Пользовательский поиск

Книга Военачальник поневоле. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 24

Кол-во голосов: 0

Вскоре все они уже стояли у ворот замка, выстроившись в две ровные шеренги. Победители были окружены сотворенным ворлоком сиянием, которое не только привлекало внимание, но и заливало всю округу потоками золотого света.

Из-за зубца стены с опаской выглянул часовой.

— Эй! — закричал Стеррен, в последнюю секунду вспомнив, что надо говорить на семмате: — Я Стеррен, Девятый Военачальник, а это мои боевые друзья! Открывайте ворота!

Солдат растерялся.

— Но, милорд, — начал он, — захватчики...

— Враги бежали, — ответил Стеррен. — Война закончена!

Подозрительно оглядев руины поселения, где буря вызванная Вондом, начисто уничтожила основную часть сооружений, часовой спросил:

— Они действительно ушли?

— Все до единого, — заверил его Стеррен. — Мы победили.

— Стеррен, — произнес Вонд по-этшарски, — я мог бы выломать ворота.

— Знаю, — ответил на том же языке Стеррен. — Но будем терпеливыми. Дадим им еще пять минут.

— Хорошо, но не больше пяти.

Стеррен переключился на семмат:

— Маг, вызвавший ураган, теряет терпение. Он говорит, что, если через пять минут ворота не откроются, он разнесет их вдребезги.

Часовой отреагировал мгновенно:

— Хорошо, милорд. Открываю.

Прошло всего полторы минуты, и створки ворот распахнулись. Когда отряд вступил под арку, Стеррен заметил, как на лице ворлока промелькнула гримаса разочарования.

Часть третья

Ворлок

Глава 24

Стеррен ощутил некоторое беспокойство еще до того, как отряд вступил в тронный зал. Их слишком долго заставили ждать в приемной. Большая часть отряда восприняла это спокойно — семманцы привыкли к выходкам своего короля, а этшарцы просто не знали местных обычаев. Лишь Вонд проявил заметное нетерпение.

Стеррен уже подумывал, в какую изощренную форму может вылиться раздражение могущественного ворлока, когда их наконец пригласили войти.

Шагая по направлению к трону и обратив лицо к королю, как того требовал этикет, Стеррен стрелял глазами в разные стороны, рассматривая собравшихся в зале людей.

Солдаты, выстроившиеся неровными рядами по обе стороны ковровой дорожки, казались изумленными, некоторые — скучающими. Стеррену показалось, что никто из них не понимает, что происходит. Аристократическое население замка вело себя более эмоционально.

Перед Стерреном промелькнула целая гамма чувств: изумление, восторг, гнев. Но доминирующей реакцией на появление военачальника во главе своего отряда был плохо скрываемый страх. Это не сулило ничего хорошего.

Припомнив порожденный ворлоком разрушительный ураган, Стеррен решил, что подобная реакция не лишена оснований.

Он увидел королевских детей, толпящихся слева от трона. Глаза Луры и Дерета горели от возбуждения. Губы Нисситы были, по обыкновению, презрительно сжаты.

Лицо Ширрин светилось нескрываемым обожанием.

На положенном расстоянии от трона Стеррен остановился и отвесил поклон.

Вонд встал рядом с военачальником и снизошел до едва заметного кивка. Заметив это краем глаза, Стеррен облегченно вздохнул: в данной ситуации положение мог спасти даже незначительный знак почтения. Учитывая состояние страха, испытываемого большинством семманцев, и понимая, с какой легкостью страх переходит в ярость, молодой человек всеми силами старался избежать открытого проявления враждебности.

— Итак, ты наконец соизволил вернуться? — громогласно осведомился король, и надежды Стеррена на мирный исход дела сразу же рухнули.

— Мы вернулись, как только смогли. Ваше Величество, — ответил военачальник заискивающим тоном, отработанным многолетним общением с кредиторами и владельцами таверн. — Дули неблагоприятные ветры.

— Но ты же возил с собой магов, разве не так?

— Только на обратном пути, Ваше Величество. И ни один из них не мог... повернуть ветер, — пояснил Стеррен.

Король молча смотрел на него, наливаясь краской, затем последовал взрыв.

— Значит, ты утверждаешь, что легкий бриз, который мы наблюдали сегодня, прилетел в Семму с гор?

Стеррен беспомощно заморгал.

— О нет. Ваше Величество. Это была работа... Вонда Ворлока. — Он показал на стоящего рядом мага. — Однако это заклинание... было новым... хм... он изучил его только во время обратного пути.

Как же ему хотелось получше знать семмат! Мало того что несколько последних шестиночий он говорил в основном по-этшарски, и без практики его небогатые языковые навыки несколько зачахли, сейчас нескрываемая враждебность короля заставляла его нервничать и забывать даже те слова, которые он знал.

Услышав свое имя, Вонд слегка поклонился.

— Ах вот как! Выходит он, вместо того чтобы биться с захватчиками, совершенствовался в своем — проклятом ремесле? — ядовито заявил король.

Стеррен был потрясен таким подлым вопросом:

— Ваше Величество, Вонд практически единолично разгромил армии Офкара и Ксиналлиона.

— Скажите пожалуйста, какой герой! Единственный ураганчик, и враг бежит! Мне кажется, что своим суровым видом он надеется выбить из нас побольше денег. Он ошибается! Золото и драгоценные камни, которые я дал тебе, — и так слишком жирно за такой жалкий спектакль!

Стеррен не знал, что ответить, но он уже явно испытывал симпатию к правителям Офкара и Ксиналлиона, начавшим вторжение.

— Кроме того, — продолжал король, — война не окончена. Вы выиграли единственную битву. Мне придется направить послов и в Офкар, и в Ксиналлион для заключения мира и определения его условия. Если бы ты добился капитуляции, вместо того чтобы учинять разгром, то смог бы сразу договориться с военачальниками и не заставлял бы нас попусту тратить время.

Стеррену эта проблема показалась не стоящей выеденного яйца, но он предпочел промолчать.

— И еще, — сказал король, — посмотри, какое свинство оставили после себя твои люди! Половина поселения разрушена, всюду грязь, ураган снес половину черепицы с крыши замка и сорвал знамена с флагштоков! Это просто ужасно! Вряд ли твои маги согласятся замарать ручки, чтобы убрать за собой! Молчи, военачальник! Ни слова! Я не стану умолять этих чужеземцев о помощи. Раздай им деньги и пусть убираются к демонам! Мои люди позаботятся обо всем!

Фенвел махнул рукой, приказывая им удалиться, но Стеррен не спешил.

— Ваше Величество, — выдавил он, стискивая зубы, стараясь никак не показать свое раздражение, — не я начал эту глупейшую войну. Но я закончил ее так быстро, как смог. Я... я надеялся, что вы... что вы проявите больше...

Семмат полностью отказывался служить ему.

— Благодарности? — Фенвел не скрывал насмешки. — За выполнение обязанностей, которые тебе надлежит выполнять по рождению? Если бы ты бился с врагами достойно — мечом и щитом, то, возможно, заслужил бы большее уважение. Но ты использовал магию. Это действия торговца, а не военачальника.

— Мне ничего не надо! — воскликнул возмущенный Стеррен. — Благодарность нужна магам! Они оставили дом, чтобы сражаться за вас!

— Я не звал их, — ответил король Фенвел. — Кроме того, им заплатят. Да и кто они такие, во имя демонов?! Нищее отребье, шайка оборванцев!

Стеррен посмотрел королю в глаза и заставил себя успокоиться.

— Разрешите мне их представить, Ваше Величество?

— Представляй. — Король небрежно махнул рукой.

— Вонд Ворлок, из Этшара Пряностей, — переключившись на этшарский, он произнес: — Вонд, перед вами Его Величество Король Семмы Фенвел Третий.

Вонд подчеркнуто, не скрывая презрения, поклонился.

— Аннара из Крукволла, дипломированная чародейка.

Аннара сделала глубокий реверанс. Король ответил вежливым кивком.

— Шенна из Чатны — волшебница.

У Шенны реверанс получился скорее резко, чем грациозно. Юбка волшебницы была настолько пропитана влагой и грязью, что их брызги достигли толпящихся у стен придворных.

— Чатна? — спросил король. — Где это?

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru