Пользовательский поиск

Книга Алмазный тигр. Переводчик Новиков К. В.. Содержание - Глава 25

Кол-во голосов: 0

— Вижу, у тебя сейчас заняты руки, — сдержанно произнесла Эрин. — Я поставлю твой кофе на кухне.

— Останься.

Его голос был подобен удару хлыста. К своему немалому удивлению, Эрин подчинилась. И эта неожиданная собственная покорность рассердила ее.

— Ты что, приручаешь женщин и делаешь из них фавориток? — деревянным голосом поинтересовалась она.

Коул, повернув голову, посмотрел в глаза Эрин.

— Фавориток, ты сказала?

— Ну да, которым достаточно скомандовать: «Сядь», или «Останься», или «Перевернись на живот».

Он криво усмехнулся, отпустил Лай и взял из рук Эрин чашку кофе.

— Нет, детка, никаких фавориток я не развожу. Ничего такого даже и в помине нет.

— Ах, вот как? А мне-то казалось, что на тебя женщины собираются, будто мухи на мед.

Коул засмеялся, однако его смех внезапно заглушил невероятный грохот вертолетного двигателя.

— Скажи, что через минуту мы будем готовы, — крикнул Коул.

Его слова были адресованы Лай, однако, произнося их, он неотрывно смотрел на Эрин. Лай демонстративно повернулась и вышла из комнаты, так ни разу и не взглянув на Эрин.

Отпив глоток кофе, Коул попытался сообразить, насколько Эрин была взбешена всем увиденным. Ему было чрезвычайно жаль, что все так вышло, но делать было нечего. Да и вообще время и обстоятельства не располагали к объяснениям. Коула бесило и то, что Эрин не верила в его отношение к ней. Маленькими глотками он потягивал горячий, но не обжигающий кофе. Звук вертолетного двигателя затих: это означало, что машина приземлилась и пилот остановил мотор.

Ну как, полетели? — спросил он Эрин. — Может, когда вернемся, армия Уинга сумеет хотя бы водопровод починить и подключить стиральную машину.

Эти обычные слова, сказанные что ни на есть будничным тоном, возмутили Эрин до глубины души. Первым ее желанием было вообще ничего не отвечать. Но она тотчас же сообразила, что в таком случае будет выглядеть еще глупее, чем в минуту охватившей ее ревности.

— Когда исправят душ и пойдешь мыться, не снимай с себя одежду, — сказала Эрин, пытаясь, чтобы ее слова звучали вполне нейтрально. Впрочем, в этом она не слишком преуспела. Да если уж: на то пошло, она никогда не была хорошей актрисой. — В душе одежда достаточно хорошо отстирывается. На Аляске я всегда именно так и поступала.

— Мылась сама и одновременно стирала одежду? Занятно звучит.

Его подтрунивание, столь неожиданное в этсй ситуации, еще более возмутило Эрин.

— Это особенно удобно, когда ты один и живешь отшельником.

— Мне что-то не слишком по душе такое мытье.

— Не волнуйся, я не единственная в Кимберли женщина, чья одежда требует стирки.

— Но ты единственная в Кимберли женщина, чью одежду я хотел бы стирать.

Эрин почувствовала, что ей стало трудно дышать.

— Господи, Коул, я понимаю, что с моей стороны было жуткой глупостью вообще заговаривать о любви, но поверь, у всякой глупости есть границы. Я ведь не совсем еще ослепла, как ты думаешь?! Приди я на несколько минут позже. Лай уже буквально висела бы на тебе.

— Но я же не висел на ней.

— Перестань болтать, — гневно оборвала она Коула.

Эрин даже и не догадывалась о том, какое завораживающее впечатление она производит на Коула. Он молча восхищался, разглядывая ее. Внезапно он с такой силой захотел Эрин, что ему пришлось даже отвести глаза. Иначе надо было бы просто сгрести ее в объятия. Последнее, впрочем, было сейчас немыслимо: Эрин ни за что бы не далась в такой ситуации. А за последствия отказа Коул не поручился бы. Жара делала его несдержанным и подчас раздражительным. И об этой своей особенности он хорошо знал.

— Не нужно подыгрывать дядюшке Ли, — сказал Коул, овладев собой настолько, что его голос сделался привычно спокойным. — Он ведь пытается поссорить нас с помощью Лай.

— Раньше нужно было думать об этом. Насколько я могу судить, еще несколько минут назад ты был не против того, что она вешается тебе на шею.

Коул издал негромкий звук, очень похожий на рык хищника. Давненько уже он не выходил из себя, а тут вдруг почувствовал, что выдержка изменяет ему. Голова у Коула болела, засохшая рана при всяком движении саднила. После того, как покинул Лос-Анджелес, он спал всего лишь несколько часов. Температура у него перевалила за сотню градусов, а чудовищная влажность воздуха самочувствия не улучшала. А тут, ко всему прочему, еще и Эрин глядела на него волком, словно они никогда не были близки и она не шептала ему о своей любви.

— Послушай-ка… — начал было Коул.

— Я давно уже тебя слушаю, — перебила она его. — И давно смотрю на тебя. Причем мне нравится далеко не все из того, что я вижу. — Эрин хотела поставить здесь точку, но против собственной воли неожиданно выпалила: — Кто эта женщина?!

— Присланный сюда Уингом специалист по средствам связи, — через зубы ответил Коул.

— Ты отлично понял мой вопрос. Я имела в виду, кто эта женщина тебе?

Коул с такой силой стукнул о стол кружкой, что она разбилась. И пока осколки падали на пол, Коул вплотную подошел к Эрин. Ей пришлось задрать голову, чтобы заглянуть ему в глаза. Его взгляд был холодным и злым, но это не испугало Эрин.

— Имей в виду, — сказал Коул хриплым низким голосом, — что лично для меня Лай — живое напоминание о том, какими глупцами бывают мужчины, поверившие женской любви. Эйб отлично понимал женщин и знал, чего стоят все их слова. С женщинами можно спать, но их нельзя любить. — Коул резко повернулся и прошел вглубь комнаты. — Лай в курсе, где твоя новая фотокамера. Возьми ее, и через три минуты я жду тебя.

Глава 25

Прежде чем Эрин успела сказать, что не намерена общаться с Лай, Коул уже вышел из комнаты. Рассерженная, она прошла в спальню, схватила потрепанную сумку с фотоаппаратами и вышла из дома.

Солнце грело немилосердно, и Эрин сразу же сникла. В доме было очень жарко, но снаружи попросту невыносимо.

Казалось, человек вдруг попадал в жаркую сауну без окон и дверей. Мухи тотчас же облепили Эрин. Машинально отмахиваясь, словно это могло прогнать тучи насекомых, Эрин прошла к вертолету, приземлившемуся сразу за домом. Если когда-то у машины и имелись двери, сейчас они были сняты.

Коул разговаривал с пилотом. После недолгих переговоров тот спустился на землю. Его место в кабине занял Коул. Он огляделся, покрутил штурвал, взял его на себя. Лопасти начали вращаться более интенсивно, вздымая тучи пыли из-под корпуса вертолета. Подмятый ими ураган прошелся по свалке, устроенной Эйбом. Со двора стаей унеслись банки из-под пива и осели в ветвях близких зарослей.

Когда Коул проверил основные системы вертолета, он знаком пригласил Эрин садиться. Увидев, что в руках у нее всего-навсего одна старенькая еумка с аппаратурой, Коул нахмурил брови. Ведь фотография была не просто, ее профессией, а подлинной страстью. И тем не менее она так и не обратилась к Лай, не спросила, где взять новую сумку с аппаратами. Уже по одному этому можно было определить, до какой степени Эрин взбешена. Как ни грустно было это осознавать, Коул понимал, что, несмотря на заверения в любви, Эрин ему совсем не верит.

Поведение Эрин взбесило Коула, хотя он и пытался держать себя в руках.

«Никак нельзя позволить дядюшке Ли вбить между нами клин», — говорил себе Коул, отлично помнивший старое правило: «Разделяй и властвуй». О, черт бы побрал дядюшку Ли!

— Пристегнись хорошенько и надень шлем, — сказал Коул, пытаясь перекрыть грохот работавших лопастей. — На спинке сиденья в кармашке лежат темные очки. И опусти солнцезащитный фильтр.

Эрин поднялась в кабину, пристегнулась ремнем безопасности, надела шлем и осмотрелась. Неужели нет переговорного устройства, чтобы задать вопрос Коул у?

— «Выключение переговорной системы», — крикнул Коул, надевая солнцезащитные очки.

Эрин понимающе кивнула, приладила микрофон, затем достала и надела темные очки. Когда глаза оказались защищены от яркого света, возникла иллюзия тени и прохлады. Впрочем, иллюзия — она и есть иллюзия. Эрин опустила солнцезащитный фильтр, который также защищал от насекомых.

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru