Пользовательский поиск

Книга Можете прийти и получить. Переводчик Лисицыной О. Б.. Содержание - Эрл Стенли Гарднер «Можете прийти и получить»

Кол-во голосов: 0

Сейчас самое главное для меня — найти новое укрытие. За всеми отелями и меблированными комнатами в городе велось наблюдение. Использовав свои средства, этот негодяй направил полицию по моему следу, и, попадись я ей в руки, моя неприкосновенность на территории штата Калифорния на время утратила бы свою силу. Но я не собирался позволять кому-либо сидеть у меня на «хвосте».

Если у человека есть деньги — а они у меня были, — он может позволить себе многое. Через одну компанию по продаже недвижимости я купил меблированный домик, нечто вроде бунгало, в тихом спокойном месте.

И полиция и бандиты наверняка думали, что я попытаюсь, использовав грим, снять номер в каком-нибудь отеле или меблированных комнатах, им и в голову не могло прийти, что я куплю собственное бунгало в одном из самых респектабельных районов города. Так я ускользнул от них и избавился от одной проблемы.

Вторая задачка оказалась посложнее: необходимо было следить за Шварцем. Малый он был изворотливый, к тому же они предупредили его. Я решил следить за ним лишь в определенные часы — когда он совершал свой утренний обход ювелирных салонов и в конце дня.

Эта ювелирная выставка поставила меня в тупик. Газеты вовсю рекламировали ее, они подробно сообщали, как будет проходить открытие, кто получил приглашения, какое платье будет на Эдит Джуэтт Кемпер и тому подобное.

Уютно устроившись в кресле в своем маленьком бунгало, я читал всю эту болтовню о значительности предстоящего события и мысленно не мог не снять шляпы перед человеком с ледяными глазами.

Меня поразило одно. Все первые полосы сообщали о мерах предосторожности, которые будут приняты устроителями выставки.

По ночам драгоценности предполагалось запирать в громадный сейф, полученный от одной из компаний по производству сейфов в целях рекламы ее продукции. Сейф собирались поместить в центре зала и приставить к нему не менее пятерых охранников. Если бы сейф поставили в углу, так, что на виду была бы только его дверь, это одно, но поместить его в центре зала — совсем другое дело. Таким образом, возможность вскрытия сейфа отпадала. К тому же это был сейф новейшей конструкции. Даже я не знал, как к нему подступиться, хотя мне ничего не стоит определить способы вскрытия любого сейфа.

Выяснилось, что Шварц тоже крепкий орешек. Раздобыть сведения о нем оказалось не так-то просто. Это удалось мне только накануне открытия выставки. В тот день он наведался в гараж, где стоял бронированный грузовик.

На боках кузова были приделаны плакаты: «Бронированный грузовик ювелирной выставки». Да, этот грузовик был надежной штукой — стальные борта, пуленепробиваемые стекла и капот, металлические бамперы по всей длине кузова и внушительной толщины шины. Чтобы пробить такое сооружение, понадобился бы основательный кусок динамита.

Я не осмелился приблизиться к гаражу, пока там находился Шварц. Только глянул одним глазом и уехал.

Все, что я мог себе позволить, — это вести за бандитами слежку из автомобиля.

Время поджимало, и я торопился. Я чувствовал, что затевается что-то крупное, но что именно, сказать не мог. Какие-нибудь жалкие десять тысяч долларов вряд ли были ставкой в этой игре. Ясно, что бандиты намеревались сорвать крупный куш и прибрать к рукам лучшие драгоценности города.

Это должно было стать ограблением века. Такие организации играют только по-крупному.

Я вернулся в свое бунгало и сел за стол — нужно было хорошенько подумать. Впервые за всю свою жизнь я чувствовал себя по-настоящему озадаченным. Я вступил в игру, в которой многого не понимал. Все карты были у другого игрока, и он не давал заглянуть в них. Выиграть у него — означало разоблачить их замысел, раздобыть бумаги для Элен и обеспечить себе спокойную жизнь.

Я сидел за столом, бесцельно водя карандашом по листку бумаги, как вдруг, совершенно внезапно, ответ пришел сам собой. Он был до смешного прост.

Когда какой-нибудь маг, демонстрируя публике свои фокусы, спускается в зал, берет у одного из зрителей часы и снова поднимается на сцену, у него есть несколько секунд, в течение которых руки его скрыты от взора публики. За это время он может подменить часы, а потом, когда он уже стоит на сцене лицом к зрителям, помахивая перед ними золотыми часами и предлагая им не сводить с них глаз, никто не задается вопросом, настоящие ли это часы, и не случилось ли так, что фокус уже состоялся и часы подменены на другие.

То же самое и с ювелирной выставкой. Предосторожности, предпринимаемые для обеспечения безопасности драгоценностей, были разработаны так тщательно, что всякий думал, будто ограбление может произойти только в это время и ни в какое другое. Подозрения возникли у меня по двум причинам. Во-первых, каждому ювелирному магазину предлагалось прислать на выставку для сопровождения экспонатов только одного служащего, который одновременно исполнял бы обязанности стендиста и охранника. А во-вторых, никто не принимал во внимание бронированный грузовик, которому надлежало осуществить доставку драгоценностей. Само его название — бронированный — уже как бы убаюкивало, внушало доверие и предполагало абсолютную надежность. В глазах людей он представлялся чем-то вроде банковского хранилища. В то же время это был всего лишь неодушевленный предмет, управляемый водителем, который мог использовать его как с честными, так и со злыми намерениями.

По мере того как детали их плана постепенно вырисовывались у меня в голове, я разработал контр план и занялся необходимыми приготовлениями. Широкие брюки и джемпер, извлеченные мной из-под сиденья машины, шляпа набекрень и перемазанные маслом руки — вот и весь мой наряд. Пара превосходных сигар дополняла эту картину.

Уже через тридцать минут я был в гараже, где стоял бронированный грузовик.

— Мое почтение, — поздоровался я с ночным дежурным.

Он скосил на меня подозрительный взгляд. Я выудил из кармана две сигары, одну протянул ему, другую вставил себе в зубы, присел на корточки и зажег спичку.

Пару минут мы молча курили, потом зашел клиент, и дежурному пришлось минут десять заниматься его машиной. Когда он вернулся ко мне, вид у него был такой, словно он знал меня сотню лет.

— Что, механик? — полюбопытствовал он.

Я кивнул и указал в сторону бронированного грузовика:

— Ага. А это моя крошка. Каждые десять дней агентство посылает меня делать профилактический осмотр этого слоника. Завтра ему выезжать, а у меня еще конь не валялся.

Взгляд его снова сделался подозрительным.

— К этому грузовику никому нельзя приближаться.

Таково распоряжение.

Я снова кивнул, выпустив колечко дыма:

— И правильно. Следует соблюдать осторожность.

Один парень, по имени Шварц, взял его в аренду. Вот его смело можешь подпускать к грузовику, даже если он захочет сесть за руль. А остальные пусть предъявят письменное разрешение, выданное Шварцем или мной.

Моя уловка сработала. Он стал смотреть на меня с уважением. Я больше ничего не сказал, продолжая молча курить. Снова появился посетитель, и дежурный поплелся искать его машину. Я решил воспользоваться случаем и, затушив окурок о скамейку, вразвалочку направился к грузовику.

Ключ от этой штуковины был у Шварца, и это не могло не озадачить меня. Я-то втайне надеялся, что грузовик будет открыт. Однако я все же зашел сзади и протиснулся между грузовиком и стеной гаража. Бензобак был защищен слоем брони, но крышка была хорошо видна, и уровень показывал, что бак полон. Машина уже готова. И все же угнать ее сейчас было делом далеко не простым. А вскоре этот малый, приставленный сюда ночным дежурным, автослесарем и охранником одновременно, наверняка полюбопытствует, что я тут делаю. Надо быстрее думать и действовать мгновенно. Необходимо устроить так, чтобы грузовик проехал небольшое расстояние и заглох.

На дне бензобака я обнаружил небольшой кран, которым подключался запасной бензобак в случае, если основной начнет протекать. При себе у меня был набор инструментов, и я принялся за работу.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru