Пользовательский поиск

Книга Злобные чугунные небеса. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 14

Кол-во голосов: 0

Такое же отсутствие аппетита поразило Плоскомордого, Плеймета и Паленую. И всем троим эта аномалия тоже крайне не понравилась. Ведь они обычно так любили пожрать.

Что же касается Паленой, она всегда была голодна, как бродячая кошка. Паленая так быстро поглощала все съестное, что даже муравьям ничего не доставалось.

– Кажется, мы имеем дело с очередным изобретением, – пробурчал я. – Новейшая программа сгонки веса для джентльменов и благородных дам.

Теперь в нашем городе не останется ни одного тучного человека.

Очень скоро Паленая взяла след, и мы, с больными головами и пустыми желудками, пустились в путь. Начинало темнеть, но крысючка без труда шла по запаху Кипа. Зрение никогда не было для нее главным, хотя ночью его значение возрастало. В темноте она видела даже лучше, чем Морли, а у того зрение – как у филина.

На сей раз погоня не продлилась и двадцати минут.

Теперь схрон мы обнаружили сразу, несмотря на то, что он оказался не стеной, а всего лишь пристройкой к зданию.

Серебристым эльфам просто не повезло – дом, который они избрали для своих гнусных целей, был прекрасно знаком как Тарпу, так и мне. Но мы не знали того, что увидим рядом с укрытием по меньшей мере два десятка зевак, собравшихся поглазеть на пристройку, которой еще полчаса назад не существовало.

– Эти ребята, – сказал Плеймет, имея в виду эльфов, – не особо соображают, что делают.

– У меня складывается впечатление, что им ничем подобным заниматься не приходилось. Что скажете, если я предложу просто ворваться и захватить мальчишку?

Мне вовсе не хотелось впадать в беспамятство и приходить в себя с головной болью, словно от тяжелого похмелья.

Двух – или трех – раз за день было уже выше крыши.

Несмотря на страдания, что мне пришлось пережить, мальчишка все еще оставался у похитителей. Парень, конечно, был невыносим, но, очевидно, не настолько, чтобы серебристые эльфы его вдруг взяли да и выбросили. Видать, Кип был им действительно очень нужен.

Наверное, головная боль сильно сказывается на мыслительных способностях. Ведь даже на моего друга, темного эльфа Морли Дотса, она оказала точно такое же воздействие, как и на меня. Выслушав подробный отчет о предыдущей схватке, он заявил, что готов идти на штурм.

– Нас всех им не прикончить, Гаррет. Нас шестеро! – Паленая ощетинилась, Морли не включил ее в список. – Всех нас им не завалить.

14

Они завалили всех нас, большинство зевак, некоторое количество случайных прохожих и даже пару-тройку дельцов, которые вели переговоры в соседнем здании и так и не узнали, что их сразило.

На сей раз я пришел в себя быстрее, зато голова раскалывалась гораздо сильнее. Первое, что я увидел, открыв глаза, был мой работящий дружок Морли Дотс. Как и раньше. Однако теперь он сидел, сжав виски ладонями, и, судя по его виду, делал все, чтобы не завопить от боли. Впрочем, не исключено, что темный эльф размышлял обо всех прелестях самоубийства.

– Теперь мы понимаем, почему тебя не произвели в генералы во время последней драчки с Венагетой.

Учитывая хилые боевые заслуги многих наших генералов, заработавших звезды по праву рождения, Морли скорее всего не выпал бы из общей картины.

Морли провыл нечто невнятное о том, что, мол, это я все придумал, а потом обратился ко мне с мольбой говорить потише.

– Щенок! Я просыпаюсь в таком состоянии три-четыре раза в неделю и при этом продолжаю функционировать. Скажи-ка лучше, почему все эти люди так орут?

Не испытавшие удара темноты соседи высыпали на улицу. В обычных обстоятельствах их голоса показались бы мне совершенно нормальными. Но обстоятельства были, как выяснилось, абсолютно необычными.

Все пялились в небо.

Я тоже поднял глаза и успел заметить, как большой сверкающий объект в форме диска скрывается за крышами ближайших домов.

– Что за дьявольщина?! – воскликнул я, вопросительно глядя на Морли. – Впрочем, можешь не отвечать, и так все ясно. Твои соплеменники только что улетели на одном из сверкающих огней, вызвавших столь живой интерес бездельников-обывателей.

– Соплеменники? Эти типы не имеют к эльфам никакого отношения. Ни к одному из эльфских видов. Рты и глаза у них абсолютно неправильные. Даже зубы не такие, как у нас. Скорее всего это деформированные представители человеческого рода, прибывшие откуда-то издалека. Так что займись своими сородичами, Гаррет. Мы имеем дело не с эльфами.

Плеймет оклемался и спросил в промежутке между стонами:

– Мы сумели его вернуть?

– Кого? Кипа? Мы даже краем глаза его не видели. Посмотрим-ка лучше на наши трофеи, может, у этой шлюхи Судьбы все-таки окажется золотое сердце.

Нам удалось собрать несколько обрывков серебристой ткани и с десяток других предметов разной формы и совершенно неизвестного назначения. Наши находки включали несколько разорванных мешочков, изготовленных из тонкого, как бумага, серебристого материала. Кроме того, там имелись какие-то серые и гладкие камнеподобные предметы повторяющихся форм и размеров. Впрочем, на ощупь у этих штук с камнями ничего общего не было. На большинстве артефактов были пометки зеленого, красного и желтого цвета. Пометки напоминали шрифт, но с этим алфавитом ни один из нас знаком не был.

Один из ребят Морли явился с пакетом, которые супостаты еще не успели открыть. В нем были два бисквита, весьма смахивающие при ближайшем рассмотрении на большие овсяные печенья с сильным запахом черной патоки на основе сорго.

– Еда, – сказал Плеймет. – Мы не дали им доесть.

– А я не прочь и перекусить, – объявил о своем возвращении к жизни Плоскомордый. – У нас еще сохранилась та корзина с сыром? – Он потер лоб и огляделся по сторонам.

Болевой порог Плоскомордого был потрясающе высок, и Тарп, судя по его виду, только сейчас к нему подобрался.

– Что, собственно, случилось? – поинтересовался Плоскомордый и принялся пожирать овсяные бисквиты эльфов.

Расправился он с ними настолько быстро, что никто не успел и рта открыть, чтобы напомнить о том вреде, который может причинить здоровью неизвестная пища.

На его вопрос никто не ответил – ответа ни у кого не было.

– Гляньте-ка! – раздался чей-то визг, и секунду спустя половина зевак уже тыкала пальцем в небо.

Серебряный диск вернулся. При этом он очень спешил.

Он мчался на юг, а его движение сопровождалось громовым грохотом.

– А вот и еще один! Совсем другой!

Один за несколько мгновений превратился в три. Но эти леталки на диски уже не походили. Они скорее напоминали наполненные газом сверкающие шары. Нечто похожее, впрочем, гораздо меньших размеров, мне доводилось видеть на болотах Южных островов, когда мы сражались с венагетами.

Сверкающие шары преследовали серебряный диск.

– Я несколько недель слушал рассказы об этих штуковинах, – пробормотал Морли, – и склонялся к тому, что они продукт массовой истерии.

Я огляделся в поисках более удобного наблюдательного пункта. Мне хотелось получить обзор на запад в сторону городского центра. Или, точнее, в сторону Холма, поскольку только его обитатели были способны на подобные фокусы.

Устраивая свары, они в своих разборках пускались на рискованные магические эксперименты, в результате которых страдали простые граждане.

– А тебе не кажется, Гаррет, что это вернулись твои дружки, безработные боги?

Подобная мысль мне в голову не приходила.

– Сомневаюсь, – ответил я. – Те были более сдержанными и высовывались, только когда их хотели видеть. А для того, чтобы их увидели неверующие, надо было затратить огромные усилия.

– Сдается мне, что и эти ребята предпочли бы остаться невидимыми, если бы им предоставили такую возможность.

В их компании происходят какие-то события. События эти, видимо, настолько серьезны, что им пришлось пожертвовать секретностью.

– Наверное.

Мне казалось, что Морли прав. Если вы иностранец, то, следуя элементарной логике, не станете носиться по незнакомому городу, привлекая всеобщее внимание. Вы пойдете на это лишь в случае крайней необходимости.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru