Пользовательский поиск

Книга Злобные чугунные небеса. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 37

Кол-во голосов: 0

37

Судя по звуку, кто-то колошматил в мою дверь не иначе как боевым тараном. С потолка и стен сыпалась штукатурка.

Громовой стук не прекращался. Из кухни с секачом в руках и боевым кличем на устах выскочил Дин. Старик был готов преподать урок этикета любому нахалу. Он был настолько сердит, что оказался у дверей раньше меня и распахнул их, даже не поинтересовавшись, кто ломится в наш дом.

– Ох!

Кто бы мог подумать, что такой старец, как Дин, способен так далеко прыгать? Причем спиной вперед в глубину дома. При этом он успевал произносить разные непечатные слова и размахивать своим сверкающим секачом. В этом было даже нечто эпическое. Какая-то сага.

Я сумел поймать его со словами:

– Успокойся, пока не перекалечил всю мебель. Все не так страшно!

– Со мной все в порядке, – поспешил заверить меня Дин. – Это я от неожиданности.

Из дверей потянуло таким ароматом, что у меня закружилась голова. Так благоухает направляющийся на север скунс в тот момент, когда вы находитесь вблизи его южной оконечности. Впрочем, одного скунса, чтобы охарактеризовать этот запах, было маловато. Нет, это скорее напоминало последнее в вашей жизни амбре, которое непременно учуяли бы перед тем, как столкнуться нос к носу с плотоядным громовым ящером. Это был дурной запах изо рта немыслимых масштабов.

С запахом этим я был давно знаком, хотя в последнее время вдыхать его мне не приходилось. Я вспомнил его сразу, едва подошел к двери и получил в физиономию выдох пары человеко-звероподобных созданий, согнувшихся напополам, чтобы заглянуть в дверь моего дома.

Эти парни свалились в юном возрасте с какого-то стращнющего дерева, сломав в полете все ветви. Мамы ежедневно лупили их страшнющими палками и кормили страшнющей похлебкой, в результате чего эти двое стали страшнюками с двумя заглавными буквами вначале.

– Дорис. Марша. Как поживаете, ребята?

Дорис и Марша Роуз – два брата из трех. При этом они утверждают, что были тройней, хотя и родились от разных матерей. Дорис и Марша зеленоватого цвета и ростом лишь чуточку выше двадцати футов. Зубы торчат у них изо рта в разные стороны. Один косит, а у другого бельмо. Но отличить их друг от друга я все равно не могу. Иногда они меняются именами. Это гролли. Такие создания получаются, если гиганты влюбляются в троллей или наоборот. Словом, Дорис и Марша – продукт взаимной любви указанных существ. Особой сообразительностью эти ребята не отличаются. Но много ума им и не надо. Они настолько здоровы, что и без мозгов способны справиться со своими трудностями.

– Правду сказать, мы поживаем великолепно, – раздался писклявый голос.

Так и есть. Гролли редко выходят на люди без третьего близнеца. Этого звали Дожанго, он был полоумным, но являлся мозговым центром всего семейства.

Рост у Дожанго чуть больше пяти футов Впрочем, он все же выше Бика Гонлита, поэтому, не боясь сильно ошибиться, ему можно подкинуть еще с полфута. Он ничем не выделяется среди тысяч вороватых, хитрых и скользких мошенников, которыми кишат улицы Танфера. При желании он без всякого труда способен косить под человека, хотя человеческой крови в его жилах самое большее одна восьмая. Каким-то непостижимым образом этот парень является отдаленным родственником Морли Дотса. Морли время от времени дает ему подзаработать – поручает задачи, не требующие для решения скрытности или тонкости в подходе.

Я спустился со ступеней под приветственное гудение старших братишек и верещание пикси. Такого вопля от маленького народца мне еще слышать не доводилось со времени их появления в моем доме, С тех пор я почти перестал их замечать. Производимый ими шум стал лишь частью многочисленных шумов большого города. В Турае редко бывает тишина.

На Дожанго Роуза была нацеплена сбруя, а сам он стоял между двумя оглоблями двухколесной повозки, изобретенной юным Кипросом Проузом для перевозки людей.

– Правду сказать, готов поспорить на что хошь, ты этой штуки не рассчитывал здесь увидеть, – осклабился Дожанго.

– Правду сказать – нет. И ты веришь, что сможешь катить эту коляску по городу? – поинтересовался я.

У Дожанго в последнее время, видимо, возникли сложности с питанием, и меня сильно удивляло, что он вообще держится на ногах. Все говорило за то, что парень, как уже случалось, будет путешествовать на руках своих братьев.

– Правду сказать, я в этом деле рассчитываю на братанов, – признался Дожанго. – Но, правду сказать, сил во мне больше, чем ты думаешь.

– Правду сказать, – передразнил я, поскольку меня безмерно раздражал тот словесный тик, которым он страдал, – пусть будет, как будет. Эй, ты! Прекрати! Отпусти немедленно!

Дорис (а может быть, Марша) разжал большой и указательный палец, и из его лапы выпорхнула обалдевшая пикси.

Забавно. Некоторые существа, вне зависимости от размера, мгновенно реагируют на произнесенную громким голосом команду.

– Гаррет, я всего лишь…

– Я знаю, что ты всего лишь, – сказал я и полез в тележку, на что все мои мышцы ответили громким протестом. – Побереги свое любопытство для злодеев. Нам скоро предстоит с ними встретиться. Проклятие! – возопил я, вспомнив, что вышел из дома без оружия.

Возвращаться было поздно, поскольку от ступеней меня отделяло расстояние, равное по меньшей мере тысяче моих шагов… Но тут в дверях материализовались Дин и Паленая. У каждого было полно оружия. Они сбежали по ступеням, и Паленая свалила весь свой груз мне на колени. Там оказалось столько инструментов убийства, что при желании я смог бы вооружить частную армию. Пусть и не слишком большую.

Дин и Паленая совершили несколько туров от дома к задку тележки и обратно. Затем старик в последний раз взобрался на ступени и остановился у дверей. Паленая наконец оказалась рядом со мной.

– Все готово к путешествию, – объявила крысючка и весело помахала Дину лапкой.

Домоправитель ответил ей тем же.

Все-таки она переупрямила старого упрямца и заставила его забыть о предрассудках. Сильная личность!

– Что вы там грузили? – спросил я.

– Провизию. Ты отвратительно спланировал путешествие. Особенно по части еды. Вот мы с Дином и приготовили немного провианта.

Я пытался переварить услышанное, но не успел, меня отвлек Дожанго.

– Куда катим, босс? – спросил самый мелкий из тройни.

38

По некоторым едва заметным признакам я определил, что жилище Плеймета – по крайней мере некоторые его части – подвергались обыску.

– Здесь никто не появлялся с тех пор, как ты заступила на дежурство? – спросил я у Торнады.

– Нет.

– Ты уверена?

– Абсолютно, – ответила она раздраженно: ведь я посмел заподозрить ее в недобросовестности.

– Я в этом не сомневался, поэтому советую тебе прекратить рыться в Плейметовых вещах.

Пока она сыпала проклятиями, я проковылял в мастерскую Кипа. На первый взгляд там ничего не изменилось, если не считать отсутствия экипажа, который был подан для удобства передвижения увечного сына мамы Гаррет. Везли меня поочередно, как я и предвидел, большие гролли.

Не успели мы отъехать и трех кварталов, как Дожанго уже оказался рядом со мной в повозке.

Дорис и Марша покорно тянули повозку, но у них тоже возникли некоторые сложности. Сложности были порождены их собственными размерами. Братки просто не могли втиснуться между длинными оглоблями и поочередно волокли мой экипаж одной лапой. Путешествие стало непрерывной чередой толчков – эти увальни частенько меняли руку.

Кроме того, им мешал рост. Когда гролли выпрямлялись, рука оказывалась примерно в восьми футах над землей. Они тянули тележку, а мне приходилось почти что лежать не спине.

Так или иначе, но мы добрались до конюшни Плеймета.

Марша, увидев, с каким трудом я двигаю старыми костяки, вылезая из повозки, выразил желание внести меня туда на руках.

– Я бы и сам тебя охотно внес, – сказал я. – Но ты туда просто не влезешь.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru