Пользовательский поиск

Книга Злобные чугунные небеса. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - 53

Кол-во голосов: 0

53

Дин, ни на секунду не переставая ворчать, приготовил завтрак на всю оккупировавшую дом ораву.

Эльфийки застенчиво присоединились к остальным. Дин испытал на них все, что было в его арсенале. К чаю они отнеслись вполне положительно. Мед им тоже пришелся по вкусу, и они принялись уминать его прямо из горшка. Одна из них с удовольствием употребила бисквит с медовой начинкой. Зато от одного вида бекона обеих едва не вывернуло наизнанку. Та, которая, с позволения сказать, выглядела более женственно (она походила на вступающую в период половой зрелости девочку), изо всех сил навалилась на горчицу. Узрев это, Дин что-то возмущенно пробормотал. И я его понимал: чтобы размолоть горчичные зерна и довести их до кондиции, требовалось затратить массу сил и времени. На нашем столе всегда стояла большая посудина с этой гадостью, которую я почти не употреблял.

Вторая эльфийка, судя по многочисленным морщинам, пребывала в состоянии перманентного ужаса, хотя никто не обмолвился с ней ни словом. Складывалось впечатление, что ей еще никогда не приходилось наблюдать, как в нашем славном городе ведется домашнее хозяйство.

Однако мне казалось, дама, несмотря на страх, была преисполнена любопытством к происходящему.

Кип походил на дергающегося зомби. Меня это нисколько не удивляло, ведь контролировавший его Покойник начинал впадать в отчаяние. Мальчишка не прекращал борьбу со жмуриком. В парня явно забыли вставить какие-то очень важные детали, и я вообще не понимал, как он ухитрился столь долго прожить.

Как только я насытился, мы с Паленой удалились в апартаменты Покойника. Крысючка не забыла захватить с собой поднос со вторыми блюдами и десертом. Не зная, чем себя занять, более тощая из пленных дам потащилась следом за нами. Когда я предложил ей свое кресло, она сесть отказалась, так как в этом случае я оказался бы между ней и дверью.

Вторая наша гостья осталась с Дином, чтобы подивиться чудесам его кухни.

– Итак, Старые Кости, что же мы имеем? Удалось ли нам что-нибудь узнать?

«Видимо, да. Во-первых, нам не следовало позволять эмоциям втянуть нас в это дело. Как я теперь понимаю, мы вторглись в нечто такое, что нас никоим образом не касается. Ничего полезного мы не сделали. А там, где мы появлялись, воцарялись лишь хаос и отчаяние.»

– Как, Мой Большой Дядя-Домосед, ты прикажешь понимать это «мы»? Надеюсь, ты здесь никого не принимаешь за особу королевских кровей, говоря о ней во множественном числе?

«Не будь занудой. Я прилагаю все усилия, чтобы понять то немногое, что мне удалось почерпнуть в мозгах этого тощего создания. Мы столкнулись с совершенно чуждым нам разумом, Гаррет. За долгие годы своего существования в живом и мертвом виде я не встречал ничего подобного. Мне даже не доводилось слышать о подобных существах… Впрочем… Когда я был еще ребенком, похожие создания здесь появлялись. Их тогда называли Посетителями. Их всех убили при попытках добыть сведения о тайнах, которыми они владели. Поскольку эти Посетители так ничего и не сказали, память о них вскоре стерлась.

Мой контакт с ней затруднен не только по причине языкового барьера, но из-за того страха, который она испытывает. Боится она не нас – хотя и находит нас достаточно отвратительными. Она в ужасе от того, что оторвана от своего народа. Мысль о том, что она может не вернуться домой, приводит ее в отчаяние. И наконец, наша дама опасается неприятностей из-за того, что не справилась со своей миссией. Впрочем, этого она боится меньше всего.»

– И в чем же состоит эта миссия?

«Не знаю, ответ на этот вопрос хранится в заблокированных участках мозга».

– А как насчет второй?

«Та тоже испугана. И ее мысли скрыты более надежно.

Но за страхом можно усмотреть намек на то, что за этой личной катастрофой она видит для себя новые возможности… В чем они заключаются, я понять не в состоянии. Какая-то неожиданно возникшая идея… Может быть, одержимость… Иногда в ней присутствует злобность… В темных, недоступных моему взгляду глубинах начинают возникать какие-то неведомые мне искушения…»

Терпеть не могу, когда из него вдруг изливается поток неуправляемых ассоциаций, или, если хотите, поэтический вздор. Когда это происходит, я перестаю его понимать. Ни черта не поняв и на сей раз, я попытался вернуть беседу в привычную колею.

– А как Кип? Тебе удалось выудить из него что-нибудь новенькое?

«Да. Я наконец понял, что у него имеется некоторое подобие мозгов. И не знаю, стоит ли нам тратить силы на то, чтобы узнать, где находятся эти мифические Ластир и Нудисс».

– Конечно стоит! – бодро заявил я, хотя не мог привести ни единого разумного довода. – А не могли ли эльфы насильственно внедрить в мое сознание какие-нибудь нелепые идеи? Например, пока я пребывал в отпаде.

«В данный момент я не в состоянии провести обследование твоего разума. Все мои незаурядные мыслительные возможности используются для работы с мальчиком и эльфийками».

– Значит, мы действительно имеем дело с особами женского пола? Они женщины?

«С самого рождения. Ты их раздевал и мог в этом лично убедиться».

– Там мало на что смотреть (но то, что я увидел, некоторый интерес все же вызывало). – У той, что осталась в кухне, имеется даже кое-какая поросль.

«Многие женщины человеческого рода, Гаррет, имеют гораздо менее роскошные формы, чем те дамы, которые входят в круг твоего общения. У той, что перед нами, первичные половые признаки несколько атрофированы. Полагаю, это будет характерно и для всех остальных».

– Это я успел заметить.

Всем эльфийкам была присуща какая-то девственная невинность, что само по себе выглядело довольно притягательно.

Паленая обратилась в мою сторону и зашипела. Надо думать, ее шипение было призвано заменить смех.

«Полагаю, что это не является аберрацией, свойственной лишь отдельному индивиду. У меня есть все основания полагать, что половые органы эльфов мужского пола также существенно атрофированы».

– Жуть какая-то, – содрогнувшись всем телом, произнес я. – Тот, которого я раздел, определенно не был рожден, чтобы поражать женское воображение. Знаешь, Весельчак, меня осенила великолепная идея. Давай сведем эту старушку с Морли.

Пикси за дверью учинили страшный гвалт, который тут же разбудил Попку-Дурака.

«Боюсь, Гаррет, что даже мистер Дотс не в силах будет соблазнить эту даму. Не исключено, что они сознательно изгнали из себя все сексуальные импульсы. Столь же безумное поведение было характерно для множества религиозных культов и в нашей части мира. Это не что иное, как недальновидная попытка отмести все, что, по мнению фанатичных адептов этих культов, мешало достижению их главной цели».

– Каким же образом, дьявол их побери, появляются на свет маленькие эльфята?

«В этом вопросе, Гаррет, заключается вся суть проблемы.

Ни один из упомянутых мною культов не смог продержаться более одного поколения. Не исключено, что серебристые эльфы нашли способ обойти это препятствие. Возможно, в их социальной структуре имеется особая каста производителей.

Я этого не знаю. Знаю только, что известные мне живые создания (за исключением отдельных редких видов мутантов) испытывают сексуальное влечение, как бы ни были искажены их основные природные инстинкты. Думаю, что основные инстинкты сохранились в скрытом виде и у присутствующих здесь эльфов.»

– А что удалось вытянуть из мальчишки касательно его двух странных приятелей?

«По правде говоря, юноша действительно не знает, как и где их найти. Он не располагает надежными средствами для привлечения внимания этих существ. Его попытки оказывались действенными лишь в двух случаях из пяти. Все остальные появления эльфов по имени Ластир и Нудисс происходили по инициативе последних и только если молодой человек находился в одиночестве. Кипросу не приходило на ум спросить, каким образом, прежде чем нанести визит, его друзья узнают о том, что дома никого, кроме него, нет».

57
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru