, Томми пожалел о том, что вообще ввязался в это дело. Впрочем, правильнее было сказать, что менеджер сожалел не столько о совершенном по отношению к Даймонд Хьюстон, сколько о том, что ему лично приходилось все устраивать. Если теперь Джесс врежется в какое-нибудь дерево и разобьется насмерть, как тогда будет выглядеть он, Томми Томас?

— Только держи себя в руках, — сказал он, обращаясь к Хенли. — Я непременно отыщу его. И обо всем позабочусь, как обычно. — Он нервно похлопал по карманам в поисках сигарет и вышел из комнаты. Внезапно остановившись, он подумал: «А какого черта, я, собственно, так терзаюсь? Кто знает, чем это все кончится?»

Джесс пил беспробудно целую неделю и только на восьмой день смог членораздельно говорить и вообще формулировать свои мысли. Тогда он забросал Томми десятками вопросов, причем с каждым новым вопросом менеджеру становилось все труднее подыскивать ответы.

— Черт возьми, да я совершенно ничего не делал для того, чтобы она ушла! — крикнул, не выдержав, Томми. — Почему всякий раз, когда что-нибудь происходит, ты обвиняешь одного меня?! — Томми стоял сейчас так близко к Джессу, что даже носки их ботинок соприкасались. Менеджер понимал, что, если он сейчас допустит хоть малейший промах, Джесс моментально заподозрит его в неискренности.

— Потому, черт побери, что мне не раз говорили о ваших с ней многочисленных ссорах! — крикнул Джесс. — Мак уже признался, что добавил свою ложку дегтя. Его извиняет, может быть, только то, что он нашел в себе силы помириться с Даймонд до того, как она исчезла.

Джесс швырнул чашку с недопитым кофе через всю комнату. Ударившись о стену кабинета Томми, чашка разлетелась вдребезги, оставив на белой поверхности отвратительное ржаво-коричневое пятно.

— Куда ты?! — спросил Томми, чувствуя, как его охватывает паника.

Джесс решительно направился к дверям.

— Искать ее, вот куда! — бросил он на ходу. — И если я найду ее и все выясню, помоги Бог тому человеку, который приложил руку к ее исчезновению. Ты меня понял?! Я и убить тебя могу, так и знай!

В ответ Томми сплюнул и выругался. Сунув Джессу под нос пачку газет, он заорал:

— Ты не можешь никуда уехать! Тебе нужно быть здесь! Нужно работать над новым альбомом! Меньше чем через неделю он уже должен быть полностью готов.

— А мне плевать на новый альбом! И на все остальное! Надо его рекламировать — рекламируй сам!

— Если ты не будешь принимать участия в рекламной кампании, то вся твоя репутация пойдет прахом, так и знай!

— Если верить твоим словам, моя репутация и так уже изрядно подмочена, — язвительно сообщил Джесс и вышел из кабинета, с силой хлопнув дверью.

Томми ругался до тех пор, пока не стал повторяться. Затем он бессильно плюхнулся в свое кресло и схватился за голову.

— Надо бы убить себя, но я так устал, что ни на что не гожусь, — пробормотал он, затем открыл свой ежедневник, в который записывал предстоящие встречи, Вздохнул и принялся отыскивать телефоны. Он сделал несколько звонков. Даже если придется вести переговоры всю ночь напролет, он обязан сделать это и к утру быть чистеньким во всех отношениях. Иначе его зовут не Томми Томас.

Крэдл-Крик выглядел в точности так же, как и в тот день, когда Джесс впервые появился в нем. Разве только погода стала хуже, да и общий вид города помрачнел. Конечно, если допустить, что какой-нибудь город может выглядеть еще более мрачным и серым.

Джесс чувствовал себя смертельно уставшим. Он приехал сюда, руководствуясь одной интуицией. Он отчаянно надеялся, что Даймонд при определенном стечении обстоятельств может вернуться сюда.

После той страшной недели, от которой осталась только невыносимая головная боль, Джесс обыскал весь Нэшвилл, но никаких следов Даймонд обнаружить так и не сумел. Впрочем, с самого начала можно было сказать почти наверняка: раз Даймонд оставила машину на автобусной станции, она скорее всего уехала из города.

Поэтому Крэдл-Крик оставался его последней надеждой. Если не повезет и здесь, Джесс не знал, что делать дальше. Впрочем, он постоянно гнал от себя мысль о том, что Даймонд потеряна для него навсегда.

Он подъехал к бару Уайтлоу и припарковал машину. Взгляд его упал туда, где еще не так давно стоял старенький дом Джонни Хьюстона. Теперь там было пусто: ровное место и свежая земля. Джесс почувствовал, что его начинает трясти.

— О Господи… — только и сумел вымолвить он.

— Эй, ты!

Джесс поднял голову и сразу же узнал владельца бара, в котором пела Даймонд.

— Как это тебя черт принес опять в нашу глушь, а? — дружески спросил Мортон Уайтлоу и похлопал по капоту машины Джесса. — Ты, часом, не заблудился? — Толстяк радостно захохотал, довольный собственной шуткой.

— А что с домом? — спросил Джесс, чтобы хоть что-то сказать.

— А, с этим… — Мортон отступил на шаг назад, гордо поглядел на ровное место и сплюнул на протектор машины Джесса. — Я купил этот домишко и сразу решил его снести, чтобы расширить автомобильную стоянку. Не хотелось, знаешь, чтобы эти бабы Хьюстон еще хоть раз показались тут. И мой план отлично сработал. Не видел с тех пор ни одну из троих.

Джесс изо всей силы стиснул руками руль. Вот он и получил ответ на свой вопрос. Даже спрашивать не пришлось. Значит, она исчезла. Он откинул голову на спинку сиденья и прикрыл глаза. Даймонд могла уехать куда угодно, места в стране предостаточно.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru