Пользовательский поиск

Книга Бриллиант. Переводчик Новиков К. В.. Страница 23

Кол-во голосов: 0

— Слава Богу, — сказал Джесс, — что дело только в этом. Но ведь и я тоже не всегда знаю, как вести себя с тобой. А что касается Томми и остальных, то пусть они все катятся к черту.

Джесс нежно поцеловал ее, разве что немного дольше задержав между своих губ ее пухлую нижнюю губку. Даймонд почувствовала исходящий от его тела жар, мгновенно передавшийся ей.

— Тебе надо было работать торговцем автомобилями, Джесс, — прошептала Даймонд, когда смогла наконец говорить.

— Почему, дорогая? — поинтересовался Джесс, осторожно отводя от ее лица длинную рыжую прядь.

— Неужели не понимаешь? Как только я сажусь в эту маленькую спортивную штучку, меня сразу тянет к тебе, а тут так мало места, что, наверное, просто негде заняться любовью.

Джесс рассмеялся, но его глаза мгновенно потемнели от страсти.

Он положил руки на плечи Даймонд.

— Видишь ли, дорогая, в этой машине действительно непросто этим заниматься, но для меня и тебя нет ничего невозможного. — Говоря это, Джесс помогал Даймонд снять блузку.

— Судя по лицу Джесса, дома его встретили очень даже неплохо, — заметил Мак, присвистнув. Он с ухмылкой наблюдал за тем, как Джесс и Даймонд входят в студию.

— Да заткнись ты, Мак, — попросил Эл, поглаживая рукой скрипку и глядя в упор на гитариста. Мак нахально расхохотался ему в лицо и отправился за кофе.

Элу уже надоели постоянные издевки Мака над новой девушкой Джесса. Скрипачу казалось, она обыкновенная баба, а это, по его мнению, и было главным. Живя в доме Джесса, Даймонд все же не пыталась воспользоваться своей близостью к нему, чтобы выторговать для себя какое-то исключительное положение. Да и на обыкновенную группи Даймонд тоже не походила.

То, как она пела, доказывало, что Даймонд и сама могла бы пробить себе дорогу в музыкальном мире Нэшвилла, улыбнись ей удача. И по мнению Эла, Джесс действительно пытался помочь ей встать на ноги и обрести самостоятельность. Если между ними и было еще что-то, это никого уже не касалось.

— Доброе утро, Джесс… мисс Хьюстон, — подчеркнуто вежливо сказал Эл. — Теперь все в сборе, кроме Томми.

Джесс понимающе кивнул.

— Ничего, он тоже скоро должен прийти. Но для того чтобы начать запись, он нам совсем не нужен. Петь же Томми все равно не умеет.

Эл повернулся к другим музыкантам «Мадди роуд» и рассмеялся, призывая их поддержать шутку Джесса. В это время в студию вернулся Мак, держа перед собой стаканчик с горячим кофе.

Мак подождал, пока Джесс отойдет на достаточное расстояние, чтобы ничего не услышать, и приблизился к Даймонд.

— Эй, детка, — произнес он, намеренно понизив голос, — не хочешь ли кофейку? Прекрасный на вкус, горячий. Совсем как я, если тебе понятно, на что я намекаю.

Мак оглядел Даймонд с ног до головы, и девушка невольно поежилась под его взглядом. Особенно когда Мак уперся взглядом в грудь Даймонд, а потом опустил глаза ниже пояса. Хотя полосатые бело-голубые слаксы и белая блузка не позволяли ничего рассмотреть, у Даймонд появилось ощущение, что она стоит перед Маком совершенно голая.

— Мне от вас решительно ничего не нужно, мистер, — как можно вежливее сказала Даймонд, стараясь, чтобы Джесс не обратил на них внимания. — Не нужно сейчас и не понадобится в будущем. Я вообще обойдусь без вас, если вам понятно, что я имею в виду.

Даймонд выдержала тяжелый взгляд Мака. Даже внезапно появившееся на его лице свирепое выражение не заставило ее отвести глаза. Мак сдался первым и отвернулся, тихо выругавшись себе под нос. Выпив кофе, он раздраженно швырнул стаканчик в мусорное ведро.

— Что тут такое? — спросил Джесс, приблизившись и заметив, что Мак отходит от Даймонд со злым выражением на лице. Лицо Даймонд было не менее напряженным, ей тоже почти не удалось скрыть свое раздражение.

— Да так, ничего, — ответила она. — Просто Мак предложил угостить меня кофе. — Она спиной чувствовала, что Мак внимательно вслушивается в то, что она говорила. И Даймонд не желала прослыть сплетницей. — А я решительно отказалась: мне нравится кофе с сахаром и со сливками.

Джесс видел, что она чего-то недоговаривает, но не хотел раздувать конфликт еще больше.

— Хорошо. — Джесс протянул руку и мягко коснулся плеча Даймонд. Ему хотелось обнять ее, но он сразу вспомнил о своем обещании не демонстрировать взаимных нежностей в присутствии музыкантов и сдержался. — Я приготовил там стул, чтобы тебе удобно было наблюдать. — Он указал на отгороженную стеклом комнатушку, где располагались пульты инженеров звукозаписи, давно ожидавших начала работы. — Я понимаю, тебе интереснее было бы петь, а не просто наблюдать за процессом, но всему свое время. В каждом деле бывает период ученичества. Я бы многое отдал, чтобы в свое время меня так же, как тебя, провели через все стадии подготовки альбома. Со мной вообще получилось довольно забавно: пока не появился Томми, я решительно все делал неправильно. Не будь его рядом, еще неизвестно, где бы я был сейчас и чем занимался.

— Ты был бы Джессом, — ответила Даймонд и пошла к звукоинженерам.

Ей было неприятно слушать о том, как многим Джесс обязан этому Томми. И одновременно Даймонд понимала, что, несмотря ни на что, Джессу нельзя даже намекать на то, как именно относятся к ней менеджер и этот нахальный басист Мак. Она не хотела, чтобы Джессу пришлось выбирать между ней и своими коллегами.

Однако Джесса несколько озадачили слова Даймонд. Впервые в жизни он серьезно размышлял о Томми и его роли. Томми и вправду очень много сделал для Джесса. Собственно, он по праву считался одним из самых, лучших специалистов в своем деле. Но можно было сказать и иначе: Томми стал хорош именно потому, что повстречал Джесса. Они как бы дополнили друг друга. Если говорить честна, именно так все у них и началось.

— Наконец-то… — удовлетворенно произнес Джесс. Он чертовски устал, однако был вполне доволен записями для нового альбома. Пожалуй, так хорошо они еще ни разу не исполняли.

— Да, Джесс, на этот раз получилось просто здорово! — подтвердил его менеджер. — Как только закончим микшировать, ты почувствуешь себя настоящим победителем. Я просто носом чую, что в воздухе запахло «Грэмми» и наградой Си-эм-эй.

Томми наклонил голову и почесал в затылке, другой рукой хлопая себя по карману: хотелось курить, чтобы немного успокоить нервы.

На доводку последних песен альбома ушло несколько дней, и все эти дни приходилось любезно улыбаться высокой блондинке, которую Томми постоянно замечал в студии за своей спиной. Куда бы он ни посмотрел, Даймонд непременно оказывалась там. Девушка не отрываясь наблюдала за Джессом, словно боялась глаза от него отвести. Иногда Томми казалось, что она ведет себя как ушлый репортер, посланный какой-нибудь бульварной газетенкой с целью составить психологический портрет Джесса Игла.

Томми видел по лицу Джесса, что тот очень устал. И не без оснований полагал, что причиной тому были бессонные ночи, которые Джесс проводил в постели с этой бесстыжей бабой, черт бы ее побрал. Нет чтобы отдыхать как следует после целого дня в студии. Все силы следовало сейчас отдавать работе над альбомом. Томми готов был обвинить Даймонд во всех смертных грехах. Дружески хлопнув Джесса по спине, он улыбнулся.

— Верь моему слову, все и вправду идет отлично, — бодро сказал Томми, как бы напоминая, что ему лично принадлежит важная роль в отборе некоторых песен для этого альбома. — Ты меня знаешь: я всегда чувствую удачу.

— Ну, допустим, не всегда, — возразил Джесс и бросил взгляд на Даймонд, которая сейчас находилась за стеклянной перегородкой и не могла слышать их разговор. — Иногда ты не понимаешь самых простых вещей.

Томми вспыхнул, однако заставил себя сдержаться. Джесс явно намекал на то, что считаться с Даймонд Хьюстон все-таки придется, хочет Томми этого или нет. Другое дело, что менеджер про себя решил вести в отношениях с Даймонд свою линию.

Выйдя из помещения студии, Томми закурил сигарету, выдохнул дым, затем вновь медленно затянулся и прищурился, выпуская дым через нос.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru