Пользовательский поиск

Книга Злая судьба. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - ГЛАВА 26 1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА

Кол-во голосов: 0

— Спасибо, Майкл. Ты очень хороший друг. А теперь, доктор, я могу и умереть.

— Пусть это произойдет без свидетелей, — сказал Вачел, указывая на дверь.

Майкл кивнул и направился к дверям.

Однако Пратаксис расстался с жизнью раньше, чем Майкл успел выйти.

— Боги, спасите короля, — едва слышно прошептал Дерел запекшимися губами, и его не стало.

Майкл долго бродил в одиночестве. Пратаксис был здесь его последним другом. Теперь он остался один во враждебной стране, в окружении все возрастающего числа ненавидевших его людей. Ему долго не прожить, если он останется здесь и вступит с ними в открытую борьбу.

Майкл не боялся. Страх смерти был ему неведом. Но он оставался в одиночестве, а одиночество было тем врагом, с которым он не знал как справиться.

В конце концов он отправился в жилище Пратаксиса, чтобы подготовить к отправке манускрипты покойного друга.

Там и нашел его посыльный от королевы. Была уже глубокая ночь, молнии разрывали небо, а по улицам катились потоки дождевой воды.

— Королева желает видеть вас в палате для аудиенций, капитан. Ее величество приказала сообщить, что там состоится совещание, посвященное разработке планов на будущее.

Майкл поднялся с койки Дерела. Несмотря на те огромные богатства, которые проходили через его руки, Пратаксис вел спартанский образ жизни.

— Передай её величеству, что я скоро буду у нее.

ГЛАВА 26

1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА

Браги пришел в себя как-то сразу, словно его выкинули через внезапно распахнувшуюся дверь. Еще мгновение тому назад он был без сознания — и вдруг проснулся, как от толчка. Оглядевшись вокруг себя, он обнаружил, что находится в большой, прекрасно меблированной комнате. За окнами стоял ясный день, а воздух в помещении был теплым и влажным. Браги попытался подняться, но мышцы отказывались ему служить. Почувствовав острую боль в груди, он снова откинулся на спину.

В тот же миг в комнату вошел какой-то человек. На нем была форма унтер-офицера со знаками различия одного из легионов Западной армии Шинсана. Унтер взглянул на Браги и вышел, не сказав ни слова.

Итак, я — пленник, подумал Рагнарсон. Видимо, для меня уготовано нечто специальное.

Скорее всего меня станут мучить. Долго и изобретательно. Мгла все время твердила ему о том, что тервола не прощают своих поражений.

В его памяти стали возникать подробности битвы. Он снова ощутил запах пота и страха. К нему вернулись мысли о Кавелине, о том, какая тяжкая судьба теперь ожидает королевство. Его раздирало чувство безысходного стыда. Он должен был это предвидеть. Но вместо того, чтобы хорошенько подумать, он снова сделал рискованную ставку, понадеявшись на свое легендарное везение. Однако на сей раз удача от него отвернулась. И заслуженно. Только дураки уповают на везение, а умные люди лишь пользуются случаем, когда судьба поворачивается к ним лицом, но не строят на этом свои планы.

Интересно, где я, спрашивал он себя. Для Шинсана здесь слишком жарко.

Открылась дверь. Первым в помещение вошел уже знакомый ему унтер-офицер, а следом за ним — два тервола без масок. Один из них — невысокий и широкоплечий — имел знаки различия командующего армией. Браги удивился, поскольку лорд Хсунг, как и большинство тервола, был высоким и стройным человеком.

Более рослый тервола приподнял одеяло, прикрывающее обнаженное тело Рагнарсона, и ткнул пальцем в левый бок пленника. Браги зашипел, скривившись от боли.

— Все ещё болит?

— Немного.

— Так и должно быть. У вас сломано шесть ребер и пробито легкое. Не считая множества порезов, царапин, ушибов и, естественно, сотрясения мозга. Одним словом, вы являли собой серьезный вызов моему искусству. Он может говорить, лорд Ссу-ма. Пригласите меня, когда он утомится. Я дам ему снотворное. Ему ещё надо побыть в постели, а он представляется мне типом, который тут же вылезет из нее, если мы ему это позволим.

Невысокий тервола кивнул, знаком руки позволил своему спутнику удалиться и присел на стоящий рядом с кроватью Браги круглый табурет.

— Некоторое время нам казалось, что мы вас все-таки потеряем, — сказал он.

Рагнарсону показалось, что он уже где-то слышал этот голос.

— Ах да. Позвольте представиться. Лорд Ссу-ма Ших-кай. Мы встречались в Лиаонтунге в тот день, когда покончили с Избавителем.

— Теперь я вспомнил. Но вы тогда не говорили на…

— Я очень способен к языкам. Переводчики иногда утомляют.

— Совершенно верно.

— У вас, видимо, масса вопросов. В первую очередь вас должно интересовать, где вы находитесь. Отвечаю. Вы в Аргоне, куда я перевел штаб Западной армии. Мы беспокоим армию Матаянги с флангов. Что еще?

— Но почему?

— Простите, я вас не понял.

— Почему я здесь? Почему все ещё жив? Ведь в ваших списках я уже много лет стою под первым номером на уничтожение как самый ненавистный враг.

— Может быть, в чьих-то списках ваше имя и значится, но в моем его нет. А здесь вы потому, что спасли мне жизнь. Жизнь за жизнь, как говорится. Таким образом, вы отныне — гость Империи. С одобрения принцессы, естественно.

Рагнарсон предпринял попытку принять сидячее положение, но снова не смог этого сделать. Ших-кай не только помог ему сесть, но и подложил подушки под спину.

— Так лучше? — спросил он.

— Значительно лучше. Но что произошло? Я был уверен, что прижал Хсунга к стене. Он вел себя как последний осел. Я прикарманил бы Тройес, прежде чем он успел бы что-либо сообразить.

— Так вы действительно ничего не знали? То же самое говорили и пленные, но мы им не поверили. Лорд Хсунг был смещен с весьма печальными для него последствиями, если можно так выразиться. Меня назначили на его место, видимо, уже после того, как вы потеряли связь с Майсаком. Я остановил наступление на Хаммад-аль-Накир, как мне приказала принцесса, а ваше передвижение на севере не прошло мимо моего внимания. Я соорудил ловушку, в которую едва сам не угодил. Я не принимал участия в войнах на западе и поэтому не смог правильно оценить значение вашей конницы. Если бы сражение началось немного раньше, мы вполне могли поменяться ролями. Более того, если бы ваша последняя кавалерийская атака не кончилась столь печально, ситуация могла бы резко поменяться.

— Они бежали. Я это смутно помню. Самые лучшие бойцы, которые у меня когда-либо имелись. Ударились в панику в тот момент, когда требовалась железная дисциплина.

— Все могло обернуться по-другому, если бы их командир не погиб в самом начале атаки.

— Гжердрам? Да, теперь я припоминаю, что кто-то сказал мне, что он погиб. Возможно, вы и правы. Останься он живым, он повел бы их на ваш штаб… Впрочем, какое это теперь имеет значение? Все кончено. Я проиграл. Кавелин проиграл. Я вел себя как последний дурак и своими руками передал врагам все, что они желали получить.

— Мы все иногда ошибаемся.

— Если ошибаюсь я, то ошибаюсь капитально. Но одно я не могу понять. Я не понимаю, почему вы не использовали Силу. Вы нас окружили, деваться нам было некуда. Вам надо было использовать всего парочку заклинаний из вашего арсенала… Мы ничего не смогли бы сделать. Вы же вместо этого гнали вперед пехоту, которую мы едва не истребили полностью. И это в то время, когда в Империи на счету каждый солдат. Матаянга…

— Да, это, вне сомнения, должно было вас удивить. — Ших-кай поднялся с табурета и принялся мерить шагами комнату. — Я не прибегал к помощи Силы потому, что получил запрет. Принцессе было велено Силу в сражении не использовать.

— Но кто может приказывать принцессе?

— Приказа как такового не было. Скорее, мы можем назвать это советом. Ваш чародей посоветовал ей не прибегать к помощи силы.

— Вартлоккур?

— Да. Он обещал не вмешиваться, если мы не станем использовать Силу. Я не понял это тогда и не стану притворяться, что понимаю сегодня. Он был рядом с вами по меньшей мере десять лет. Почему он вдруг вас бросил?

89
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru