Пользовательский поиск

Книга Злобные чугунные небеса. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 27

Кол-во голосов: 0

– Боюсь, что успех у них мне по барабану. Наверное, старею, Плей. Похоже, мне следует серьезнее относиться к словам Морли, а Морли постоянно твердит, что твой друг Гаррет начинает терять интерес к женщинам, которые более безумны, чем он сам.

С этими словами я сунул дубинку в дверь и поводил ею в разные стороны. Проделал я это медленно и осторожно, поскольку специалисты ставят растяжки так, что вы ничего не замечаете. Не обнаружив вопреки ожиданию никаких нитей, я сказал:

– Ничего не видно, Плей. Но нутром чую: здесь что-то не то.

На сей раз армия не решилась давать советы морской пехоте. На сей раз армия позволила профессионалу из Корпуса морской пехоты действовать самостоятельно.

Профессионал решил еще раз пустить в ход волшебную палочку. Прямо за порогом на полу лежал крошечный коврик, и, чтобы посмотреть, что находится под ним, я принялся отодвигать его в сторону.

Вначале я услышал звук, который бывает, если вылить воду в кипящее масло. Затем меня ослепила вспышка, сопровождаемая шумом детской хлопушки. Я отпрянул в сторону и на четвереньках пополз в сторону. Через пару секунд я оказался сидящим на полу спиной к стене.

Когда зрение чуть прояснилось, а слух почти вернулся к норме, я увидел Рафи, колотящего по дымящейся стене узкого коридора прямо напротив двери. Пара будущих малолетних преступников громко вопила, требуя воды. А значит, мы вот-вот будем растоптаны толпой чрезмерно возбужденных обитателей дома.

Воздух полнился запахом паленой щетины.

– Боюсь, старик, тебе некоторое время придется походить в шляпе, – сказал Плеймет.

Я прикоснулся к макушке и произнес несколько слов, которые мама Гаррет сочла бы неприемлемыми даже в подобной ситуации.

– Ограничусь тем, что попрошу Дина меня постричь. Старик все равно твердит, что мне уже давно пора привести себя в порядок, – сказал я, улегся на живот и, вытянув руку с дубинкой, поворошил коврик.

Потрескивание. Вспышка, Удар. Но гораздо слабее, чем до этого.

Я проскользнул в обитель Бика, слега потревожив коврик за порогом. Ловушка на сей раз лишь слегка пукнула, и на этом все кончилось.

27

– У парня была масса времени, – сказал я после того, как мы трижды обыскали все помещение, не найдя при этом ничего, что могло бы нам посодействовать в поисках Кипа.

Однако мы узнали, что этот Бик Гонлит обожал читать книги о прошлом и настоящем Танфера и Каренты. Кроме того, мы выяснили, что парень получает наслаждение, восстанавливая обветшавшие жилища. Бик Гонлит, с которым мы имели дело, не только переоборудовал всю комнату, но, заколотив наглухо двери соседнего помещения и проделав ход в стене, соорудил для себя уютную спальню. Проем забитой двери фальшивый Бик превратил в приличный стенной шкаф.

– И при этом у него водятся лишние деньжата на кой-какие весьма дорогостоящие хобби, – сказал я, указывая на драгоценные тексты. – Труд тех, кто их украл, обошелся псевдо-Бику в немалые бабки. Теперь следует опросить соседей.

– Они ничего не скажут. Это не их дело.

– Надо знать, как спросить, Плей. Они запоют не хуже, чем стая канареек, если у тебя в руке во время беседы появятся медяки.

– Не смотри на меня так.

– Хорошо, больше не буду. Ответь-ка мне на такой вопрос. Кто в этом деле выступает в качестве клиента? Я не заявлялся ни к тебе, ни к Кипу. Неужели ты полагаешь, что я спалил свою башку ради любви к искусству? Нет, настолько я искусство не люблю. Кроме того, я потерял, надеюсь на время, самую любимую и наиболее талантливую из всех своих подружек из-за того, что был вынужден переться вместе с тобой в эти жалкие трущобы. И это еще не все. Я вынужден расставаться с заработанными тяжким трудом деньгами, чтобы найти мальчишку, который еще десять лет назад заслуживал, чтобы его вместе с парой кирпичей сунули в мешок и бросили в реку.

– Не дави на меня, Гаррет. Чтобы рассчитаться с тобой, мне потребуется время. Я не предполагал, что дело окажется настолько сложным.

– Ах, выходит, ты не предполагал! Ты – жалкий идеалист, Плей, и как всякий представитель этой вшивой породы веришь в то, что все происходит и будет происходить так, как должно происходить. Ты и тебе подобные никогда не обращают внимание на то, что в каждом событии принимают участие люди. Да будет тебе известно, мой друг, что люди – самое извращенное, злобное и не склонное к сотрудничеству существо среди всех, кого сотворили боги.

– Гаррет! Перестань лить масло в огонь!

– У меня еще найдется много что сказать.

– Прекрати. Ты меня убедил.

– Вот и славно. Следовательно, мы начинаем беседовать с людьми в коридоре. Ты начинаешь.

Я не хотел, чтобы кто-то, кроме нас, входил в комнату Бика. Большой грех вводить людей в искушение выйти из нее с нежданной добычей.

Повсюду были разбросаны непонятные предметы, напоминавшие продолговатые коробки размером с кусок мыла.

Такие же артефакты серебристые эльфы побросали на месте похищения Кипа. На каждом из загадочных предметов имелись письмена на неизвестном мне языке, что само по себе знаменательно, поскольку в Танфере почти все могут изъясняться на многих языках, а каждый десятый даже умеет читать на одном или двух. Предметы были испещрены разноцветными стрелками и точками. Решив, что эти штуковины могут иметь отношение к колдовству, я оставил их в покое.

Больше ничего интересного в первой комнате не было, а вторая – спальня – очень походила на мою. Так же, как и в моей спальне, заколоченная дверь была скрыта занавеской и служила своего рода шкафом. Отдернув занавеску, я увидел большой набор нарядов и целую полку париков. После подсчета оказалось, что их шестнадцать. Разнообразие париков свидетельствовало о том, что парень, выходя на улицу, часто менял личину. Однако все, что я видел, ни на йоту не приблизило меня к решению загадки Кипроса Проуза.

Я вручил Плеймету все монеты, которые наскреб в своих карманах, предварительно тщательно пересчитав.

– Только не демонстрируй щедрость. Здесь ее никто не ждет.

– А что мне отвечать, если они спросят, с какой стати мы этим интересуемся?

– Ничего не отвечать. Мы занимаемся сбором информации, а не ее распространением. Просто покажи им деньги.

Если кто-то сообщит тебе нечто интересное, подкинь ему еще пару медяков. А если почувствуешь, что он набивает себе цену, отвесь пинка под зад и начинай опрашивать следующего. Я буду слушать отсюда.

– Но почему, мистер Гаррет, вы заставляете Плеймета вести допрос? – возжелал узнать Рафи.

– Да потому, что он похож на парня, которому можно доверять, – сказал я, имея в виду обличье проповедника, старательно культивируемое в себе Плейметом. – А я смахиваю на недоумка, готового позвать охранников, если услышу что-то интересное. Более того, меня даже могут принять за охранника в штатском.

Само существование бандитов из секретной полиции Дила Шустера осложняло всем жизнь, а на некоторых даже наводило параноидный ужас. Подобное отношение к властям в большинстве случаев имело основание.

Я бесцельно бродил по помещению. Плей и Рафи открыли народную ассамблею в коридоре. Поскольку заняться было решительно нечем, я принялся внимательно изучать дверной замок.

Царапин на нем не оказалось, и это свидетельствовало, что его не вскрывали. На двери не было никаких следов фомки. Одним словом, все говорило за то, что обитающее здесь существо ушло, не заперев за собой дверь.

Трудно поверить. Ведь это – Танфер. Хоть мне и приходилось десятки раз слышать от деревенских жителей россказни о том, как они там у себя никогда не запирают двери, представить подобное легкомыслие здесь было невозможно.

Но, с другой стороны, не было никаких указаний и на то, что этого не произошло. Впрочем, вполне вероятно, что здешний обитатель хотел, чтобы некто вошел в его дом. И погиб при взрыве.

Я кликнул Рафи и, когда тот явился из коридора, спросил:

– Не знаешь, не мог ли кто-нибудь предупредить Бика Гонлита о нашем приходе?

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru