Пользовательский поиск

Книга Злобные чугунные небеса. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 34

Кол-во голосов: 0

Я обратил внимание на то, что крысюк, сопровождавший меня в моих несчастьях, куда-то исчез. Вместе с ним скрылась и часть кухонного персонала.

Это говорило о том, что крысиному боевику предстоит весьма неприятный вечер.

Но пока этот вечер и для меня складывался хуже некуда.

33

В глазах у меня двоилось не от крысиного наркотика или сотрясения мозга, а от того, что ребята напоили меня действительно классным бренди. По прошествии времени я увидел, как через порог главного входа заведения Морли переступили две Кэт Шиверс. Наряд обеих Кэт мгновенно остановил бы сердце давшего обет безбрачия попа и вернул бы к жизни сердце только что доставленного в морг жмурика.

Вначале я раззявил пасть, а потом пробормотал невнятно:

– Вот это да! Каждому по одной…

– Прости, не понял, – сказал Морли.

– Что она здесь делает?

– Как что? До девицы, видимо, дошла весть, что по пути к ней тебя серьезно изувечили. Кэт решила, что ты уже одной ногой в могиле, и задержать тебя на краю может лишь она.

– Зря беспокоится. Она не одна такая. Но, коль скоро барышня явилась, я тоже остаюсь в этой жизни.

Кэт улыбнулась и заживо съела меня взглядом. Этот фокус всегда удается ей потрясающе. Большую часть времени она молчит, что придает ей особый шарм. У нее, естественно, рыжие волосы, рекордное число веснушек на мордашке и серо-голубые, а не зеленые, как можно было ожидать, глазищи.

Должен отметить, что ее рыжая шевелюра не имеет того оттенка, который обычно ассоциируется с дурным нравом.

Как только Кэт начала свой путь через зал, все разговоры стихли. Самые активные бабы принялись толкать в бок своих кавалеров, а те, что поскромнее, просто зудеть. Вообще-то убойной красавицей ее назвать никак нельзя, но даже самый близорукий псих не может не увидеть, что моя рыжулька чертовски привлекательна.

Больше всего в ней поражает уверенность в себе и внутренняя животная энергия. Минуту в обществе Кэт можно спокойно приравнять к целому часу, проведенному в клетке один на один с неистовой пантерой.

– Скверно выглядишь, – объявила она таким тоном, словно была безмерно удивлена тем, что дошедшие до нее слухи соответствовали действительности.

Слегка хрипловатый голос Кэт всегда звучал так, будто она вот-вот расхохочется.

Я попытался объяснить, что этот вечер ей следовало бы подарить другому парню. Но слова отказывались вылезать на свет. Наркотик, видимо, снова начал действовать.

Кэт пододвинула стул к столу и, усевшись рядом со мной, взяла меня за руку.

– Лекарство от всех болячек, – прокаркал я в сторону Морли.

Мой мир начал снова приходить в норму. Настоящий друг Морли понимающе кивнул и отвалил.

Пропыхтев несколько минут, я наконец ухитрился воплотить свои мысли в слова.

– Я хотел тебя увидеть и извиниться за то, что слишком увлекся работой, но твой папа даже не сказал тебе о моем приходе.

– Ничего страшного. Я тоже приходила к тебе. Но Дин сказал, что тебя нет дома, и не позволил мне остаться и дождаться твоего возвращения.

Проклятый старикан даже не удосужился известить меня о визите!

– Когда это было?

– Где-то около полудня.

Ах вот как. В это время я действительно отсутствовал. Но Кэт в это не поверит, она ведь прекрасно знает мой образ жизни. А если я стану выгораживать старика, наверняка решит, что я был в это время с другой. Иногда ее ум начинает работать в самом неожиданном направлении, путая причину и следствие.

– Пожалуй, нам стоит их свести.

– Кого?

– Твоего отца и Дина.

– По-моему, эта идея никуда не годится. Старцы сразу переругаются и согласятся лишь в том, что нас следует держать друг от друга подальше.

– Пожалуй, ты права…

– Я всегда права, дорогой, и тебе следует зарубить это на носу.

– И здесь ты тоже права.

Они всегда правы. В любое время. Во всем. Несмотря на то, что вокруг нас происходят десятки тысяч различных событий. Видимо, таковы законы мироздания.

Я вспомнил расхожую шутку, которую впервые услышал от Торнады, а затем и от множества самых разных людей.

Шутка гласила: «Мужчина несет чушь, даже если находится один в глухом лесу, и его не слышит ни одна женщина».

– Ты пил? – спросила Кэт.

– Да. Совсем немного. Лечебное бренди. Но забалдел я от того, что крысюки пытались накачать меня наркотиком.

В сопровождении Маршалла и Карри вернулся Морли.

Эта банда подхватила меня на руки и оттащила наверх в комнату для гостей, где Кэт постаралась сделать все, чтобы не позволить мне уснуть, а я опасался получить новое сотрясение мозга.

34

«Пальмы» при дневном свете совершенно не похожи на «Пальмы» ночные. Подобно тому, как полумрак преображает некоторых женщин, заведение Морли в свете вечерних канделябров чудесным образом превращалось в уютный ночной клуб. Однако днем дешевая обивка стен и многочисленные украшения, позволившие моему другу переименовать таверну «Домик радости» в ресторацию «Пальмы», производили жалкий вид.

«Домик радости» был создан в свое время вовсе не для того, чтобы доставлять людям радость. «Пальмы» служили тем же целям, хотя клиентура Морли и претерпела некоторые изменения. В «Домике радости» собирались отбросы общества.

Мошенники, шулера, карманники и прочая преступная шушера. Клещи, присосавшиеся к подбрюшью общества. Что касается «Пальм», то они стали излюбленным местом сбора более крупных паразитов, способных прикупить себе модный прикид. Но повышение статуса заведения уже начинало давать проколы. Клиентура снова стала мельчать.

Я сидел за тем же столиком в дальнем углу зала, потягивал настой из сена, именуемый здесь почему-то чаем, и пытался установить причину головной боли. Голова могла раскалываться от наркотика крысюков, от бренди или от многократного воздействия на нее разнообразных тупых инструментов. Правильный ответ на это вопрос мог изменить всю мою дальнейшую жизнь. Если я смогу установить причины страданий, то в будущем их можно будет полностью устранить. В одном случае придется бросить пить, в другом – сменить работу.

Морли наклонился, чтобы заглянуть мне в глаза. При этом проклятый темный эльф даже не пытался скрыть ухмылки.

– А местечко-то начинает слегка подванивать, дружок, – проворчал я. – Может, тебе стоит подумать о том, чтобы снова сменить формат? Почему бы тебе, например, не начать подавать пойло из гранитного щебня карликам и троллям? Хотя бы на время, а?

– У меня для этого нет подходящей мебели. Карлики не смогут вскарабкаться на стулья, а под троллями сиденья просто развалятся. Переоборудование обойдется слишком дорого. Да, кстати. Ты, случайно, не начал припоминать, что с тобой вчера случилось?

Морли по собственному опыту знал, что при ударах по голове иногда возникают парадоксальные явления. Обрывки воспоминаний возвращаются еще до того, как происходит полное восстановление организма.

– Кое-что. Я направлялся в заведение Грабба Грюбера.

Отец Кэт сказал мне, чтобы я сваливал. Я не виделся с парнями с того момента, как занялся «Зовом». Мне показалось, что настало время встретиться с товарищами по оружию.

– Что за странная тяга к общению с теми, кто когда-то был чем-то? – спросил Морли, бросив на меня презрительный, как мне показалось, взгляд.

Я ничего не ответил – ведь я сам принадлежал к числу тех, кто когда-то был чем-то. Морли все равно этого не понять. Парни, которые собирались в заведении Грюбера, знали, что такое ад. Они знали больше, чем все остальные ветераны, не говоря уж от тех, кто оставался дома утешать одиноких солдатских жен. Некоторые из нас ходят к Грюберу реже, чем другие, но это ничего не меняет.

– Я общаюсь с ними потому, что узнаю от них, что происходит в городе. Узнаю больше, чем от других – ни одному из этих ребят нечего скрывать от друзей.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru