Пользовательский поиск

Книга Военачальник поневоле. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 30

Кол-во голосов: 0

Порыв ветра поднял обломки, перегородившие одну из улиц, и, скатав их в огромный шар, унес прочь.

Таким же образом была очищена еще одна улица, а за ней — следующая.

Через двадцать минут Вонд убрал все обломки, оставив стоять более или менее сохранившиеся дома, и без остатка снес те здания, которые, по его мнению, ремонту не подлежали.

К сожалению, на месте осталась всего лишь половина поселения, да и то большинство построек лишилось окон, крыш, дверей, а у некоторых были сильно повреждены стены.

Вонд критическим взором окинул плоды своих трудов:

— Это — только начало.

И снова воздел руки к небесам.

Теперь обломки, уплывшие вдаль, возвращались обратно. Дерево, камень и тростник отделились друг от друга и, образовав ясно оформленные группы, зависли над поселением.

Непригодные отходы упали на отдаленное поле. Из них образовалась довольно большая куча.

Стеррена вдруг осенило — за последнее время он не видел в небе ни единого облачка. Для зимы в Семме явление крайне необычное. Уж не контролирует ли ворлок погоду, очищая небеса и делая условия своего труда более приятными?

Когда строительные материалы были рассортированы, Вонд выбрал один из домов и подверг его всестороннему изучению.

Тростниковая крыша и оконные ставни исчезли; в остальном здание сохранилось неплохо. Вонд взмахнул рукой и масса тростника, отделившись от облака, ровными рядами улеглась на крышу.

— А как насчет ставней? — поинтересовался Стеррен.

— К дьяволу ставни! Как, по-вашему, я смогу выбрать нужное из всей этой кучи?

— Я просто спрашиваю, — сказал Стеррен, пожимая плечами.

Восстановительные работы продолжались, а Стеррен и крестьяне с любопытством наблюдали за происходящим.

Дело уже шло к вечеру, но никто не осмеливался уйти с рыночной площади.

Стеррен заметил в толпе одного из своих солдат и приказал ему доставить еду и питье. Он не забыл спросить Вонда, не хочет ли тот подкрепиться.

Ворлок ответил отказом и продолжил строительные работы.

До Стеррена дошло, что он уже несколько дней не видит, как Вонд ест. В его недостроенном дворце — совершенно точно! — никакой еды не было. Неужели он поддерживает силы своим магическим искусством?

Скорее всего именно так и есть. Стеррен предпочел не задавать лишних вопросов и выбросил эту проблему из головы. Он проследил, как солдаты раздают хлеб, воду, сыр и сушеные фрукты. Затем подкрепился сам. Его меню отличалось от крестьянского только тем, что вместо воды он пил вино.

Восстановление поселения заняло довольно много времени. Оставалось привести в порядок еще три дома, когда солнце село. Но как только угас последний луч, ворлок взмахнул рукой и в вышине запылало оранжевое зарево, хорошо осветив его строительную площадку.

Закончив ремонт последнего дома, маг опустил руки:

— Вот так!

— Весьма, весьма впечатляюще, — одобрительно произнес Стеррен.

Вонд перегнулся через парапет:

— Отправляйтесь по домам! Если ваш дом исчез, ночуйте у соседей. Я позабочусь о вас позже!

Толпа зашевелилась. Некоторые крестьяне и в первую очередь дети уснули и сейчас стали просыпаться. Однако никто не уходил. Все молча взирали на ворлока и военачальника.

— Эй! Почему вы там торчите? — заорал Вонд.

Стеррен спокойно положил ладонь на его руку:

— Они не понимают по-этшарски.

Вонд несколько секунд непонимающе смотрел на Стеррена. Затем повернулся к толпе:

— Проклятие!

— Придется вам учить семмат, — кротко произнес Стеррен.

— Предпочитаю, чтобы они учили этшарский, — выпалил Вонд. — Я собираюсь построить империю и не намерен учить полдюжины языков, будь они прокляты!

— Что же, думаю со временем вам удастся сделать этшарский основным государственным языком, но сейчас никто из этих людей не понял ни единого вашего слова.

— Как, демоны их разрази, вообще возникли эти идиотские наречия? Ведь все эти крошечные королевства являлись частью Старого Этшара!

— Совершенно не представляю, — сказал Стеррен. — Но так или иначе они возникли. Может быть, это действительно дело рук демонов, а может быть, трюк правящих классов с целью удержать людей в одном месте.

Вонд посмотрел на поселение, залитое странным оранжевым светом:

— Думаю, мне потребуется переводчик.

— По крайней мере на первое время, — согласился Стеррен.

Несколько минут они стояли в молчании. Затем Вонд произнес:

— Поговорите с ними вы, Стеррен. Скажите, что те, кто захочет служить мне, могут прийти утром к дворцу. Я лечу домой.

С этими словами он поднялся в воздух. Стеррен помахал ему вслед и, свесившись со стены, закричал:

— Великий Вонд кончил работать! Отправляйтесь домой! Великому Вонду нужны слуги! Если вы хотите стать слугой Великого Вонда, приходите в его замок... — Он вспомнил слово «дворец» и повторил: — Приходите утром в его дворец! Если ваш дом не отстроен, ночуйте у друзей!

Крестьяне смотрели на Стеррена во все глаза. До военачальника донесся вопрос:

— Ради всех богов, кто это?

Юноша не знал, кого имеют в виду — Вонда или его самого. До вторжения в Семму его никто не видел в роли военачальника.

Через несколько секунд, когда сказанное дошло до сознания слушателей, они начали растекаться по восстановленным домам и лавкам.

Оранжевое сияние быстро затухало по мере того, как Вонд приближался к своей крепости. Но обе луны в небесах рассеивали темноту. Бросив последний взгляд на недостроенный дворец, мраморные стены которого поблескивали в темноте зловещей желтизной, Стеррен спустился со стены и отправился в замок.

Пока он не мог обвинить ворлока в склонности к тирании.

Но, несмотря на это, он знал. Империя Великого Вонда обречена.

Глава 30

Через девять дней после своего позорного бегства армия Ксиналлиона вновь промаршировала в Семму.

Внешняя часть дворца Вонда была почти закончена. Лишь вершина гигантской северо-восточной башни оставалась полностью открытой небесам, и ни одна из остальных крыш еще не была до конца покрыта черепицей.

Ворлока вряд ли беспокоили подтекающие крыши — он без труда мог предотвратить дождь. Кроме того, подумал Стеррен, течь в крыше не сможет принести вреда. Во дворце не было ничего, кроме голых каменных стен и полов. Он и Эдерд провели большую часть предыдущего дня, бродя по пустым залам и палатам, восхищаясь чистыми плоскостями белого мрамора. Вонд вел экскурсию, объясняя, что где будет находиться.

Полдюжины новых слуг ворлока молча следили за ними из своего импровизированного жилища, которому в свое время предстояло превратиться в кухни. Делать им было нечего. Уборка пока не требовалась. Питался Вонд нерегулярно, извлекая пищу из воздуха, едва почувствовав голод. Гардероба у нового правителя не было — он по-прежнему оставался в своей черной мантии ворлока.

Лестницы во дворце оставались еще незаконченными, и на верхние этажи можно было добраться только с помощью левитации. В некоторых комнатах отсутствовали окна.

Но даже недостроенный дворец выглядел весьма впечатляюще.

Наблюдая из окна своей комнаты в замке Семмы за появившейся у горизонта армией врагов, Стеррен размышлял о том, что подумают ксиналлионцы об этом вознесшемся в небо сооружении, которого не было здесь еще девять дней назад.

Его также весьма интересовало, что думают по поводу нового вторжения жители Семмы.

Стеррен вздохнул. Следовало предположить, что правители Ксиналлиона и Офкара не сдадутся после первой же битвы.

К счастью, после того как Вонд захватил Семму, это уже его проблемы.

Юноша видел, как в небо из неоконченной башни поднялся ворлок. Черный плащ развевался у него за спиной наподобие гигантских крыльев. Бывший военачальник ждал, предвкушая, как ксиналлионская армия окажется сметенной с лица Мира.

Однако ничего не произошло. Вонд исчез, опустившись на землю за своим дворцом и, видимо, ожидая приближения противника.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru