Пользовательский поиск

Книга Военачальник поневоле. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 36

Кол-во голосов: 0

Глава 36

После смерти слуги заседание продолжалось недолго. Советники замкнулись в себе, а Вонд, похоже, уже выплеснул свой гнев. В конце концов он согласился на то, чтобы Имперский Совет продолжал работу в своем настоящем составе, но подчеркнул, что тот существует только благодаря его безграничной милости. Император подтвердил свое право в любое время смещать членов Совета и отменять его решения.

Последнее никогда не подвергалось сомнениям, но у членов Совета хватило ума не упоминать об этом.

Затем Стеррен совершил длительную прогулку.

Становится ясно, что Вонд начинает терять над собой контроль. Величественные здания, процветающая Империя, богатые урожаи скрывали этот прискорбный факт, но кошмарная смерть Илдирина сделала все очевидным.

Ни о каком предупреждении речи быть не могло, более того, Стеррен решил, что надо сделать все, чтобы как можно скорее устранить ворлока.

В тот вечер Вонд ужинал в Большом Зале. По правую руку от него сидел Стеррен. Ворлок, которого мало занимали вопросы еды, питался в личных апартаментах, но на сей раз он решил дать формальный ужин. Император, канцлер и члены Имперского Совета восседали за верхним столом, остальные придворные расположились за тремя столами внизу.

— Ваше Величество, не кажется ли вам, что вы слишком давно не вершите по-настоящему эффектных магических действий, — произнес Стеррен, жуя яблоко.

— Разве? — покосился на канцлера ворлок.

— В последнее время самым вашим впечатляющим достижением было мощение дорог. Это полезно, кто спорит, так же как и регулирование погоды. Но вы уже несколько месяцев не демонстрируете ничего зрелищного.

— Озарение небес по ночам недостаточно зрелищно?

Стеррен притворился, что размышляет над этим вопросом.

— Это уже не ново, — признался он, — все привыкли к ночному освещению.

— А почему я постоянно должен потрясать чье-то воображение? — спросил Вонд.

— Чтобы напомнить людям, на что способен их император. Если перед вами будут испытывать благоговейный трепет, которого вы заслуживаете, вам не придется беспокоиться об измене, и у нас не будет неприятностей, подобных утренней встрече на Совете.

Вонд покачал головой.

— Кроме того, мне кажется, — продолжил Стеррен, — вам и самому не хочется растрачивать могущество по пустякам.

— Да, — согласился ворлок. — По совести говоря, в последнее время я несколько нервозен. Наверное, потому, что я недостаточно пользуюсь магическими способностями. Ведь Сила для того и существует, чтобы ею пользовались. Она всегда со мной, здесь в глубине мозга, и я так ясно чувствую ее... — Он замолчал, не закончив фразы.

Стеррен подбадривающе кивнул.

— Что бы вы могли посоветовать? — спросил ворлок.

— О, не знаю... Может быть, сдвинуть гору?

Вонд презрительно фыркнул:

— Вначале мне придется ее возвести. Во всей Империи нет ни одной горы.

— Не надо гор, — махнул рукой Стеррен. — В нескольких лигах отсюда находится край Мира. Может, вы могли бы что-нибудь с ним сделать?

— Например?

— Предположим, немного отогнуть и посмотреть, что находится внизу. Вам это по силам? Я слышал множество фантастических историй о том, что удерживает Мир от падения в Нижнее Пространство. Может быть, действительно стоит заглянуть под край и принести кусочек того, на чем покоится Мир?

— А разве там есть что-нибудь? — спросил Вонд.

— Этого никто не знает.

Вонд задумался, он был явно заинтригован.

На следующее утро, десятого дня месяца Сбора Урожая Стеррен пробудился, плавая в воздухе за открытым окном своей комнаты.

— Доброе утро! — весело поприветствовал его парящий рядом Вонд. — Я решил, что вам будет интересно заглянуть со мной за край Мира.

Стеррен нервно покосился вниз. На такое он не рассчитывал.

— Доброе утро! Надеюсь, вы хорошо спали?

Вонд помрачнел:

— По правде говоря, нет. И все эти сны... не помню точно, но снилось мне нечто весьма неприятное. — Его лицо прояснилось, и он добавил: — Не стоит беспокоиться! Итак, мы отправляемся на край Мира!

Канцлер постарался скрыть отсутствие энтузиазма и повернулся в воздухе так, чтобы видеть, куда летит.

Они быстро миновали замок Семмы и несколько лиг фермерских земель, за которыми началась пустыня.

Внизу и во все стороны, насколько хватало глаз, простирались желтые песчаные дюны, прорезанные редкими полосками жесткой травы.

Позади постепенно исчезали вдали башни Цитадели.

Впереди же вообще ничего не было видно. Край Мира был окутан желтым туманом.

К удивлению Стеррена, это оказался очень редкий золотистый туман, который был бы просто не виден в любом замкнутом пространстве. Но здесь он заполнял бесконечность, поэтому, если у края Мира что-то и находилось, увидеть это что-то было невозможно.

— Может быть, мы сможем подняться над туманом? — осведомился сверху Вонд.

— Понятия не имею.

— Хочу попытаться.

С этими словами ворлок начал набирать высоту, увлекая за собой Стеррена.

Молодому человеку казалось, что они поднимаются уже много часов; дымка становилась разряженной, впрочем, как и воздух, которым им приходилось дышать. Небо постепенно темнело. Одновременно усиливался холод. Вскоре Стеррена начала бить такая дрожь, что он едва смог выдавить из себя протестующий вопль.

Они все-таки поднялись над тем, что представлялось им желтым туманом, и неслись теперь над бесконечным желтым морем. Сзади открывался вид на Малые Королевства. На западе виднелась горная цепь, отделявшая буйную зелень побережья от блеклой растительности восточных равнин. И дальше до самого горизонта бескрайний океан. На востоке белели опаленные яростным солнцем пески пустынь. На юге, куда они летели, по-прежнему ничего не было видно, кроме золотистой дымки.

Увидев, как клубы тумана заворачивают за юго-восточную оконечность Мира, Вонд сдался.

Когда они вновь достигли теплой плотной атмосферы обычного мира, он заметил:

— Я никогда так высоко не забирался. Производит впечатление, не так ли?

В отличие от Вонда он не обладал сверхъестественной силой, способной обогреть его или дать больше кислорода из разреженного воздуха. Когда Вонд начал снижаться, Стеррен уже едва дышал. На его лице и руках осел иней.

Заледенелые мышцы не повиновались, и Стеррен ничего не ответил.

Когда они приземлились, Вонд направился к краю, а молодой человек остался ждать его на вершине небольшой дюны.

Край оказался обычным обрывистым утесом.

Единственная его особенность состояла в том, что он простирался в обе стороны насколько позволяли взгляд и легкая золотистая дымка.

Вонд заглянул вниз.

— Ничего не видно! — крикнул он, не оборачиваясь. — Везде этот треклятый туман!

Стеррен осторожно подобрался к краю и вытянул шею. Ничего. Одна золотая дымка.

— Ждите здесь, — бросил ворлок и решительно нырнул вниз.

Минуту спустя он опустился рядом со Стерреном и выдавил:

— Там совсем нет воздуха! Я не мог дышать! Кроме того, желтая мразь воняет и обжигает горло!

Стеррен посмотрел вверх, потом вниз:

— Интересно, почему густой туман держится с одной стороны, а воздух — с другой? Что их разделяет?

Вонд, как и Стеррен, посмотрел вверх и вниз и, пожав плечами, ответил:

— Магия. Скорее всего проделки чародеев.

— Никогда не видел такого грандиозного магического действа, — заметил Стеррен.

— Наверное, это сделали боги, — сказал Вонд так, словно на него нашло озарение. — Легенды гласят, что они создали мир из хаоса. Желтая субстанция как раз может быть хаосом!

Стеррену это предположение показалось неубедительным. Сказания говорили, что Мир остался отколовшимся и оставшимся незамеченным куском, после того как Вселенная разделилась на Небеса и Инферно. Боги обнаружили осколок позже и помогли ему оформиться.

Кроме того, почему хаос должен быть желтого цвета? С какой стати он вообще должен иметь какой-то цвет?

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru