Пользовательский поиск

Книга Злобные чугунные небеса. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 48

Кол-во голосов: 0

Часть маленьких огоньков внезапно погасла, а самая, с позволения сказать, пышная дамочка из тех двух, что остались снаружи, принялась подпрыгивать на месте. Видимо, ей удалось решить какую-то задачу, и от восторга она впала в экстаз. Однако скакала она не очень долго.

Другая эльфийка вопросительно посмотрела на веселящуюся подругу. Столь вульгарное поведение она явно не одобряла, но достижение попрыгуньи ей, кажется, пришлось по душе. Она извлекла серый фетиш и принялась тыкать в него своим длиннющим пальцем.

Отключилось еще несколько огней. Свист в районе люка начал стихать.

– По-моему, это дурной признак, – поделился я с собой своими мыслями.

Огоньки стали гаснуть пачками.

– Да, это определенно скверный знак, – продолжал убеждать я себя.

Через прозрачную стену, которая, как я только что заметил, была искривлена и в вертикальной плоскости (наверное, для улучшения обзора по сравнению с плоским окном), я увидел, как из леса вылетело бревно. Бревно вращалось в полете, что удерживало его в горизонтальном положении. Кусок дерева подобных размеров я даже приподнять был не в силах.

Бревно сразило обоих эльфов, а я всем своим существом ощутил ту боль, которую они в этот миг испытали.

48

Находящаяся этажом ниже эльфийка обратилась в бегство. Она выскочила из-под диска и со всех ног помчалась по борозде, оставленной самовоспламеняющимся яйцом. Перехватить ее Марша не смог. Но это меня не тревожило, поскольку беглянка была до смерти напугана и, кроме того, вряд ли могла верно ориентироваться в сельской местности без помощи своих волшебных игрушек. Выследить ее будет не сложно. Хотя бы по тому шуму, который она производила.

А что, если полковник Туп повесит мне на грудь здоровенную медаль за спасение Каренты от чужеземных колдунов и колдуний? Боюсь, правда, что это произойдет только после того, как летающие свиньи начнут изгонять голубей с их насиженных мест, что, конечно, произведет большой переполох среди бездарных и давно померших генералов, торчащих перед зданием Канцлерства.

Бывшие солдаты, ставшие ныне ветеранами, утверждают, что будь у этих генералов хотя бы зачатки таланта, они не дали бы себя прикончить, и портить вид главной площади бездарными скульптурами не было бы нужды.

Бывшие солдаты – парни довольно циничные.

В процессе изучения внутренностей диска я наткнулся на Кипа Проуза. Парень сидел в каморке за запирающимися снаружи дверями. Стены каморки, надо отметить, были обиты мягким материалом. Этот горизонтальный стенной шкаф находился этажом выше помещения, из которого открывался великолепный вид на лес, и обладал великолепной звукоизоляцией.

Верхний этаж, как я сообразил, служил помещением для команды или чем-то в этом роде.

Мое пребывание в Корпусе морской пехоты с его упором на флотские традиции сразу дало себя знать. Я находился на воздушном корабле или по меньшей мере катере.

С соответствующим экипажем. Следовательно, помещение для команды следовало именовать кубриком, полы – палубой, двери – люками, стены – переборками, сортир – гальюном, а кухню – камбузом. Словом, здесь следовало использовать жаргон, бывший в ходу у морских пехотинцев.

Серебристые эльфы, судя по всему, пытались проучить Кипа и с этой целью затолкали его в ящик. Но им, видать, не хватало строгости. Их кнут и пряник, если судить по поведению юного придурка, явно были недостаточно эффективны. Едва я открыл замок, как парень принялся ныть.

Ни тебе «Рад видеть вас, мистер Гаррет», ни «Благодарю вас, мистер Гаррет, за то, что вы протянули мне руку помощи». Поэтому я снова запер дверь и отправился заканчивать обход корабля.

Через некоторое время я снова открыл люк, за которым томился Кип, и спросил:

– Так в какую дыру забились твои Ластир и Нудисс?

В ответ я услышал нечто невнятное, но, бесспорно, оскорбительное. Во всяком случае, «вали отсюда» там определенно присутствовало.

– Ну и славно. Когда очухаешься, зови, – сказал я и задраил люк. после этого я вышел из диска на свежий воздух.

– Эй, Марша, ты, случайно, не догадался поискать Дожанго? Уверен, что они затащили его в одно из этих свинцовых яиц (впрочем, теперь, следуя морским традициям, эти яйца следовало именовать яликами).

За всей этой заварухой мы совершенно забыли о маленьком братике.

Марша подошел к упавшему яйцу и громогласно заревел в отверстие. Ответа не последовало. После этого мы с гроллем молча посмотрели в ту сторону, куда умчалось взбесившееся яйцо. Затем Марша подошел к аппарату с помятым боком и заорал в люк. Ответом было молчание.

– Пожалуй, стоит туда заглянуть, – сказал я. – Вряд ли они могли оставить его в состоянии, которое позволяло бы ему творить безобразия.

Серебристые эльфы, конечно, существа весьма странные, но за полных идиотов я их не держал.

Мое предположение оправдалось как нельзя лучше. Я обнаружил Дожанго в ялике с помятым боком. Он находился в том же состоянии, в каком пребывали Паленая, Плоскомордый и Плеймет.

– Плохо, – сказал я, вступая в беседу с самим собой.

Я понятия не имел, что теперь следует предпринять.

Однако в конце концов мой незаурядный интеллект нашел блестящий ход, которому предстояло завершить этот нелегкий день.

Я отправился на виноградник и слонялся там до тех пор, пока не наткнулся на скромно одетого и достаточно унылого на вид молодого человека, готового покинуть свой пост за приличное вознаграждение. Я передал ему послания для Покойника, Морли Дотса и полковника Тупа. Половину гонорара я вручил ему авансом, не забыв сообщить, что окончательная выплата зависит от того, насколько успешно он справится с порученным делом. Слушая меня, парень все время кивал головой, как болванчик. Приятели парня тем временем веселились, не сомневаясь, что его путешествие в город обратится в одну большую хохму.

После этого я счел, что теперь можно прилечь на травку и спокойно ждать подкрепления. Однако полного покоя для меня не было. Каждый час приходилось тратить несколько минут на то, чтобы навестить Кипа, Телился этот парень крайне медленно. Но в конце концов все же начал что-то лопотать о грозящей ему голодной смерти.

– Верно. И это еще один аргумент в пользу нашего сотрудничества: Кроме того, полагаю, тебе пора бы выйти и по нужде. Дух здесь довольно тяжелый. Надеюсь, твои друзья серебристые эльфы позволяли тебе покидать помещение в случае острой необходимости?

Он начисто отказался понять мои слова.

Выйдя на воздух, я спросил:

– Марша, как там Дорис?

Я очень надеялся на быстрое выздоровление павшего гролля. Непринужденная беседа с оставшимся невредимым братцем у меня почему-то никак не складывалась. После того как мы кончили толковать о текущих делах и исчерпали все слухи и сплетни, Марша был готов обсуждать лишь проблему острой нехватки подходящих ему по размерам особ женского пола.

– И ты, Гаррет, можешь не напрягаться. Все идиотские шутки насчет мастодонтш и самок голубых быков я уже слышал.

– В таком случае я воздержусь от тривиальных предложений. Вообще-то я хотел предложить тебе пробежаться в лесок и притащить тележку. Паленая загрузила в нее кучу бутербродов.

Правда, крысючка всю дорогу непрерывно лопала, но во мне еще теплилась надежда, что часть нашего харча смогла пережить путешествие. А если даже и нет, я по крайней мере смогу хоть ненадолго отдохнуть от нытья сексуально озабоченного гролля.

Марша заявил, что это лучшая из всех моих идей, и немедленно отправился выполнять поручение.

– Приглядывай за Дорисом, – бросил он на ходу.

– Не сомневайся, глаз не оторву, – заверил я.

Я действительно буду смотреть в оба, хотя бы для того, чтобы этот тупица не рухнул на меня, споткнувшись в очередной раз о собственную ногу.

Я совершил очередной обход пленников и пациентов. Все они не желали приходить в себя, проявляя при этом невероятное упорство. Правда, некоторые уже начали подавать признаки жизни. Паленая, например, принялась болтать во сне.

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru