Пользовательский поиск

Книга Злая судьба. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - ГЛАВА 19 1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА РОЖДЕННЫЕ ДЛЯ ТРЕВОГ

Кол-во голосов: 0

— Простите, госпожа. Я не расслышала.

Оказывается, она думала вслух. Весьма опасная привычка. Браги был совершенно прав, когда говорил, что и у стен есть уши. И все этот треклятый Майкл Требилкок… Тельма видела, как он несколько часов тому назад болтался в зале неподалеку от покоев королевы.

Тени удлинились ещё больше. Закат безумной мечты, подумала Ингер. Какая адская мука это чувство ужаса, которое она постоянно испытывает. Сумеют ли владетели защитить ее? Ведь они уже столько раз нарушали свои клятвы. Доверять им нельзя.

Заговорщики Нордмены очень хорошо помогли ей, приняв нужный закон о престолонаследии. Тем не менее многим из них предстоит умереть, когда здесь появится Дейн. Кроме них, в могилу должны уйти Абака, Требилкок и им подобные. Если этого не сделать, подручные Браги вернутся, чтобы повторить все сначала.

Ингер прекрасно понимала состояние мужа. Все эти Нордмены — клубок ядовитых змей.

— Миледи, ваш ужин стынет, — сказала Тельма. Она суетилась вокруг стола, делая все, чтобы еда не остыла.

Ингер махнула рукой, отсылая служанку прочь:

— Нет, нет. Я не могу. Я не голодна.

— Но вам необходимо поесть, миледи. Вы не съели ничего существенного со вчерашнего дня.

— Унеси все это, Тельма. Может быть, завтра я проголодаюсь.

Тельма, казалось, была возмущена.

— Как прикажете, миледи, — сухо произнесла она и позвонила в колокольчик. Появились её помощницы и принялись поспешно уносить тарелки. Ингред улыбнулась. Женщины хотят насладиться деликатесами, пока те не остыли.

В комнату ворвалась девушка, которую, насколько помнила Ингер, звали Карол.

— Миледи… — выдохнула она.

Ингер видела лишь силуэт на фоне распахнутой двери — девушку била дрожь.

— В чем дело?

— Тельма… А также Марта и Зил. Им плохо. Вам лучше взглянуть самой.

Ингер поднялась. Предчувствие чего-то ужасного заставило её взять себя в руки. Что теперь?

Все три женщины находились в тесной каморке Тельмы. Ингер протолкалась сквозь толпу собравшейся у дверей прислуги. Из комнаты до неё доносились душераздирающие стоны. Едва переступив через порог, Ингер все поняла.

Тельма принесла ужин в свое жилище, чтобы разделить его с подругами. Полупустые тарелки были разбросаны по полу. Одна из них валялась вверх дном, вторая разбилась при падении. Все три женщины лежали свернувшись клубочком и прижав руки к животу.

— Тельму рвет кровью, леди, — произнес кто-то.

Ингер прикрыла лицо ладонями. Она задрожала, ощутив за своей спиной ледяное дыхание смерти. Звуки, которые издавали лежащие женщины, били по нервам королевы.

— Кто-нибудь догадался позвать доктора Вачела? — прохрипела она.

— Да, леди.

Но Ингер понимала, что пользы от лекаря не будет. Они умрут. Пища, наверное, наполовину состояла из отравы. Какой яд действует столь жестоко? Мышьяк? Какое бы вещество ни использовал отравитель, он даже не пытался действовать тонко. Совсем напротив, он — или она — хотели, чтобы их намерение было выражено четко, ясно и не вызывало бы никаких сомнений. Ингер снова задрожала. Нет, отравители ничего не хотели ей этим продемонстрировать. Они хотели убить её. Ведь ужин предназначался королеве!

Появился доктор и разогнал всех, кроме Ингер. Осмотрев трех женщин, он сказал:

— Для них я ничего не могу сделать. А как вы? Вы принимали эту пищу?

Ингер отрицательно помотала головой. Она не была уверена в том, что, начав говорить, сможет остановиться. Все её страхи и сожаления были готовы вырваться наружу.

— Всего лишь оглушены случившимся?

Ингер в ответ утвердительно кивнула.

— Я дам вам кое-что успокоить нервы, — сказал доктор, смешивая в высокой кружке какие-то микстуры. — Выпейте.

Она сделал глоток. Жидкость на вкус оказалась просто отвратительной. Ингер в ужасе отбросила кружку, но та не разбилась. Королева уставилась на глиняную посудину так, словно это был ядовитый паук.

Вачел проводил её в спальню и уложил в постель.

— Надеюсь, вы чувствуете себя уже лучше?

Королева ощутила приятную расслабленность, и её начало клонить ко сну.

— Да, — прошептала она.

— Вы ничего не хотите мне рассказать?

Она отрицательно покачала головой и в свою очередь спросила:

— Это был яд?

— Да. И в очень большом количестве. Предназначался для вас, не так ли?

— Почему вы так решили? — снова задрожав, спросила она.

— По тому, как вы отшвырнули кружку, проглотив успокоительное снадобье.

— Да. Яд предназначался мне. Что же теперь мне делать?

— Внимательно проверяйте все, что пьете или едите. Постарайтесь припомнить всех, кого вы когда-либо оскорбили. Попросите супруга, чтобы он пустил по следу убийц Майкла.

— Майкла? — горько усмехнулась она. — Нет, нет. Майкла не надо. Я позабочусь обо всем сама.

— Есть ли у вас враги среди женщин?

— Женщин?

— Яд, как правило, является женским оружием. В наши дни по крайней мере. Во времена Империи ядом пользовались колдуны и при этом гордились тем, что делают это весьма изящно. В нашем случае нет даже намека на изящество. Здесь же тонкости столько, сколько в охоте на муху с помощью боевой секиры. Как вы себя сейчас чувствуете?

— Спокойно. Очень хочется спать.

— Вот и хорошо. Сон вам необходим. Но прежде скажите, что мне делать с этими женщинами.

— Неужели они действительно умрут?

— Они уже мертвы, — сказал Вачел. Обычно доктор не отвечал столь прямолинейно. Но сегодня он был страшно огорчен, так как терпеть не мог убийств.

— Похороните их. Все расходы я беру на себя. И прошу, не говорите никому о том, что случилось…

Стены комнаты вдруг начали вращаться. Ингред снова ощутила страх — но на сей раз не очень сильный. Затем она погрузилась в темноту.

ГЛАВА 19

1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА

РОЖДЕННЫЕ ДЛЯ ТРЕВОГ

Пратаксис нашел Требилкока в дворцовой библиотеке, когда тот что-то нашептывал одному из гвардейцев.

— Ничего не получилось, Майкл.

— Можешь идти, Снейк, — сказал он часовому и, выждав несколько секунд, продолжил:

— Именно такого рода провалы люди называют гримасами судьбы.

— Я не стыжусь признать, что мне сильно не по себе, Майкл. Как теперь поступит король?

— Не исключено, что он вообще останется в неведении. Во всяком случае, пока он ничего не слышал. Ее апартаменты сейчас плотно запечатаны. Внутри и снаружи расставлены часовые из итаскийцев. Насколько мне известно, обо всем знает лишь Вачел. Он помог избавиться от тел, но встревать в какие-либо интриги — вовсе не в его характере. Возможно, что наш лекарь — единственная аполитичная личность во всем королевстве.

— Но это не удержит его от того, чтобы не пожаловаться королю.

— Скорее всего действительно не удержит. Но меня это не тревожит.

— Вачел уже стар. Никто не удивится, если он вдруг…

Майкл не мог скрыть своего изумления.

— Нет, Дерел. Только не Вачел. У нас нет для этого достаточно веских причин. Похоже, что ты по-настоящему испугался. Или я не прав?

— Рагнарсон в отношении женщин всегда ведет себя очень странно, мягко говоря — нерационально. Сейчас же в наши дела вовлечено такое количество дам, что я просто отказываюсь предсказывать его возможное поведение.

Майкл неодобрительно посмотрел на Дерела: видимо, не зря он всегда подозревал, что этот человек — женоненавистник.

— Продолжай.

— В последние несколько месяцев в центре всех событий в этом королевстве оказываются женщины. Непанта. Мгла. Ингер. Кристен. И наконец, это воздушное создание Ширили. Каждая из них тянет короля в свою сторону, и каждая представляет собой серьезную опасность. Непанта стоила нам помощи Вартлоккура. Мгла вначале едва не прикончила его, а потом убыла, лишив нас своей поддержки. Ингер вообще ведет себя как бешеная собака. Кристен, в своем желании видеть сына кронпринцем, возможно, участвует в заговорах, которые не идут нам на пользу. Она просто не может быть той невинной овечкой, которой старается казаться. А эта самая Ширили полностью отвлекала его от государственных дел в то время, когда корабль королевства необходимо постоянно держать на нужном румбе.

63

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru