Пользовательский поиск

Книга Военачальник поневоле. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

Часть вторая

Война

Глава 18

Стеррен, дрожа, стоял рядом с правой пристяжной лошадью и с отчаянием разглядывал костры военного лагеря. От дыхания кобылы поднимались клубы пара, запах ее пота резко бил в ноздри военачальника. Тяжелые капли дождя падали на старую повозку, купленную в Акалле, на укрытые капюшонами головы шести магов и на только что оставленное хозяином место кучера. Четверо верховых семманцев топтались неподалеку.

— Я думал, что они нападут весной, — повторил Стеррен.

— Мы все так считали, — ответила леди Калира. — Раньше они всегда ждали до весны.

Ее голос звучал тускло и безжизненно. Стеррен проклинал себя за то, что отказался купить ветер для парусов, чтобы ускорить путешествие.

— Похоже, один из их военачальников испытывает так же мало почтения к традициям, как и я, — отрешенно заметил он.

— Или, может быть, они прослышали о вашем отсутствии и решили, что это самый благоприятный момент для нападения, — предположил Алдер.

— Скорее всего они прослышали, что он отправился за этими проклятыми магами, и решили захватить замок, прежде чем мы вернемся, — пробормотал Догал.

Стеррен проигнорировал эту реплику. Главное сейчас — решить, что делать дальше.

Сидевший в нем эгоист предложил вернуться назад в Акаллу. Ведь это не его вина, что он отрезан от замка и его защитников. Кто посмеет сказать, что он не исполнил свой долг?

Военачальник бросил взгляд на леди Калиру. Эта посмеет, да и его совесть будет нечиста. Он уезжал, чтобы привезти магов. Теперь он здесь, здесь его маги, здесь война. Война началась немного раньше. Ну и что?

Сейчас нужно придумать, как лучше использовать магов, которых удалось нанять. Дело зашло слишком далеко, следует хотя бы попытаться, уговаривал себя Стеррен.

Если, несмотря на все его старания, замок падет, он сможет бежать с чистой совестью. Даже леди Калира не посмеет упрекнуть его.

Но что можно сделать с шестью жалкими магами?

— Что нам теперь делать? — спросила с повозки Аинара. Вопрос прозвучал эхом его собственных мыслей.

— Вы уверены, что замок осаждают? Может быть, это какое-то местное празднество? — предположил один из волшебников.

Стеррен не знал, кто именно высказал эту нелепую идею — Хамдер или Эдерд (он еще не различал их голоса), — и не стал отвечать. После некоторой паузы военачальник произнес короткую речь:

— Теперь все в ваших руках, друзья! Я пригласил вас для того, чтобы вы сражались в этой глупой войне! Ваша первая задача состоит в том, чтобы снять осаду с замка!

— В такой дождь?! — простонала Шенна из Чатны. Два других волшебника зашикали на нее.

— Не затыкайте мне рот! — завопила она. — Я замерзла и промокла! Мне не нравится это место, и я вообще жалею, что приехала сюда!

Хамдер и Эдерд посмотрели друг на друга с несчастным видом. Затем Эдерд, сидевший сбоку от Шенны, поднял обе руки в странном жесте, как бы обнимая воздух.

Шенна сразу замолкла, но на ее лице сохранилась гримаса неизбывного страдания.

Семманцы в недоумении следили за происходящим. Ни один из них так и не научился хотя бы нескольким этшарским фразам. Маги, в свою очередь, не тратили времени на изучение семмата. Все шестеро предпочитали полагаться на Стеррена, вместо того чтобы попытаться осилить незнакомое наречие. Только теперь он понял мудрость леди Калиры, запретившей использование этшарского во время его первого путешествия на юг. Чтобы быть понятым, Стеррену волей-неволей приходилось учить семмат. Маги же запомнили всего несколько слов — для них это была забава, а не вопрос жизни и смерти.

Вслед за вспышкой Шенны со стороны остальных магов никаких дельных предложений не последовало. Все ждали указаний от него.

Стеррен подавил вздох. Чем он заслужил такую горькую участь? Почему он, собственно, должен руководить? Стеррен некоторое время молча взирал на волшебников, потом сделал знак Хамдеру.

Молодой человек перевалился через край повозки, плюхнулся ногами в грязь и, повинуясь главнокомандующему, зашлепал в направлении заброшенной фермы. Они остановились под прикрытием карниза крыши.

— Волшебники способны читать мысли? — спросил Стеррен.

Несколько замешкавшись, Хамдер неохотно произнес:

— Иногда.

— Прекрасно. Сейчас в двух лигах от нас находится две сотни умов. Мне хотелось бы знать, о чем думают и что планируют некоторые из них. Во-первых, мне надо узнать, кто эти люди. Объединились ли Офкар с Ксиналлионом, или один из них подставил ножку другому? Если это тайное нападение, мы можем попытаться вступить в союз с облапошенным королевством.

Хамдер выглядел несчастным.

— Милорд Стеррен... — начал он.

— Да бросьте вы эти штучки с «милордом», особенно когда мы говорим по-этшарски! — прервал его Стеррен.

— Хорошо, ми... хорошо, сэр. Но вряд ли мне удастся что-то узнать. Я сомневаюсь, чтобы кто-то из этих людей думал на этшарском.

— Думает на этшарском? — уставился на него Стеррен.

— Да, сэр. Ведь люди стремятся думать словами или теми понятиями, которые воплощены в слова.

— Следовательно, вы не можете читать мысли людей, если не знаете их языка?

Хамдер кивнул, но сразу поправил себя, покачав головой:

— Есть исключения. Если находиться вблизи объекта и сосредоточиться, иногда можно уловить общий смысл. Именно поэтому мы, волшебники, очень быстро обучаемся языкам.

— Вы быстро обучаетесь языкам?

— Ну конечно же! Волшебники славятся этим даром!

— Я не слышал, чтобы вы говорили на семмате.

Хамдер открыл рот и произнес:

— Разве мы должны были его учить? Я считал торопиться некуда.

— Вы считали, что мне нравится служить переводчиком? — заметил Стеррен.

— О... — повторил явно смущенный Хамдер. — В таком случае прошу прощения, сэр.

— Чепуха, — отмахнулся Стеррен. — Вы можете рассказать мне что-нибудь о тех, кто сидит сейчас у костров?

— Не знаю, сэр. Боюсь, что с такого расстояния не смогу.

— Я разрешаю вам приблизиться.

Хамдер посмотрел в сторону костров, затем перевел взгляд на Стеррена:

— Нельзя ли отложить дело до утра? Боюсь, что по ночам они нервничают и пребывают настороже...

Стеррен вздохнул:

— На войне люди пребывают в этом состоянии постоянно. Впрочем, не переживайте по крайней мере пока.

Он повернулся, чтобы уйти, но тут же остановился:

— Остальные волшебники... Полагаю, они дадут мне такой же ответ?

— Думаю, что так, сэр, но у каждого из нас своя специализация.

Стеррен кивнул и отпустил Хамдера. Тот затопал по грязи обратно к повозке, а военачальник жестом пригласил Эмнера — своего второго чародея — приблизиться к фермерскому дому.

Эмнер соскользнул с повозки и подошел к Стеррену.

— Вы ведь чародей?

Эмнер выжидающе кивнул.

— Для чародейства возможно практически все, не правда ли?

— В благоприятных условиях при наличии необходимых ингредиентов и правильно выбранном заклинании, — рассудительно ответил Эмнер, — чародейство способно почти на все.

— Но вы лично, я полагаю, ограничены в своих возможностях.

— Да, — незамедлительно ответил Эмнер. — Ограничен и весьма.

Стеррен кивнул и, указав в сторону замка, произнес:

— Вражеская армия осаждает замок, который вы согласно нашему договору обязались защищать. Можете ли вы что-нибудь предпринять?

Эмнер глубоко задумался. Он посмотрел в сторону вражеского лагеря, затем, послюнявив палец, выяснил направление ветра и внимательно изучил восточную сторону горизонта.

— Не знаю, — наконец проговорил чародей. — Мне известны кое-какие заклинания, которые могут оказаться полезными на войне, но я понятия не имею, как ими воспользоваться в данной ситуации. Если бы ветер дул от нас, я бы левитировал в их направлении, прикрывшись снизу магическим щитом на случай, если меня заметят, и посмотрел бы, что там происходит. Однако ветер очень слаб, да и дует он с севера, а мне надо двигаться на восток. Заклинанием для направленного полета я не владею. Мне известно заклинание, способное ввести человека в состояние транса и сделать его более покладистым. Если мы захватим кого-нибудь, я сумею развязать самый упрямый язык, но я не могу придумать, как... хм... — Чародей замолчал.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru