Пользовательский поиск

Книга Злобные чугунные небеса. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 35

Кол-во голосов: 0

Белинда вскочила со стула. Судя по всему, она вдруг пришла в прекрасное расположение духа. Настроение у этой девицы может меняться мгновенно, что делает ее чрезвычайно опасной. Она гораздо более непредсказуема, чем большинство женщин.

Белинда снова чмокнула меня – на сей раз в уголок губ – и бросила:

– Передай мои лучшие пожелания Тинни.

– Мы с ней не водимся. Всю эту неделю.

– В таком случае – Аликс.

– Между мной и Аликс уже ничего нет.

– В таком случае мне не стоит терять надежды. Я обязательно жду тебя на приеме в честь папы, – закончила она и двинулась к дверям.

Она шагала так легко, словно сбросила с себя десять лет возраста и по меньшей мере на сотню лет совести.

Морли выдохнул так, будто все это время сидел, затаив дыхание.

– Ты понял, что все это означает?

– Белинда организует прием в честь короля преступного мира.

– Да. Но ему не исполняется шестьдесят. Пока. Как мне кажется, до дня его рождения еще по меньшей мере два месяца.

– Это значит, что она настолько уверенно чувствует себя в Организации, что готова выкатить Чодо на всеобщее обозрение – не боится показать, в каком он состоянии.

Признанный босс организованной преступности Танфера стал жертвой инсульта и теперь вел буквально растительный образ жизни. Белинда это тщательно скрывала и заправляла всем криминальным бизнесом от его имени. Вопросы, конечно, время от времени возникали, но крутое прошлое Чодо в сочетании с беспощадной расправой, учиняемой Белиндой всем, кто мог бросить ей вызов, оставляли власть над преступным миром Танфера в руках семейства Контагью.

– В Организации есть боссы второго разбора, готовые учинить мятеж, – со вздохом произнес Морли. – Они ни за что не станут подчиняться приказам бабы, кем бы эта баба ни была.

Я тоже печально вздохнул.

Думаю, Белинде все это было известно лучше, чем нам, и она, судя по всему, готовилась отправить второсортных боссов на покой. Их отставка скорее всего и должна была произойти на замечательном приеме.

Я это понимал, а они – нет, им ведь не было известно то, что знал я о состоянии Чодо.

– Сколько раз ты спасал ей жизнь? – спросил Морли. – Во всяком случае, не однажды…

– Хм… не помню. Но несколько раз – точно.

– Наверное, она стала считать тебя талисманом – своего рода ангелом-хранителем. Белинда уверена: как бы скверно ни повернулось дело, явится старый добрый Гаррет и выручит ее из беды.

– Но это же вовсе не так!

– Главное, что она в это свято верит. Из чего, в свою очередь, можно сделать вывод – ты ее можешь не опасаться.

– А по-моему, ты не прав. Ее ожидания могут грозить мне огромной опасностью.

На физиономии темного эльфа вдруг появилась хитрая усмешка, и он спросил:

– Как ты думаешь, Белинда поверила, что между тобой и крысючкой действительно ничего нет?

От возмущения я даже лишился дара речи.

– Ну и болван же ты… – только и выдавил я.

35

– Только этого мне и не хватало!

В «Пальмы» ввалилась еще одна дама и направилась к нам, расшвыривая ударами локтей подручных Морли.

Торнада до сих пор ухитряется остаться в живых только благодаря необыкновенному везению, а отнюдь не в результате проявления здравого смысла.

– Салют, Торнада, – без малейших признаков энтузиазма приветствовал ее Морли.

Мне казалось, что в свое время он претерпел здесь какую-то серьезную личную неудачу. И это хорошо, поскольку постоянно напоминает его собственную максиму: «Никогда не связывайся с бабой безумнее тебя».

Торнада – девка здоровенная. Росту в ней не менее шести футов, плечищи – что надо. Впрочем, она может быть даже привлекательной, если не забудет умыться. Будь Торнада на фут пониже и умей вовремя подмигнуть, – оптом бы разбивала сердца, просто отворачиваясь от толпы завороженных ею мужчин.

– Привет, Гаррет, – прогрохотала она. – Какого дьявола ты просиживаешь задницу в этом хлеве для педерастов? Ты же вроде был должен…

– Каким местом ты слушаешь? Или у тебя вообще со слухом плохо? Все знают, что вчера ночью мне намылили хавальник. И тебе об этом персонально сообщили. Человек, который это сделал, находится в этом заведении. Все мои застарелые синяки теперь в новых синяках и ушибах. Я и пальцем пошевелить не в силах.

– Вот как? Мне что-то об этом толковали, но я и ухом не повела. Думала, треп. – Она обожгла взглядом Морли и добавила:

– А ты пока свали отсюда.

Торнада отчасти похожа на ураган, а отчасти на Плоскомордого в женском варианте. Зубы, правда, у нее все же получше. И она гораздо упрямее. Если как следует поднапрячься, то Плоскомордого со временем можно переубедить. Торнада же никогда не ошибается. За исключением тех случаев, когда сама думает, что ошибается, а на самом деле оказывается права.

Эта светловолосая здоровенная недотепа, представляющая огромную опасность для всех попавших в ее поле зрения ценных предметов, почему-то постоянно бывает втянута в самые возмутительные и невероятные аферы, или сама бросается в них очертя голову. И тем не менее Торнада входит в число моих друзей. В самый узкий их круг. Она – из тех, кто не задумываясь ринется в драку, если со мной что-то случится.

Я так и не смог до конца понять, почему мы пришлись друг другу по душе.

– Перестань, Гаррет! Оторви от стула свою жирную жопу! Ты, видать, еще не дорубил, что Плоскомордый из-за тебя до сих пор мучается на ветру?

Об этом я как-то не подумал. Но Плоскомордый так или иначе получит за свои страдания вознаграждение. И, кстати, ему тоже сообщили о моих неприятностях.

– А где Плеймет? – спросил я. – Ведь ты, насколько мне известно, должна его заменять.

– Он куда-то свалил еще утром. Еще до того, как появился твой посыльный. Как только мне все надоело, я ушла…

Я вздохнул. Морли покачал головой.

– А в чем дело, парни?

– Уверен, что тебе приходилось хоть пару раз слышать слово «ответственность», – произнес я. – Ты знаешь, что оно означает?

Скорее всего ей было глубоко плевать на смысл этого слова.

Впрочем, как и многих других слов.

– Так в чем же все-таки дело? – снова поинтересовалась она.

– Если ты приперлась сюда, потому что тебе «все надоело», то кто, поведай мне, остался в конюшне, чтобы другие мошенники не уволокли оттуда все, что можно уволочь?

Мы совершили страшную глупость, оставив все изобретения Кипа на виду. Но хранящие идиотов боги выступали на нашей стороне. Оказалось, что Плеймет не понес материальных потерь. У него просто замечательные соседи.

– Кому платят за то, чтобы этого не случилось? – задал я риторический вопрос.

– Другие мошенники? Что значит, «другие мошенники», проклятая ты задница?! Если хочешь правду, то я приперлась сюда, потому как тревожусь за Плея. Я думала, Плеймет ушел повидаться с тобой, и была уверена, что он вернется, как только выслушает твои стоны по поводу пары ушибов и царапин…

– Ну ладно, – остановил ее я. – Развлечений я тут получил по горло, и мне пора домой.

Чтобы подняться со стула, мне потребовалось не меньше минуты. После этого выяснилось, что я не могу стоять прямо.

– Наверное, надо поискать здесь светлую сторону, – сказал я. Я посмотрел направо. Я посмотрел налево. Я спросил:

– Так где же, дьявол ее побери, эта светлая сторона? – Немного помолчав, я продолжил:

– Ради всего святого, Торнада, отправляйся охранять эту проклятую конюшню. (Мне казалось, я вижу, как хитрый вор уже угоняет мой личный трехколесник.) И не заводи свою обычную чушь о том, что я достаю тебя, потому что ты женщина. Я достаю тебя только потому, что тебя наняли для охраны. Тебе за это платят.

– О боги! Эй, здесь есть кто-нибудь? Притащите этому типу выпить. У него мозги совсем набекрень.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru