Пользовательский поиск

Книга Злобные чугунные небеса. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 54

Кол-во голосов: 0

Дверь приоткрылась, в щель просунулась голова Дина, и старик объявил:

– Шум у дверей поднялся потому, что крылатый народец увидел Бика Гонлита.

Неужели Дин стал ласково говорить о пикси? Если так, то времена и впрямь меняются. Я из принципа одарил его ледяным взглядом. Не хватало, чтобы он кормил этих летучих уродов за мой счет!

– С какой стати Бик…

«Я держу его. Тащи парня сюда, Гаррет, – сообщил Покойник и послал телепатическую картинку того места, с которого Бик вел наблюдение. Я обратил внимание на то, что Гонлит находился от дома на гораздо большем расстоянии, чем то, с которого дохлый Логхир (во всяком случае, так уверял жмурик) мог манипулировать людьми. – После этого отведи Кипа домой к маме. Здесь он нас только отвлекает от дел».

– Это настоящий Бик Гонлит?

«Самый что ни на есть подлинный. Судя по его поведению, мистер Гонлит решительно настаивает на своей глупости. На сей раз ему не убежать. И он не увидит, как ты выходишь из дома».

54

Бик Гонлит пребывал в сильной ярости, но несмотря на это, даже не мог пошевелиться. Только слегка дернулся, когда моя рука легла ему на плечо.

– Бик, душка! Вот и снова ты. Пройдемся немного. Не робей, теперь ты сможешь шевелить конечностями.

Бик выпрямился и как зомби зашагал на негнущихся ногах по направлению к дому. Я всю дорогу вел с ним беседу – в основном в назидательном тоне. Мне очень не хотелось привлекать к нам внимания.

Более того, я даже послал воздушный поцелуй моей соседке миссис Кардонлос. Она, как всегда, сидела на крыльце дома, неусыпно наблюдая за тем, что происходит на улице. Подобная бдительность заслуживала скромного вознаграждения.

«Мистер Гонлит снова начал охоту на мисс Пулар. Теперь по поручению крысюка по имени Джон Растяжка».

– Ты усекла шутку, Паленая? Про Джона Растяжку?

– Нет. Не понимаю, почему имя Джон Растяжка должно вызывать смех?

– Джоном Растяжкой называли палачей при виселице.

Это было еще до того, как мы, сделавшись цивилизованными, вместо того чтобы вешать преступников, начали их обезглавливать.

– Неужели это правда? Интересно, кто этот Джон Растяжка?

Паленая говорила почти без акцента, несмотря на совершенно иное устройство речевого аппарата. Талант крысючки начинал меня даже пугать. Однако ее голос оставался ровным даже тогда, когда она была готова плясать от радости. Меня удивляло, что Покойник ею не занимался. Впрочем, Весельчак довольно часто был занят только собой.

«Мистер Гонлит не знает, кто такой Джон Растяжка. И это его нисколько не интересует. Судя по всему, мы имеем дело с нахальным и амбициозным юнцом, желающим занять трон Надеги, если можно назвать это троном. Юный мистер Растяжка представляется мне существом наивным – он согласился оплатить услуги мистера Гонлита авансом.

Мистер Гонлит имел удовольствие насладиться вчера вечером дивным ужином. За которым последовали бутылка «Золотого танферского» и большой чубук, набитый первоклассным импортным табаком. Широколистным, естественно. Скорее всего это был «Постерсалд». Положение, в каком оказался мистер Гонлит, просто вынуждает последнего удовлетворить оплаченные желания мистера Растяжки.»

– Эй, Бик! Неужто ты запамятовал, что я просил тебя держаться от нас подальше?

– Ты, парень, получал сотни разных предупреждений, – пожал плечами Гонлит, – но я не помню, чтобы ты убегал.

Столь наглое и вдобавок произнесенное в лицо заявление прозвучало гнусным оскорблением.

– Похоже, это держат речь твои сапоги, Бик. Они делают тебя храбрее, чем по чину положено.

– А что ты можешь со мной сделать, дружок? Отправить в Кантард?

Бик изо всех сил пытался не выдать свой интерес к эльфийке. Она же, напротив, проявляла откровенное любопытство с примесью беспокойства. Этот надутый пузырь ее и привлекал, и одновременно отталкивал. Ей было страшно интересно, что произойдет дальше.

– Свежий вопрос, Бик, – сказал я. – Но меня ждут дела, и я должен уйти. Надеюсь, тебе удалось наколоть Джона Растяжку не меньше, чем на горшок золота. Однако боюсь, что к тому времени, когда я вернусь домой, ты уже окажешься без работы. Кип! Куда, к дьяволу, ты подевался? Пошевеливай задницей! Я веду тебя домой.

С заходом в «Пальмы» естественно.

Я должен был повидаться со своим любимым старым другом, с истребителем сельдерея и пожирателем моркови Морли Дотсом.

55

– Парня, который выступает под первым номером в драчке за место Надеги, зовут Джон Растяжка, – сообщил я Морли.

– Остроумно. Ну и куда же ты гнешь?

– По-моему, это может заинтересовать Надегу. Что ты на этот счет думаешь? И вообще, что за идиотский вопрос! Куда же я гну? Выкладывай прямо, что ты хочешь от меня услышать?

– Пару последних вечеров здесь торчат довольно странные типы. Из тех, что наряжаются во все черное и способны изгнать радость из любого помещения, лишь переступив через порог.

– Ну и зачем они сюда являются?

– Мне казалось, ты можешь на это ответить.

– Понятия не имею! – И это была сущая правда.

– С тобой мальчишка, которого ты искал?

– Тот самый. Скажи, разве я не велик?

– Итак, ты его вернул.

– Да похвали ты меня хоть немного, будь ты проклят! Я веду его домой к мамочке.

– А ты уверен, что ему хватит ума туда добраться?

Пока мы болтали, Кип занимался тем, что испытывал терпение Саржа.

– Надеюсь. Полагаюсь на его самолюбие. А сбагрив придурка, я стану счастливейшим человеком во всем Танфере. И кричал бы об этом во весь голос, если б мне не предстояла другая работа.

– Вот как? На кого теперь?

– Ни на кого. Буду изучать твои ошибки и глупости. Меня интересует предпринимательская деятельность. Я решил открыть свое дело.

Морли долго молчал, глядя на меня, а затем произнес:

– Что же, это, наверное, будет забавно.

– Как прикажешь понимать твой сарказм? Неужели ты считаешь, что я не способен стать серьезным бизнесменом?

– Да, считаю. Хотя бы потому, что серьезный бизнесмен должен оставаться трезвым большую часть времени. Принимая решения, серьезный предприниматель руководствуется разумом, а не эмоциями. И кроме того, настоящий бизнесмен должен работать. Это – самое главное, Гаррет. Работа целый день, каждый день, и бесконечные изнурительные часы.

Даже самый лояльный сотрудник трудится несравненно меньше, чем его босс.

Я набрал полную грудь воздуха, задержал дыхание и выдохнул. Проделав это очистительное упражнение, я сказал:

– И еще немного веры в успех.

– Именно. А теперь, Гаррет, поведай о своих похождениях. Ведь я многого не знаю.

Услышав рассказ о посланце микорите, Морли расхохотался.

– А, это, кажется, объясняет появление здесь несколько часов назад какого-то мальчонки, – сказал он.

– Что?

– Молодой человек призывного возраста. Внешне очень привлекательный. Типичный маменькин сынок. Но смердел он так, как смердят в сухой сезон проулки между домами.

– И как долго ты готовил этот набор слов?

– Со времени его появления и вплоть до этого момента. Исчерпывающая характеристика, не так ли? Парень так и не вспомнил, почему он должен был со мной встретиться. Ребята из кухни его приодели, дали вчерашней жратвы и отправили домой.

– Эй, Сарж! – крикнул я. – Не надо сдерживаться из почтения ко мне. Если он будет и дальше нарываться на неприятности, врежь ему как следует! Пользы от этого никакой, но должен же он начать хоть чему-нибудь учиться.

Впрочем, я был убежден, что Кип никогда ничему не научится.

Не прошло и секунды, как до меня долетел звук смачной оплеухи. Бум!

От удара Кип отлетел к стене и, свалившись на пол, стал почему-то очень похож на изумленную кучу грязного белья.

– Сарж был в армии не только медиком, – пояснил Морли. – Некоторое время он обучал новобранцев.

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru