Пользовательский поиск

Книга Заклятие Черного Кинжала. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 39

Кол-во голосов: 0

Табеа бросила взгляд на Арла, но Сараи даже не пришлось характеризовать подручного «Императрицы» — Канцлер, пряча крысиную физиономию, на четвереньках полз в сторону лестницы, стараясь как можно скорее исчезнуть с глаз долой.

Но Сараи не перерезала ему горло, хотя имела полное основание сделать это. Похоже, что Леди Калтон не столь кровожадна, как, по слухам, был ее папочка.

— Вы собираетесь меня убить? — спросила Табеа. Сараи по-кошачьи мигнула и быстро ответила:

— Полагаю, нам следовало бы это сделать. — Табеа показалось, что Сараи потрясена не столько ее вопросом, сколько своим ответом. — Ведь ты как-никак убийца. Но, принимая во внимание некоторые исключительные обстоятельства, думаю, что я и мой отец, выступая от имени Верховного Правителя, могли бы удовлетворить просьбу о помиловании и ограничить наказание ссылкой, но при одном условии. Ты должна сдаться немедленно и не вынуждать нас причинять дальнейший ущерб Этшару и его гражданам, сражаясь с тобой.

— Ах вот как, значит, вы «думаете», — передразнила ее Табеа. — А что будет, если я не сдамся? Я видела, как вы двигаетесь, у вас быстрые реакции, и вы владеете Черным Кинжалом, но я все же быстрее и сильнее вас. Ваши маги и я способны нейтрализовать друг друга. Так согласны ли вы вступить со мною в единоборство и попытаться убить здесь и немедленно?

— Что ты, конечно, нет — снова усмехнулась Сараи. — В этом нет нужды. Я хочу всего-навсего увести отсюда моих сторонников, на что, как ты понимаешь, я вполне способна. После этого мы разрешим нашим чародеям и демонологам испробовать на тебе кое-какие заклинания. Не исключено, что мы предпочтем просто выжидать.

— Выжидать чего? — спросила Табеа, потрясенная хладнокровной уверенностью, с которой эта женщина говорила о заклинаниях и демонах. «Императрица» еще могла противостоять волшебству — ее жизненные силы превосходили силы по меньшей мере трех волшебников. Она по-прежнему не боялась ворлоков. Но перед остальными видами магии, не владея Кинжалом, она была бессильна.

— Пока до тебя не доберется Клокочущая Погибель, — ответила Сараи, указывая на бурлящую жижу. — К сожалению, прикончить тебя с ее помощью сразу нам не удалось. Но она будет распространяться до тех пор, пока тебя не достанет. Если, конечно, мы не используем контрзаклинание, чтобы остановить ее.

Совершенно сбитая с толку Табеа посмотрела на вонючую лужу. Как только она отвернулась, обе волшебницы и здоровый ворлок бросились к лестнице. Вслед за ними поплыл по воздуху, поддерживаемый магической силой собрата, раненый маг.

«Ну и пусть убираются, — подумала Табеа. — Все решится в схватке между мною и этой выскочкой».

На первый взгляд Сараи была совершенно в себе уверена. Но так ли это на самом деле? Вид убегающих магов напомнил Табеа о ее талантах волшебницы. Сейчас, когда одновременно возникло столько проблем, она просто забыла о своих магических возможностях.

— Значит, это вещество будет распространяться? — спросила «Императрица».

— Конечно, — ответила Сараи. Однако теперь, подключив свои способности улавливать ложь, Табеа почувствовала, что слова противницы — полуправда. Сараи что-то скрывает.

— И оно направлено только против меня?

— Да, — сказала Сараи, но Табеа знала, что сейчас ее враг просто лжет.

— И оно не остановится до тех пор, пока вы не прибегнете к контрзаклинанию?

— Не я, а чародеи, которые на нас работают.

И в этом ответе Табеа почувствовала привкус неправды. Все заявления Сараи — сплошная ложь и обман. За исключением, пожалуй, слов о том, что чародейство способно ее убить. Табеа стояла между Сараи и ближайшей лестницей, остальные выходы находились на противоположной стороне тронного зала. Сараи могла двигаться быстро, но Табеа считала себя более быстрой. У Сараи был Черный Кинжал, но Табеа он нужен больше. Только он защитит ее от чародеев.

Она убила Гильдмастера, и даже если Лорд Калтон с дочкой проявят милосердие, Гильдия Чародеев ее никогда не простит. Табеа в этом не сомневалась. Они не разделались с ней только потому, что опасались Кинжала. Маги еще не пронюхали, что волшебное оружие у Сараи. Табеа припомнила, как удивились присутствующие здесь волшебники, узнав, что эта проклятая аристократка овладела Черным Кинжалом. Значит, Гильдия Чародеев тоже не знала об этом.

Да, она может уступить в схватке Леди Сараи, но у нее по крайней мере появятся хоть какие-то шансы. Если же Черный Кинжал вернуть не удастся, ее смело можно считать покойницей.

И Табеа прыгнула.

Глава 39

Сараи, стоя на ступенях, следила за тем, как Тенерия исцеляет раненого ворлока, и одновременно наблюдала за тем, как Клокочущая Погибель пожирает сосуд, которым ее прикрыли по распоряжению «Императрицы». Ее обостренные чувства подсказывали, что Табеа вот-вот ударится в панику и что ситуация становится критической.

Самозванку необходимо устранить, а Клокочущую Погибель остановить.

Чародеи справятся с Табеа, как только узнают, что магическое оружие украдено. Оставалось только сообщить об этом Тобасу или даже Караниссе с Тенерией.

Остановить Клокочущую Погибель будет гораздо труднее. Но может быть, Черный Кинжал нейтрализует это заклинание.

Может быть, он погасит вонючую клокочущую мерзость? Ну что ж, надо попытаться что-нибудь предпринять, если Табеа выйдет из зала. Но в этот момент до Сараи дошло, что есть проблема, о которой следовало бы подумать гораздо раньше, — тащить Кинжал в тронный зал, прямо в руки Табеа, глупо и очень рискованно. Если самозваная «Императрица» почувствует, что нож находится где-то рядом…

В следующий момент девушка услышала:

— Арл, приведи сюда этих людей!

Забавный маленький человечек, исполняющий роль мажордома, оглянулся:

— Каких людей, Ваше Величество?

— Тех, что стоят у лестницы. Эй вы, там! Подойдите-ка!

Сараи проклинала себя за глупость. Чуть раньше, когда еще была такая возможность, следовало ускользнуть, отправиться в Дом Гильдии и все рассказать чародеям.

— Станьте в ряд, — распорядилась Табеа. И, неожиданно обернувшись к Тенерии, она проорала: — Занимайся своим делом!

— Слушаюсь, Ваше Величество, — ответила Тенерия.

— Вот вы, — сказала Табеа, указывая на Караниссу, — подойдите ближе.

Венгару она тоже приказала приблизиться. А затем, обернувшись и ткнув пальцем прямо в Сараи, узурпаторша добавила:

— И ты, Фареа.

На мгновение Сараи замерла. Каким образом Табеа ее узнала? Ведь у «Фареа» было совсем другое лицо.

Но она тут же сообразила — ее выдало то, что неизбежно выдавало всех. Запах.

Сараи следовало это учесть, ведь она сама теперь многое определяла по запаху, хотя в отличие от Табеа убила только одну собаку.

Впрочем, метод идентификации значения не имел — важно то, что ее узнали.

Но Табеа не может знать абсолютно все. Ей неизвестно, кто на самом деле «Фареа», она не имеет полного представления о происходящем. У нее есть магические способности, ее чувства обладают нечеловеческой остротой, но она — не ясновидящая. Однако, если позволить ей овладеть ситуацией, все пропало! Табеа вернет Кинжал и убьет Турина, Тенерию, Караниссу и Венгара. Она позволит Клокочущей Погибели расширяться бесконтрольно — Сараи считала, что действие заклинания легче остановить, пока бурлящая лужа еще не так велика.

Но что же ей делать, какой у нее выбор? Видимо, только блефовать. Вот уже четыре года она убеждает людей говорить правду. Может быть, и сейчас удастся уговорить самозванку сдаться?

Итак, другого пути нет.

— Не думаю, что это целесообразно, — произнесла Сараи и, пытаясь произвести впечатление, небрежно уронила руку на Черный Кинжал.

Поначалу все шло так, как надо. Ей удалось отразить первую атаку Табеа и устранить угрозу, пусть и небольшую, со стороны Арла. Краткое смущение «Императрицы» позволило четырем магам скрыться.

Но момент очередного нападения Сараи проморгала и едва успела отпрыгнуть в сторону. На сей раз она не подготовилась к атаке. Кроме того, «Императрица» выглядела такой крошечной и безобидной — трудно было постоянно помнить о том, как она голыми руками разрывала на части сильных мужчин.

71
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru