Пользовательский поиск

Книга Злобные чугунные небеса. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 45

Кол-во голосов: 0

– Похоже, Плеймет и Плоскомордый повстречались с колдунами-эльфами.

Никто не бросился им на помощь. Дожанго потирал мозоли, и весь его вид говорил о том, что он гораздо охотнее двинулся бы в другую сторону. В любую, только не в сторону дыма.

Паленая была рассудительна, словно старый солдат.

– Если мы отсюда видим, что происходит там, то находящиеся там могут видеть то, что происходит здесь, – сказала она.

– Совершенно верно, – ответил я и залег за изгородью.

Ребятам Роуз тоже не требовалось что-либо объяснять. Те, что покрупнее, сделали все возможное, чтобы как можно надежнее, укрыться на склоне, где самая высокая виноградная лоза доходила мне лишь до бедра. Дожанго скатился в канаву.

Оглядевшись, я увидел, что подобраться к врагам тайком нам не удастся. Склоны холмов, окружающих лесистое пространство, были сплошь превращены в виноградники. Что касается меня, я мог проползти на брюхе некоторое расстояние.

Но для существ ростом в двадцать футов никакого укрытия здесь не существовало. Кроме того, на виноградниках работали люди. Те, что вблизи, бросали на нас любопытствующие взгляды. Наше поведение казалось им странным. И не без основания, надо сказать. Через некоторое время большинство тружеников потянулись вниз взглянуть, что происходит.

– Это наш шанс, ребята, – сказал я. – Держитесь так, будто у вас между пальцами ног застряли виноградные зерна.

Дожанго начал подвывать, и, как мне показалось, по делу.

Обе его ноги настолько распухли, что теперь он не мог натянуть на них сапоги.

Парню действительно плохо, придется его оставить. И это нам только на пользу, правду сказать. Дожанго обладал особым талантом оказываться под ногами именно в тот момент, когда всеобщее возбуждение достигало предела.

– Мы прихватим тебя на обратном пути, – сказал я ему.

Мне почему-то показалось, что эти слова не слишком ранили его сердце.

45

Большая часть тружеников виноградных угодий добралась до лесистой местности значительно раньше нас. За деревьями снова блеснуло и загрохотало, а над их верхушками возник дымный бурый бублик.

Сельскохозяйственным работникам не захотелось становиться участниками представления, и они ринулись вверх по склонам холмов. Ни один не стал тратить драгоценных секунд, чтобы поглазеть на мой, весьма необычный для этих краев отряд.

Создавалось впечатление, что жители этих мест уже имели неприятный опыт общения с теми, кто затаился в лесу.

Продравшись через пару десятков ярдов густого кустарника и спутанных ветвей, мы оказались в ухоженной, похожей на парк роще. Никакого подлеска. Трава подстрижена, как на лужайке перед богатым домом. Чуть к западу от центра рощи находилось озерцо размером в акр. А на поляне, прямо посреди райских кущ стоял большой серебряный диск. Он держался на восьми хилых ножках, возвышаясь над травой на добрых восемь футов. В брюхе диска имелось отверстие, из него, доходя до поверхности земли, торчала хлипкая лестница. У подножия этой стремянки валялся серебристый эльф.

Эльф или был без сознания, или вообще отбросил копыта.

Рядом с ним покоилось небезызвестное мне создание по имени Плоскомордый Тарп. Одной рукой Плоскомордый вцепился эльфу в лодыжку, и это свидетельствовало о том, что серебристого извлекали из диска силком.

Я не видел ничего, что могло бы пролить свет на причину возникновения как бурых дымов, так и шума, который доносился до нас, когда мы спускались с холма. Ни одна птичка не щебетала об этом. Ни одна козявка не шептала ничего на ушко своей любимой. Лишь несколько листьев слегка пошевеливались, но если они и говорили о чем-то, то я их шепот не слышал. Тишину нарушали лишь долетавшие издали возбужденные голоса виноградарей. Ребята, решив, видимо, что убежали достаточно далеко, задержались обменяться впечатлениями.

Я попытался припомнить, сколько тружеников полей я успел заметить, и после некоторых умственных усилий пришел к выводу, что их было не больше дюжины.

Нас же было четверо. Некоторые из нас прислушивались, а иные даже и принюхивались. Я медленно повернулся, пытаясь определить направление, в котором, как мне начинало казаться, кто-то находится.

– Тип, присвоивший себе имя Кейзи, прячется где-то в кустах, – прошептал я на ухо Паленой. – Ты можешь взять его след?

– Здесь очень странные запахи, Гаррет. Я в растерянности. Мне кажется, запах Кейзи присутствует, но местонахождения я определить не могу.

Листья и ветви затрепетали под дуновением легкого ветерка. Краем глаза я заметил странную тень, которая оставалась неподвижной. Я попытался более внимательно изучить эту несуразность. Я наклонял голову налево и направо, не забывая пялиться и прямо перед собой. Я даже несколько раз сменил точку наблюдения, чтобы рассмотреть тень под разными углами. Пару раз мне показалось, что вижу нечто такое, что могло быть Кайен Проуз. Эта Кайен, свернувшись клубком, лежала рядом с деревом. Заметил я ее только потому, что воздух вокруг нее слегка дрожал и струился вверх, как бывает при сильной жаре. Лишь предельно сконцентрировавшись, я заметил на земле тень, отбрасываемую чем-то таким, что невооруженным глазом увидеть невозможно.

Я посмотрел по сторонам, но так и не увидел, что вынудило сельских жителей столь поспешно оставить это место.

Ничего не говорило мне о том, где мог находиться Плеймет.

Ничто не указывало и на местонахождение трех серебристых эльфов, которые в отличие от своего соплеменника не обрели покоя под летающим диском. Одним словом, мне ничего ни о чем не говорило.

Я медленно двинулся в сторону тени, которая не была тенью, не забыв при этом поманить за собой Маршу. Чтобы он понял важность всего происходящего, я приложил палец к губам. Теперь я мог даже разглядеть силуэт Кайен Проуз. Она спала. Заклятие невидимости начинало ослабевать и срочно нуждалось в обновлении. Оставалось надеяться, что в округе не сыщется никого, кто знает, как это сделать.

Невидимость, по счастью, никоим образом не повлияла на наше осязание.

Я попросил Маршу опуститься на колени и, взяв в руки его лапищу, прикоснулся ею к невидимке.

– Это его голова. Ты останешься рядом на случай, если он проснется. Если это произойдет, покажи ему, кто здесь хозяин. Но убивать без особой необходимости не стоит.

– Заметано.

Я принялся обыскивать неподвижное тело и сдирать с него одежду. Если с обыском было все нормально, то стриптиз принес самые неожиданные результаты. Заляпанная грязью имитация Кайен Проуз вдруг материализовалась с ног до головы. В тот же момент я услышал голос Паленой:

– Эй, Гаррет, ты куда подевался?

Я оставался на месте и с недоумением смотрел на небольшой серый фетиш, только что изъятый мною у Кекзи.

– Подойди ко мне, Паленая, – сказал я. Как только крысючка приблизилась, я сунул ей в лапу серый амулет. Она исчезла, а я, надо полагать, возник снова. – Ты стала невидимой, – объявил я. – Такой и оставайся. Это может нам пригодиться.

– Никто меня не видит?! Вот это да! Ха-ха! Ну и натворю же я теперь дел!

– Посмотрим. А пока проберись к диску и погляди, дышит ли Плоскомордый.

Я еще не забыл, как после встреч с этими эльфами несколько раз принимал горизонтальное положение. Только в тех случаях им удавалось оставаться на ногах.

Паленую я не видел, но заметил ее тень, как только она вышла на свет.

– Мистер Плеймет, кажется, поднялся по лестнице, – сказала она.

– Паленая! Не смей туда лезть!

Я сам едва расслышал свои последние слова. Их заглушил громкий хлопок, а из-под днища диска вырвался клуб бурого дыма. Клуб, естественно, имел форму бублика. Бублик ударился о землю, отразился рикошетом и отправился в небеса.

Мне показалось, что этот клуб был гораздо менее густым, чем предыдущие.

– Паленая? С тобой все в порядке?

Послышался типичный крысиный писк, который очень скоро трансформировался в слова.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru