Пользовательский поиск

Книга Злобные чугунные небеса. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 62

Кол-во голосов: 0

Крысюк явно растерялся. В ответ на мои слова он пробубнил:

– Джон Растяжка сказал, что повредит женщину по имени Торнада…

– Мистер Джон Растяжка скорее всего не доживет до того момента, когда сможет повредить чьему-либо здоровью или с кем-нибудь о чем-нибудь договорится. Вместо того чтобы плодить себе новых врагов, мистеру Джону Растяжке следовало бы позаботиться о том, чтобы обзавестись новыми друзьями.

«Бик Гонлит».

Да, конечно.

– Не исключено, что я мог бы пойти на сделку, если бы на обмен был выставлен мистер Бик Гонлит.

Я с трудом врубался в слова крысюка, когда он озвучивал заранее подготовленные фразы, теперь же, чтобы понять мистера Джона Растяжку, мне оставалось полагаться только на синхронный перевод Покойника.

– Вы не хотите эту женщину Торнаду?

– А что я с ней буду делать? Нет, мне она ни к чему. Эта дама целиком ваша. Однако должен предупредить, что ее следует кормить. Но мистера Бика Гонлита я заполучил бы с превеликим удовольствием. В последнее время он несколько раз вставал на моем пути. И мне хочется с ним рассчитаться.

– Возможно, это удастся устроить, – задумчиво произнес крысюк.

– Вообще-то в наличии имеются два Бика Гонлита. Настоящий Бик Гонлит чрезвычайно мал ростом для существа мужского пола человеческой породы. Он носит белые сапоги, усыпанные фальшивыми каменьями. Второй Бик Гонлит всего лишь выдает себя за такового. Он чуть выше ростом и никогда не носит сапог. Фальшивый Бик Гонлит сумел натворить массу безобразий. Как мне кажется, именно он дал мистеру Джону Растяжке тот скверный совет, который привел к сегодняшней трагедии в конюшне.

У крысюка вдруг возникло множество вопросов. Ему было очень трудно их задавать, не выдав при этом своего подлинного имени. Мистер Джон Растяжка гением не был, но у него хватало ума понять, кто окажется сверху, если дело дойдет до свалки.

– Фальшивый Бик на самом деле является злобным эльфом, нацепившим личину настоящего Бика, чтобы свалить на него вину за все свои нехорошие дела. Я пока еще не понял, почему ему надо учинять хаос и прочие безобразия. Думаю, это просто в его натуре. Не исключено, что он таким образом развлекается.

Я нес полную чушь, но для крысюка по имени Джон Растяжка это выглядело вполне убедительной мотивацией.

Джон Растяжка среди крысюков был, видимо, рекордсменом. Яйца у него размером с кокос, а мозги недотягивают до плода каштана. Впрочем, в преступном мире Танфера нехватка мозгов никогда не считалась серьезным недостатком. Главными достоинствами в этой среде были отчаянная храбрость и быстрота.

– Мне нужны оба Бика. Но фальшивый нужен больше, чем подлинный.

Крысюк чуть не взвился от ярости. Но, сдержавшись, произнес:

– Я передам ваши слова Джону Растяжке. Что я должен сказать ему о женщине по имени Торнада?

– Понятия не имею. Это целиком его проблема. Можете намекнуть ему, что дама каким-то боком связана с «Призывом», а один из ее любовников Дил Шустер. Да-да, тот самый, что из Охраны. Возможно, информация окажется для него полезной, когда он решит от этой женщины избавиться.

«Призыв» – одна из самых воинствующих расистских организаций ветеранов Кантардских войн. Она очень смахивает на небольшую частную армию, а ее члены разделяют многие взгляды Дила Шустера. Не хотел бы я оказаться на месте того крысюка, который привлек бы внимание «Призыва» тем, что нанес ущерб здоровью женщины человеческого рода.

Что же касается Дила Шустера, тот всегда служил главным пугалом для всех, кто творил безобразия в Танфере.

Я задержался, чтобы поболтать с пикси. Двух из них я узнавал сразу. Это был смелый юноша, именовавший себя Шекспиром, и девица по имения Мелонди Кадар. Мелонди была настолько миловидной и обаятельной, что мне частенько хотелось отшлепать ее волшебным жезлом, дабы она приняла мои размеры.

Мелонди была как раз та пикси, которая сопровождала меня в проход за домом во время моей первой встречи с серебристым эльфом, принявшим личину Бика Гонлита. В то время она была лишь всего настырным и любопытным подростком. С того времени Мелонди успела превратиться в серьезную и весьма утонченную молодую даму. Более или менее. Во всяком случае, с точки зрения пожилых людей.

Пикси развиваются гораздо быстрее людей. Думаю, именно поэтому мы в их присутствии ощущаем некоторую неловкость.

Они – совсем как мы, но только в миниатюре. Их быстро пролетающая жизнь постоянно напоминает нам, что наши более продолжительные дни, к величайшему нашему сожалению, в конечном итоге тоже сочтены.

62

Паленая впустила меня в дом через несколько мгновений после того, как Попка-Дурак, вообразив себя орлом, шлепнулся мне на правое плечо и вцепился в мою плоть когтями, чтобы умчать ввысь.

Поскольку подъемной силы у полоумной птички оказалось явно недостаточно, она от этой затеи отказалась.

Я испугался, что Паленая последует примеру попугая и тоже на меня взберется. То есть сделает то, о чем я мечтал в дни своей молодости. И она непременно бы это сделала, если бы из комнаты Покойника не появилась сексуально приемлемая дама-эльф, возжелавшая узнать, что здесь происходит. На ней было изрядно рваное одеяние, извлеченное, видимо, из созданных Дином запасов тряпья. До того как этот роскошный прикид покрылся дырами, он скорее всего выступал в роли детской ночной рубашки. Одним словом, он едва прикрывал объект. Во всяком случае, большую часть времени.

Этот наряд отвлекал мое внимание. Даже на ней. Поскольку под дырами и лохмотьями не было ничего, кроме нее самой.

Не исключено, что это был еще один эксперимент, который задумал провести Весельчак.

Паленая лепетала, повиснув у меня на руке:

– Скажи, какими потрясающими приключениями наслаждался ты в то время, когда все остальные погибали здесь от скуки?

Я отодрал Попку-Дурака от своего плеча и, выдержав приличествующую моменту паузу, ответил:

– Во-первых, я махнул тебя на пару Биков Гонлитов и кусок копченой свинины. – С этими словами я швырнул цыпленка джунглей в направлении насеста. Или примерно в том направлении.

– Что?! – взвизгнула потрясенная Паленая.

– Джон Растяжка желает получить тебя обратно. Ты вскружила этому доброму парню голову и разбила его сердце.

«Перестань валять дурака, Гаррет. Мисс Пулар вот-вот ударится в панику. Твои слова значат для нее гораздо больше, чем того заслуживают».

– Прости, Паленая. Прости, пожалуйста. Я вовсе этого не хотел. Я просто дразнил тебя. Да, я сказал Джону Растяжке, что могу обменять тебя на двух Гонлитов, но шансов на то, что он их…

«Гаррет!»

– Ну хорошо. Что бы я ни говорил Растяжке, я никогда тебя не отдам. Никто не сможет тебя забрать. Так что успокойся. И впредь, прежде чем впадать в панику, подумай, не поддразнивают ли тебя. А я буду держать себя в узде. Если смогу. Люди вообще очень редко говорят прямо. Для меня, кстати, выражаться прямо мучительно трудно. – Подобные трудности я, например, постоянно испытываю, пробыв несколько минут в обществе самых обычных женщин. – Но если даже допустить, что я такой большой злодей, то как я могу рассчитывать на то, что Джон Растяжка сдержит свое слово?

– Ну конечно! Потому что он – всего лишь ничтожный крысюк, а крысюки, как известно, глупые, ленивые, лживые, вороватые и вонючие животные!

Пока Паленая вопила, Покойник поделился со мной довольно интересными сведениями.

«Так-так… А тебе известно, что крысюк, именующий себя Джон Растяжка, при рождении получил имя Фунт Застенчивости, он родился от той же матери, что и мисс Пулар Паленая. Только на один помет раньше. Нельзя исключать, что его интерес к ней носит не столько политический, сколько личный характер. Мисс Пулар думает, что братец проявляет ненужную заботу об ее благополучии. С точки зрения крысюка, она совершила большую ошибку, влюбившись в тебя».

– О боги! Ты слышишь меня. Паленая?! Я прошу прощения! Я вовсе не имел этого в виду!

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru