Пользовательский поиск

Книга Алмазный тигр. Переводчик Новиков К. В.. Содержание - Глава 33

Кол-во голосов: 0

Под защитой деревьев, наслаждаясь их скудной тенью, Коул направился к Эрин. Обнаружил он ее там же, где и оставил. Увидев Коула, она мгновенно вскочила и бросилась ему в объятия. На секунду она крепко прижалась к нему, затем отпрянула со вздохом облегчения.

— Ну как, ты в порядке? — спросила она, озабоченно оглядывая Коула с головы до ног. — Мне показалось, что я слышала выстрелы.

— Меня не задело.

— Кто это был?

— Я не рассмотрел. Но вертолет был с фермы.

Эрин больше не задавала вопросов. Она молча шла за Коулом к оставленному «роверу». При виде автомобиля ее охватила радость. Как бы ни было жарко и пыльно, но в кабине лучше, чем под палящими лучами солнца.

Коул увидел, что из «ровера» вытекает какая-то жидкость, образуя темные лужицы. Он сразу понял, что случилось.

— Коул…

— Сам вижу, — резко сказал он. — Пробит радиатор.

Эрин молча наблюдала, как Коул, открыв капот, изучал двигатель, затем придирчиво осматривал приборную доску и багажник.

— Вот, сволочь, хорошо поработал, — сказал Коул и громко стукнул дверцей. — Забрал всю воду, шланги, все металлические трубки.

— И воду взял?!

— Ну, не в буквальном смысле — вылил на землю. А вот провизию захватил с собой.

Эрин недоуменно покачала головой.

— А радио?

— Утащил. И все карты…

Дыхание Эрин участилось. Она резко отвернулась, не желая, чтобы Коул увидел, как она напугана.

— Понятно… Что же нам теперь делать?

Он посмотрел на небо, затем на женщину.

— Попей из фляги, детка.

— А не лучше ли экономить воду?

— Ты не представляешь, сколько людей тут умерло от жажды, хотя у них еще оставалась в запасе вода. Парадоксально, но факт. Обезвоживание сродни гипотермии. Оно выжимает из человека жизненные соки, но прежде лишает его рассудка. Так что пей, пока пьется. Жажда скоро нас замучает, никуда от этого не денешься.

Глава 31

Коул сложил в свой рюкзак только то, что было необходимо для выживания.

— Как твои пленки, в порядке? — спросил он.

— Должно быть. Кассеты не повреждены.

Эрин попыталась было засунуть отснятые пленки в специальный пояс с кожаными карманчиками.

— Не трать на это время, — сказал Коул. — Мы не можем взять с собой ни грамма лишнего груза.

— А сколько времени займет обратный путь? — спросила она, горестно глядя на изрядную кучу кассет, которые была вынуждена оставить.

— Я не очень-то уверен, что мы вообще выберемся отсюда, — откровенно сказал Коул. — До Джибб-роуд около семидесяти миль. Но это если лететь по прямой. А пешком гораздо дольше.

— А до фермы Уиндзора?

— Миль пятьдесят, если пойдем по дороге… Если попытаться сократить путь, то выйдет чуть меньше. До фермы предстоит преодолеть два известняковых кряжа. Вот воды нам скорее всего негде будет взять. Но даже если мы доберемся до фермы, этот гад из вертолета будет уже нас там поджидать, и, поверь мне на слово, я не смогу его одолеть. Я надеюсь, что на пути до Джибб-роуд нам посчастливится найти воду. А если повезет, хорошо бы на трассе встретить кого-нибудь, кто мог бы нам помочь.

Коул счел за благо не говорить о том, что шансов выжить у них почти никаких. Без пищи, почти без воды им придется милю за милей преодолевать пересеченную местность, которая не только не облегчает им путешествие, а, напротив, попытается выжать из них капля по капле все жизненные силы.

Эрин видела суровое лицо Коула. Ни слова не говоря, она отвернулась от отснятых пленок, на которых была запечатлена история ее проникновения на ранее неведомую, враждебную территорию — Кимберлийское плато.

— В сумке-холодильнике вода еще осталась? — спросил Коул.

— Да, немного.

— Вылей в пустую флягу, что под передним сиденьем.

Эрин не успела еще перелить всю воду, а Коул уже подошел к «роверу», держа в одной руке тяжеленный рюкзак и револьвер — в другой. Он надел футболку защитного цвета, другую такую же сунул в рюкзак. Эрин вылила последние капли в широкую горловину фляги и передала ее Коулу. Он взвесил флягу в руке и удивленно поднял брови.

— Не менее полугаллона, — сказал он. — Неплохо.

Он не добавил, что их запасы воды составляют лишь малую часть от нормального дневного рациона.

Прицепив флягу к поясу рядом с еще одной флягой, где также было около полугаллона воды, Коул сказал, протягивая к Эрин руку:

— Давай свой пояс и флягу тоже.

— Да я и сама могу…

— Снимай, я сказал. — Послушай, Коул…

— Мне нечего слушать, — оборвал он ее. — Как бы там ни было, а я раза в три сильнее тебя.

Эрин посмотрела в его серые строгие глаза и поняла, что спорить с ним не имеет смысла. Это напрасная трата сил. Она отдала ему флягу и бросила на землю свой пояс. Машинально повернувшись к машине, она вытащила сумку с фотокамерами. В тот же миг она поняла, что делает, и положила сумку обратно. Потом повернулась к Коулу. В руках у нее ничего не было.

— Мне очень жаль, — сказал Коул и мимоходом погладил ее по щеке.

— Да я это так, по привычке… конечно, если это несъедобно, если это нельзя пить, если из этого нельзя стрелять — нам это ни к чему.

— Уинг возместит тебе все твои расходы.

Она согласно кивнула. Но даже если ей удастся выжить, даже если Уинг оплатит ей стоимость фотокамер, никто и никогда не сможет ей возместить ценность отснятой пленки. Эрин старалась прогнать от себя такие мысли.

Коул сверился с компасом и легкой уверенной походкой двинулся по сухому руслу. Он шагал ни быстро, ни медленно, размеренным шагом, рассчитанным на длинную дистанцию. Эрин шла следом, стараясь не обращать внимания на струившийся по телу пот и на нещадно палившее солнце. Они прошли мили две, как вдруг Коул резко свернул в сторону и остановился в бархатной тени, отбрасываемой известняковым утесом. Тут им посчастливилось найти небольшую пещеру — даже не пещеру, а тесное углубление. В некоторых местах на известняке виднелись языки копоти.

— Видимо, здесь разводили костер аборигены, — сказал, осматриваясь, Коул. — Какое-нибудь племя отсиживалось здесь, пережидая сезон дождей.

Эрин сразу же позабыла о жаре. Она жадно всматривалась в наскальные рисунки и с сожалением думала о том, что у нее нет камеры, чтобы заснять эти образцы первобытного искусства.

— Тут нас с воздуха не заметят. Так что до темноты можно считать, мы в безопасности — сказал Коул. Повернувшись к Эрин, он прочитал на ее лице отчаяние, сожаление и грусть — все, что испытывала девушка. — Могу тебя успокоить: в Австралии тысячи подобных стоянок, их можно найти где угодно, так что не переживай: сможешь не раз еще заснять стоянку аборигенов и их рисунки.

Она согласно кивнула, подумав при этом, верит ли сам Коул в то, что они выживут. Но задать этот вопрос не решилась.

— Странно, смотрю на эти примитивные рисунки с каким-то непонятным чувством…

— Мы на священной территории.

— Ну да? — И Эрин с живым интересом принялась рассматривать наскальные изображения.

— Всякая территория, которая хоть немного отличается от окружающего ландшафта, для аборигена священна. Каждый родник и ручей, необычного вида скала, иначе говоря, чуть ли не все, что выделяется на ровной поверхности, кроме зарослей кустарника или камедных деревьев, — все считается у аборигенов священным. — Коул скинул с плеч рюкзак и потянулся. — Но нам нечего опасаться, что сюда неожиданно могут нагрянуть незваные гости. После сезона дождей здесь не было ни души.

— Откуда такая уверенность?

— Я не вижу ни свежих бутылочных осколков, ни банок из-под пива, — Коул указал на рюкзак. — Положи себе под голову. Если сможешь, вздремни. Впереди целая ночь, и всю ночь нам придется идти.

— Всю ночь?! Ты в самом деле думаешь, что после случившегося нас могут выслеживать?

— Если ночью идти, а днем спать — уменьшится расход воды.

Эрин колебалась. Она давно уже хотела задать Коулу один вопрос, но понимала, что ответ — какой бы он ни был — решительно ничего не изменит. Понимая всю неуместность вопроса, она все же спросила:

69
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru