Пользовательский поиск

Книга Зловещие латунные тени. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 25

Кол-во голосов: 0

– Вот как?

– Я же тебе говорила, что охочусь за людьми. Он хотел, чтобы Блейна нашли, и я его нашла.

Я посмотрел назад, на берлогу Истермана. Мы были недалеко от нее. Недостаточно далеко. Кто-то торчал на башне, пытаясь подманить летающего громового ящера. Похоже, Фидо решил обзавестись персональным драконом.

Забавно. Логически рассуждая, у Блейна, когда его убивали, книги не было. Но до этого она у него была, и он пытался ее использовать. Когда парень ввалился в мой дом, он был Карлой Линдо. У Змеюки книги тоже быть не могло. А то она не старалась бы меня прикончить, а уже убралась бы из города.

Гнорст? Но ничто не говорило о том, что он вообще приступил к поискам.

Куда же, к дьяволу, она могла подеваться? Но почему это должно меня волновать? Тинни обещала скоро поправиться.

– Как ты думаешь, можно ли кому-либо доверить такое могущество?

– Мне-то можно. Я с ним совладаю. Но никому другому я книженцию бы не доверила.

– А я и в тебе не уверен. Мы еще слабо знакомы.

– Сколько заплатишь за то, что я ее не найду?

– Что?

– Я пришла в город за деньгами, Гаррет, а не заниматься спасением человечества.

– Обожаю людей, которые четко мыслят. Мне нравятся девицы, которые точно знают, чего хотят. Поэтому даю тебе столь же прямой ответ. Ты не получишь и облезлого медяка. У тебя нет ни малейшего представления, где книга.

– Но я узнаю. Я хорошо умею искать. Знаешь что? Когда я ее отыщу, я дам тебе возможность поторговаться за нее с Лаббоком.

– А как насчет Змеюки? Тебе не вредно было бы подумать и о ней. А когда начнешь думать, припомни, что случилось с Блейном.

– Чепуха!

– Послушай, Торнада. Очень глупо ничего не бояться. В этом городе есть весьма неприятные люди. И наиболее неприятные из них сейчас разыскивают тебя. Из-за Бельчонка. Если тебя поймают, ты можешь смело целовать себя под хвост, посылая миру последнее прости.

Я упомянул об этом, увидев вдали кого-то, весьма сильно смахивающего на Краска.

– Я способна сама о себе позаботиться.

– Видел, когда ты накатила на меня.

– Проклятие, Гаррет! Почему ты вообразил, что несешь за меня ответственность?

По тому, как она вела себя и какие слова выбирала, мне начало казаться, что бредущая рядом со мною Торнада – не подлинная Торнада.

– Ладно, ладно. Скажи-ка лучше, куда направились те карлики?

– Двадцать марок.

– Наемница проклятая! Ты готова продать мать родную.

– И продала бы за подходящую цену. Не меньше двух марок. Только чтобы покрыть расходы. Но тебе от нее никакого бы проку не было. Она померла.

– Сожалею.

– О, она еще дышит. Последние тридцать лет она мертва от подбородка и выше. Ничего не соображает. Умеет только ругаться да делать детишек. Прошлый раз я насчитала шестнадцать. С тех пор, наверное, еще парочка прибавилась. На четырнадцатом она чуть было не истекла кровью, но все равно продолжает их клепать. Поэтому я сбежала из дома. Не хочу стать такой, как она.

– Ладно, пусть будет двадцать марок. – Я ее не осуждал. У крестьян, как правило, жизнь коротка и отвратительна. Особенно отвратительна она у сельских женщин. – Но с собой у меня нет.

– Я тебе доверяю. Говорят, ты держишь слово. Только не вздумай позволить себя укокошить, прежде чем расплатишься.

– Выкладывай. Где они?

– Ты сразу туда попрешься?

– Да, если скажешь куда.

– Не возражаешь, если я тебя провожу? Может, я найду там и для себя что-нибудь интересное.

Глава 25

Не успели мы двинуться в путь, как оказались в центре взволнованной толпы. Люди бегали, кудахтая друг на друга, как цыплята в огромной стае. Они не были напуганы, им просто хотелось узнать, что происходит. Я тоже не оказался исключением. Причина всеобщего смущения стала понятна, когда все вдруг остановились, повернувшись в одну сторону и тыча пальцами в небо.

Вначале над нами пронеслись тени. Затем со стороны утреннего солнца появились сами чудовища – числом не менее дюжины. Они не плыли в вышине, а шли крыло к крылу почти на уровне крыш. Их шеи извивались по-змеиному, а головы время от времени дергались вперед. Пролетая над нами, они хрипло кричали. Откуда ни возьмись в небе появились моркары и в целях самосохранения сразу нырнули вниз.

Никто не паниковал. Да и не с чего. Чудища были крупными, но не огромными. Утащить они никого не могли. Может, только кошку или небольшую собаку. Для более серьезной дичи подъемной силы их крыльев явно не хватило бы.

Кто-то рядом заметил:

– Они истребляют голубей.

Значит, вот почему эти выпады головой. Один летит впереди, поднимая в воздух этих пернатых крыс, а остальные бьют их на лету.

– Я слышал, к северу на холмах появились крупные хищники, – произнес кто-то в толпе.

Мрачное известие. Некоторые из этих уродов достигают тридцати футов, и для таких закусить мамонтом – плевое дело. Милое развлечение для фермеров.

– Вот куда тебе надо отправиться зашибать бабки, – сказал я Торнаде. – Я знаю парня, который щедро платит за шкуры громовых ящеров.

Уиллард Тейт использовал выделанные шкуры для подошв армейских ботинок.

Торнада презрительно сплюнула.

– Здесь легче заработать.

Можно подумать, я серьезно. Не очень тонкий человек моя подружка Торнада.

Мы двинулись дальше. Когда мы оказались в более или менее тихом месте, Торнада произнесла:

– Не знала, что у вас здесь водятся эти твари.

– Они здесь не водятся. Как правило. Но сейчас что-то толкает их на юг. А вообще-то им у нас не нравится. Слишком холодно.

Мне в голову пришла неожиданная мысль. Если в холмах к северу от Танфера появились крупные плотоядные, они там долго не продержатся. Хватит единственной холодной ночи. Фермеры нашпигуют их сотнями фунтов отравленной стали – чудовища будут слишком вялыми, чтобы себя защитить. У старого Тейта шкур будет больше, чем он сможет пустить в дело.

Громовые ящеры стараются держаться подальше от разумных рас: понимают, что обязательно окажутся проигравшей стороной. Они усвоили это, несмотря на свою природную тупость. Зубы, клыки и масса – недостаточное оружие против мозгов, магии и острой отравленной стали.

Это еще одна причина, почему никто не выказывает страха. Не говоря уж о том, что Танфер окружен стенами, неприступными для любого громового ящера.

Вся эта суета не позволяла мне определить, кто следит за нами – ребята Фидо или парни Чодо. То, что нас сопровождали, сомнений не вызывало. Клоуны Истермана беспокоили меня гораздо сильнее, нежели войско Чодо. Эти – профессионалы с предсказуемыми действиями. А о шпане известно лишь одно – она может оказаться смертельно опасной. Я продолжал твердить Торнаде о книге, пытаясь достучаться до ее разума. Она никак не могла поверить, что дело может обернуться очень плохо, и не понимала, насколько могущественной может оказаться Книга Видений. А может, просто не желала понять.

Мы миновали ночлежку Летти Фарен, присосавшуюся, как пиявка, к основанию Холма, и я начал рассказывать Торнаде забавные истории, связанные с этим местом. Моя подружка начинала меня беспокоить. Она не хихикала в тех местах рассказа, где было положено… Садлер выступил из прохода между Домами. Всего лишь на миг. Ничего особенного. Для тех, кто его не знал. Но я-то был с ним знаком. За этим парнем слежка не ведется.

Он хотел со мной поговорить. А я? Например, разумно ли оказаться с ним один на один в темном проходе?

Ладно. Быть может, мне удасться стряхнуть его со своего хвоста.

– Торнада, мне надо поговорить с одним человеком насчет собачки. Подожди минутку.

Расстегивая на ходу брюки, я направился к тому месту, где скрывался Садлер. Посторонние наблюдатели поймут все правильно, если я не проторчу там целый день.

Вступая со света в полутьму, я оказывался в невыгодном положении. Если бы Садлер захотел, мне конец.

– Давай по-быстрому.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru