Пользовательский поиск

Книга Военачальник поневоле. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 34

Кол-во голосов: 0

Вонд уселся в мягкое кресло, стоящее у стены, и пробурчал:

— Не веселое. Но оно должно доставлять удовольствие.

— Это почему же? — поинтересовался Стеррен.

— Да потому, что я так хочу! — выпалил Вонд.

Стеррен не удостоил императора ответом. Повисла напряженная тишина. Наконец ворлок произнес:

— Больше я этим заниматься не намерен.

— Чем именно?

— Я не стану вникать в детали: кому что принадлежит, как наказать вора, где прокладывать дороги, как собирать налоги и сколько монет чеканить на монетном дворе. Все это я больше делать не буду.

— Но кто-то же должен этим заниматься, — заметил Стеррен, — иначе ваша Империя развалится на куски.

— Вот вы этим и займетесь! Вы ведь мой канцлер, если не ошибаюсь. Отныне ваша работа — заниматься всем, чем я не желаю себя утруждать. — На лице Вонда появилась несвойственная ему неприятная улыбка. — Утром я объявлю, что на вас возлагается обязанность управления Империей. Я же займусь строительством и захватами.

Стеррен уже давно боялся, что это может произойти. Ведь он, по существу, оставался единственным человеком, которому Вонд доверял. Для всех туземцев ворлок был чем-то вроде чудовища, обладающего сверхчеловеческой мощью и способного за один день сокрушить королевство. Ворлок со своей стороны считал своих подданных низшими существами и открыто их презирал. Другие маги — Аннара, Эдерд и Агор чурались Вонда и отказывались встречаться с ним. Вопреки уверениям императора, Стеррен не сомневался, что он чувствует себя безнадежно одиноким.

И одиночество заставляло Вонда проводить многие часы в беседах с бывшим военачальником, которому было кое-что известно об искусстве ворлокства и на которого императорское могущество не производило уже никакого впечатления. Все это превращало Стеррена в незаменимого компаньона правителя.

Стеррен предполагал, что однажды Вонд сделает его соправителем Империи.

Теперь, когда это произошло, он не был застигнут врасплох. Возможность была слишком заманчива, чтобы ею не воспользоваться. Участвуя в управлении, он сможет сделать гораздо больше для предотвращения тирании.

За последние месяцы он заметил, что решения Вонда часто были чересчур поспешны и непродуманны. Ворлока не волновало, кто прав, а кто виноват, что правильно, а что неверно — он лишь старался как можно быстрее отделаться от всех подобных проблем, не обременяя себя вопросами справедливости.

Теперь Стеррен сможет изменить сложившуюся практику.

Однако он не питал иллюзий по поводу своих управленческих способностей. Стеррен слишком хорошо знал себя и понимал, что очень скоро тоже начнет руководствоваться принципом собственного удобства.

— Я принимаю предложение при одном условии, — сказал он.

Вонд бросил на него сердитый взгляд:

— А кто вы такой, чтобы выдвигать условия?

— Я ваш лорд-канцлер, Ваше Императорское Величество, — почти ласково ответил Стеррен.

Вонд поерзал в кресле. Возразить ему было нечего.

— Что это за условие? — сурово поинтересовался он.

— Чтобы я мог по своему усмотрению подобрать себе советников, — ответил Стеррен. — Я уже сказал, что никогда не считал правление увлекательным делом, и не хочу волочить на себе все государство. Я, естественно, не возражаю против справедливой доли груза, но не больше чем вы желаю проводить дни, возвращая законным владельцам заблудившихся коров.

После недолгого размышления ворлок произнес:

— Что ж, это справедливо.

На следующее утро Вонд отправился покорять Хлурот, а Стеррен — формировать Имперский Совет.

Глава 34

По этому случаю гвардия канцлера наконец получила задание. Стеррен сэкономил массу времени, просто приказав Алдеру:

— Возьмите, сколько потребуется людей, но я желаю, чтобы леди Калира не позже чем через час была в этой комнате.

И уселся в маленьком кабинете на втором этаже замка Семмы.

Менее чем через час леди Калира уже бросала на него яростные взгляды, сидя по другую сторону стола.

— Чего вы хотите? — без всякой преамбулы заявила она.

Стеррен с удовлетворением отметил, что она не называет его предателем и не пытается оскорбить какими-нибудь более изощренными способами, на которые благородная дама была великая мастерица.

— Вашей помощи, — ответил он.

Сердитый взгляд несколько смягчился и в нем промелькнуло любопытство:

— Какого рода?

— Помощи в управлении Империей.

— Империей? — презрительно фыркнула дама.

— Называйте ее как хотите, — начал Стеррен. — Но нравится вам или нет, ворлок сумел объединить несколько королевств — не могу сказать сколько, потому что, пока мы говорим, он захватил по крайней мере еще одно.

За последние месяцы он значительно улучшил свой семмат и говорил теперь без всякого затруднения.

— Я позвал вас сюда не для того, чтобы спорить о названиях, — заключил канцлер.

Некоторое время оба молчали. Первой не выдержала леди Калира:

— Так что же вы предлагаете?

— Вам, видимо, известно, что Вонд назначил меня канцлером, — произнес Стеррен.

— Да, но мне неизвестно, что это означает, — кивнув, ответила она.

— Это означает, как недавно решил сам ворлок, что я отвечаю за все вопросы управления.

Леди Калира подумала и с улыбкой произнесла:

— И теперь вы хотите свалить все дела на меня?

— Не совсем так, — ответил Стеррен, — но вы недалеки от истины. Скажите, на кого мне следовало бы переложить свои обязанности?

— Следовало бы?

— Да. Кто, по вашему мнению, лучше всех справится с обязанностями и кто захочет справиться с ними. Что касается меня, то я обязательно их провалю.

— Неужели? — спросила она с усмешкой.

— Вне всякого сомнения.

— Полагаю, вы должны подробнее разъяснить мне, что именно имеется в виду.

— Я имею в виду создание Имперского Совета. Его члены будут, по существу, управлять Империей. Вонд не желает заниматься этим делом. Мне оно тоже не по душе. Кроме того, ворлок не задержится здесь надолго а я после его ухода, видимо, буду персоной нон грата. Группа уважаемых всеми аборигенов могла бы поддерживать порядок вне зависимости от того, что станет с Вондом или со мной.

— Но почему он не задержится здесь надолго? — спросила леди Калира, внимательно глядя на канцлера.

— Не могу вам этого сказать, — ощущая некоторую неловкость, ответил Стеррен.

— Несколько месяцев назад вы утверждали то же самое — но он все еще здесь.

— Пока здесь.

Леди Калира задумалась:

— Может быть, вы скажете, сколько еще времени он здесь пробудет?

— Не знаю. Может — месяц, а может — и год-другой. Но в любом случае не больше пяти лет.

— Вы наймете убийцу? — с издевкой спросила она. — Обратитесь к адептам культа Демерчана?

— Нет! — ответил Стеррен. — Зачем заниматься подобными глупостями? Во-первых, он никому не причинил никакого зла. Посмотрите на крестьян — как хорошо они начали жить! Никто, кроме свергнутой аристократии, не жалуется, даже ваше сословие не пострадало! Кроме того, теперь вам предоставляется возможность вернуться к управлению страной!

Леди Калира внимательно посмотрела на него и покачала головой:

— Не понимаю вас, Стеррен. Совершенно не понимаю.

— Это не важно, понимаете вы меня или нет. Я прошу вас помочь мне сформировать Имперский Совет. Думаю, семи членов будет достаточно — при таком числе голоса не смогут поделиться поровну. И я не хочу, чтобы членство в Совете передавалось по наследству — нам не нужны младенцы или сенильные старики. При этом члены Совета смогут сами назначать своих преемников. Я не хочу, чтобы в Совет входили свергнутые короли, — будет несправедливо, если мы, включив одного, не включим остальных. Надеюсь, что, как семманка, вы прекрасно понимаете, почему я этого не хочу.

При намеке на ее бывшего суверена леди Калира непроизвольно улыбнулась. Стеррен воспринял улыбку как знак одобрения.

— Полагаю, принцы и принцессы могут войти в Совет, но это уж вам решать, — продолжил канцлер. — Я незнаком со здешними аристократами. Мне хотелось бы подобрать людей, с которыми, по вашему мнению, можно было бы начать работу. Одно место, естественно, за вами. Эконом Алгарвен, по-моему, тоже неплохая кандидатура. Но и здесь я полагаюсь на ваше суждение. — После некоторого колебания он продолжил: — Наверное, будет не правильно, если все семь членов Совета окажутся семманцами, поскольку Семма — столичная провинция, два-три человека могли бы... Что вы на это скажете?

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru