Пользовательский поиск

Книга Злобные чугунные небеса. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 24

Кол-во голосов: 0

Все швеи заерзали на своих местах, оживленно комментируя про себя слова Кайен. Вслух же не было произнесено ни слова. Надо думать, их оценки были далеки от справедливости. Мне не казалось, что Кайен Проуз объявила себя всеобщей собственностью. Она просто очень любила мужчин и всегда договаривалась с сидящим в ней дьяволом, что очередной избранник непременно должен оказаться неподходящим, отвратительным типом.

– Понимаю. Спасибо, Плей, что надоумил меня сюда прийти. За последние три минуты я узнал больше, чем за все остальное время расследования. Скажите, Кайен, снимал ли он сапоги в минуты близости?

Ходили слухи, что Бик занимался любовью, не расставаясь с любимой обувью.

Кайен Проуз залилась краской. Остальных женщин, судя по выражению их лиц, это повергло в изумление.

– Он… В этом отношении у него были кое-какие проблемы. Он говорил… Простите, вы, кажется, что-то спросили о сапогах?

– Многие, связанные с Биком Гонлитом легенды, касаются его больших, отвратительных на вид и, возможно, магических сапог. Эту обувь не стал бы красть даже крысюк. Сапоги белые и усеяны фальшивыми драгоценными камнями.

Подошвы у них необыкновенно толстые. Вы, как мне кажется, дюйма на четыре выше, чем босоногий Бик.

– Мы с ним одинакового роста, и никаких особых сапог я не заметила. Я вообще на нем никакой обуви не видела. Ни сапог, ни ботинок.

Мы с Плейметом обменялись многозначительными взглядами.

– В чем дело? – спросила Кайен.

– В таком случае вы имели дело не с подлинным Биком Гонлитом, – пояснил я. – Это был один из эльфов, разыскивавших друзей Кипа. Он использует какую-то разновидность магии, заставляющую людей верить в то, что перед ними Бик Гонлит. Но иллюзия почему-то не охватывает сапоги.

– А ведь вы, наверное, правы. Я как-то об этом не думала, но когда мы были детьми, Бик постоянно занимался своей обувью.

– Вы так давно с ним знакомы?

– Примерно с того времени, когда мы находились в возрасте Кипа. Но близкими друзьями никогда не были. Поскольку мы росли на одной улице, я его иногда встречала, и мы ограничивались приветствиями. В то время я никакого внимания на него не обращала. Так же как и он на меня.

Думаю, потому, что он был слегка… с приветом. Казалось, он не знал чего хочет. Словом, ненормальный. Но примерно месяц назад он опять возник и стал вести себя так, будто я его по-настоящему интересую. Бик приобрел приличные манеры и научился красиво болтать. Но дальше разговоров дело не шло. Каждый раз, о чем бы мы ни толковали, в центре беседы очень скоро оказывались Кип и его друзья. Бик постоянно задавал вопросы. Какой интерес, спрашивается, может представлять мужчина, который постоянно толкует о ваших детках, не предпринимая при этом ничего конструктивного? Лично я в этом ничего увлекательного не нахожу.

«Тебе полезно это послушать, Плей», – подумал я. Эти слова давали ключ к пониманию личности Кайен и характера ее проблем. Умные мужчины могли бы извлечь из этого признания немалую пользу и перестали бы воздвигать даму на слишком высокий для нее пьедестал.

– Не подумайте ничего плохого, но других мне частенько приходится держать в узде. Ведь мне надо работать и воспитывать детей.

Одна из швей театрально застонала, а Плей сверкнул глазами и выпятил грудь с таким видом, словно готовился произнести проповедь об адском пламени, о грехе и о «пусть первым бросит камень тот, кто…»

– Кип тоже был знаком с этим Биком? – спросил я.

– Он знал его лучше, чем я. Мальчишка сразу сообразил, что Бик просто хочет быть ближе к паре этих уродов.

– Ластир и Нудисс?

– Именно так, приятель, – сказала Кайен, и по ее тону я понял, что мне все же удалось несколько снизить свой рейтинг в ее глазах.

Не исключено даже, что мое имя вообще вычеркнули из первой страницы списка.

– Вы не знаете, случайно, где я смогу найти этого Бика Гонлита? Есть ли у вас возможность установить с ним связь в случае необходимости?

Прежде чем дать ответ, она глубоко задумалась, а я начал подозревать, что свет ее разума не пылает столь ярко, как могло показаться. Видимо, это было одним из факторов, мешавших ей устанавливать прочные связи.

За ее красотой и сексуальностью, по существу, ничего не было.

Я в большинстве случаев это большим грехом не считал, однако для успешного ведении дел глупость клиента могла служить серьезным препятствием.

Краем глаза мне удалось заметить, что другие женщины с интересом наблюдали за моей реакцией. Их явно интересовало, пойму ли я, что такое Кайен Проуз, и если пойму, то как скоро. Не исключено, что при этом они испытывали ко мне неприязни больше, чем к своей подруге. Ведь все они, так или иначе, жили жизнью Кайен.

Кайен, погрузившись в раздумья, с ответом не торопилась. Впрочем, вполне вероятно, что она тем самым предоставляла мне возможность еще раз хорошенько оценить то, от чего я отказываюсь.

– Да, знаю, – наконец разродилась Кайен. – Плей, проводи мистера Гаррета ко мне домой. Рафи покажет вам место, где обычно прятался Бик. И если этот урод все еще там, сломайте ему за меня пару костей. Или все, если он откажется вернуть Кипа.

Я хотел было пуститься в объяснения, что мальчишку скорее всего выкрал не ложный Бик Гонлит, но Плеймет меня вовремя одернул. В данном случае это не имело никакого значения. Он сказал, что нам пора двигаться.

Идея была просто прекрасная, потому как, помимо всего прочего, Кайен Проуз оказывала на меня какое-то наркотическое воздействие, и мне казалось, что я постепенно помимо воли становлюсь наркоманом. Таким, каким стал уже мой смуглый приятель.

Я подумал, что если бы личность Кайен не была столь ущербной и не несла бы в себе столько непримиримых противоречий, она вполне могла бы избрать для себя ремесло любовницы. При этом она, несомненно, заняла бы одно из первых мест в рядах этих достойных дам.

То, что Кайен Проуз, несмотря на свою исключительно привлекательную внешность, не поднялась по ступеням социальной лестницы и стала тем, кто она есть, красноречиво свидетельствовало о том, какая дуреха скрывается за этой великолепной оболочкой.

Давным-давно, почти сутки назад Плеймет сказал мне, что мамочка Кипроса Проуза – женщина не совсем обычная, и при этом выразительно покрутил пальцем у виска. И вот теперь, на основе полученной мной информации, я лично убедился, что мой большой друг прав. Но это нисколько не влияло на мое желание немедленно повернуть назад и попытаться заработать для себя несколько очков на будущее.

24

– Что ты думаешь о Кайен? – спросил Плеймет.

– Скажу тебе как на духу, Плей. До этого я никогда ее не видел. Но мне сразу захотелось повалить ее на пол. Через десять секунд мне просто хотелось ее избить. Еще через десять секунд я уже не знал, чего вообще хочу. А в данный момент животная часть моей натуры вопиет, что я обязан вернуться, дабы не упустить счастливой возможности. Во мне бушуют какие-то извращенные силы самоуничтожения, которым я не в силах противостоять.

Плеймет на мои слова не обиделся.

– Именно так на нее реагирует большинство мужчин, – сказал он. – Ты запал чуть быстрее, чем другие. Но ты – это ты. Я уже много лет наблюдаю за Кайен Проуз и думаю, что причина заключена у нее внутри. Все эти обреченные на провал отношения ее совершенно не задевают. Что же касается мужчин, то чем больше им от нее достается, тем больше они из кожи лезут вон, чтобы добиться ее расположения.

Мы шли неторопливо, словно на прогулке. Плеймету было необходимо высказаться. Было ясно, что мой приятель отравлен Кайен. Но сама Кайен Проуз, видимо, была о нем столь высокого мнения, что не давала ему смертельной дозы своего яда.

Люди – весьма странные создания.

– И что все это должно значить? – спросил я только для того, чтобы оставить открытыми форточки его разума.

– Думаю, это значит, что Кайен в весьма слабой степени способна на то, что в совершенстве умеет делать Покойник.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru